Тайны трех портретов

 

В любом музее есть свои загадки, разгадать которые предстоит тем, кто к этому стремится всем сердцем.

Одно из подтверждений тому – история с картиной «Женский портрет», которая долгое время приписывалась кисти великого голландца Рембрандта.

Однако последние исследования показали, что автор шедевра, скорее всего,  - неизвестный художник. И кто знает, сможем ли мы когда-нибудь узнать его имя?..
Однако «Женский портрет» (кстати, кто именно изображен на нем, тоже загадка)  - это далеко не единственный «незнакомец» в коллекции Днепропетровского художественного музея. Сегодня мы хотим остановиться еще на трех картинах, имена авторов которых – пока тайна за семью печатями. Все они попали в ДХМ из коллекции историка Дмитрия Яворницкого, которая легла в основу Екатеринославского музея им. Александра Поля. Настоящей жемчужиной среди них можно назвать «Портрет Ивана Мазепы» конца XVIII века. Нужно сказать, что вообще живописных  и графических изображений мятежного гетмана сохранилось крайне мало. А связано это с тем табу, которое было наложено в Украине (Малороссии) на личность предателя. Разыскав портрет, на котором, скорее всего, был изображен именно Мазепа, в фамильной галерее известных потомков старинного казацкого рода Родзянко в селе Попасное, Яворницкий в начале XX века выставил его на суд публики. Тут же возникла версия-легенда о том, что этот портрет  - не что иное, как повторение монументального портрета Ивана Мазепы с росписей Успенского собора Киево-Печерской лавры. Именно там было принято изображать меценатов украинской церкви: портреты самых щедрых благодетелей выносились в праздники для участия в церковных процессиях.
Росписи собора были полностью уничтожены в 1834 году – их замазали «дикой краской». А вот портреты Ивана Мазепы и Богдана Хмельницкого уцелели. Именно такую картину сегодня могут увидеть днепропетровцы в основной экспозиции художественного музея – на втором этаже (напомним: адрес музея – ул. Шевченко, 21).  Прямо скажем, на нем Иван Мазепа – не красавец, однако вид у героя портрета очень торжественнный. Лицо  немолодого гетмана печальное, но очень благородное, с «польскими» усами. В правом верхнем углу картины виден герб, который к Мазепе отношения не имеет, однако это не значит, что портрет неподлинный, поскольку на портрете Богдана Хмельницкого тоже изображен не его личный герб, а знак Войска Запорожского. А на то, что Мазепа был генеральным есаулом запорожским, указывает надпись вокруг герба. Именно там и зашифровано такое предложение: «Иван Мазепа, гетман запорожского кошевого казацкого славного православного рыцарства».
- Образ праведного гетмана отлично вписывается в концепцию старинного портрета – украинской   казацкой парсуны XVII-XVIII веков, - рассказал «Вечерке» ведущий сотрудник ДХМ Игорь Труш. - Слово «парсуна»  - родственное слову «персона», так называли старинные портреты, созданные под влиянием иконописи. Таков и «Портрет епископа Иосафа Горленко», написанный во второй половине XVIII века. Мы точно знаем, что он – посмертный. При жизни Горленко был так почитаем, его проповеди пользовались таким успехом, что легенды о нем ходят до сих пор. Епископ был причислен к лику святых, и все его изображения – в том числе и наш портрет, считаются чудотворными!
И, наконец, третья картина неизвестного мастера – это «Портрет попадьи Кремиянской», написанный в 80-е годы XVIII века. Известно, что эта женщина жила в Никополе – в одной из последних казацких паланок. Именно на нем можно хорошо проследить переход от иконописи к светской живописи, который осваивали художники той эпохи.  Наверняка портрет этот заказной и парный – где-то хранится портрет и самого попа. Вот только где?..
Юлианна КОКОШКО

Loading...
Loading...