«В 42-м ели березовую кору и кожу амуниции»

 

Дорогие ветераны

«Вечерка» продолжает наш совместный с Днепропетровским городским советом ветеранов проект

4 июля 90 лет исполнилось  ветерану Великой Отечественной войны, инвалиду второй группы, жителю Днепропетровска Константину Ивановичу Костромцову. Пришедшего его поздравить с юбилеем журналиста-тезку он, давний читатель нашей газеты, встретил шквалом вопросов: «Как живет редакция? А какие планы у моих любимых авторов?  Чем новым порадуете на своих страницах?».
90 лет назад он родился в красивом поселке Новолимаревка Луганской области. Появился на свет вместе с близнецом-сестрой Леной, у которой оказалась короткая и трагическая судьба. Оставшись в оккупации, Лена была расстреляна озверевшим фашистом всего за день до освобождения родного поселка.
- Новолимаревка знаменита основанным еще в 1822 году конезаводом, на котором выращивали чистокровных английских и орловских скакунов, - рассказывает Константин Иванович. – На нем работал и мой отец Иван Лукич – участник Первой мировой и гражданской войн. Еще школьником на земле был приучен работать и я. А после школы поехал учиться в Феодосию на агронома, мечтал вернуться в родное село. Увы, доучиться мне не было суждено – грянула война.
Ее он стрелком-пехотинцем прошел практически с первого дня и до самого Дня Победы. С горечью вспоминает односельчан-сверстников Володю Иваненко, Леню Сапельника, Сашу Кононенко, пять братьев Шевцовых и многих других, которые не  вернулись с фронта. Выжили из односельчан его года рождения всего двое…
Почти три года Константин Костромцов участвовал в боях в составе 2-й Ударной армии на Ленинградском фронте. Начинал солдатом 24-й отдельной стрелковой бригады, победу встретил старшиной. Первым боевым крещением стал контрудар Красной Армии, в ходе которого освободили Тихвин и Кириши. Но наступление было недолгим…
- До сих пор с содроганием вспоминаю первую фронтовую зиму, - признается ветеран. – Морозы доходили до 55 градусов, солдаты насмерть замерзали в ботинках и обмотках. А когда началась весна, нас называли «болотными частями» - полное бездорожье, без настила пройти невозможно, мы плавали в непроходимых Мгинских, Синявинских, Любанских болотах. Слабым местом на нашем участке фронта был коридор у Тесного Бора. В результате 19 марта 1942 года мы в первый раз оказались в окружении, а в мае – вторично. Не хватало боеприпасов, а еды не было вообще. В  пищу шли березовая кора, кожаные части амуниции, конина и мелкие животные. Курящие употребляли мох, лишайник и конский помет. Однако в этих труднейших условиях Вторая Ударная выстояла. Мы даже готовились к прорыву ленинградской блокады. И разорвали бы ее на год раньше, если бы не предательство генерала Власова – тогдашнего командующего 2-й Ударной, который на рассвете вместе со своим штабом удрал к фашистам. «Огненный коридор» снова оказался закрыт, из окружения нам приходилось выходить крошечными группами. Длина коридора была 7 километров, и каждый метр был адом, проход днем и ночью простреливался из всех видов оружия, поливался огнем юнкерсов и мессершмидтов. Выйти к своим через «Долину смерти» удалось очень немногим…
Прежде чем прорваться из окружения, Константину Костромцову с тремя сослуживцами семь суток (!) пришлось ползти и скрываться от пуль в этом адском коридоре. Но они прорвались – мокрые, голодные, с окоченевшими руками и ногами. Дойдя до нашего ледяного дзота, рухнули в нем едва живыми. И только сутки спустя проснулись от страшного холода. Костромцов попал в госпиталь с крупозным воспалением легких.
Но к январю 44-го, когда 2-я Ударная армия прорвала блокаду, он снова был в строю. До сих пор без слез он не может вспоминать о том, какими страшными голодными, оборванными дистрофиками увидел жителей героического города на Неве. Они едва находили силы, чтобы обнять своих освободителей. После снятия блокады Константин Иванович в составе уже 48 Краснознаменной стрелковой дивизии освобождал Латвию, Литву, Эстонию.  А запомнившийся на всю жизнь День Победы встретил на границе Румынии и Болгарии. Хотя вообще-то думал, что окажется в… Японии.
- В апреле 45-го нашу 48 дивизию погрузили в товарные вагоны и повезли сначала на восток, - вспоминает Константин Иванович. – Но планы быстро переменились, и нас отправили в сторону Бухареста, где как раз началось восстание профашистских сил. К мятежникам подтянули наши танки из Венгрии, и все быстро закончилось. Мы как раз стояли на опушке леса. Когда объявили, что войне конец, я, не помня себя от радости, схватил свой ППШ и выпустил в небо все три диска патронов. А румыны от этой стрельбы страшно  перепугались – думали, война возобновилась. Правда, когда разобрались что к чему, из своих подвалов повыкатывали бочки с замечательным вином.
До 1947 года Костромцов находился в Румынии. А после окончания в 1952 году Ленинградского училища Госбезопасности получил назначение в Днепропетровское областное управление КГБ и 12 лет проработал на этой непростой службе. После ухода в отставку в звании подполковника (сейчас – полковник в отставке) еще много лет трудился на благо ставшего родным города.  И поздравляя ветерана с юбилеем, мы от имени всех горожан желаем ему здоровья и долгих лет жизни!
Константин ШРУБ

Loading...
Loading...