Тайна бабушкиного фотоальбома

 

В доме моей бабушки, Валентины Егоровны Лебединец, всегда хранилось множество фотоальбомов. Они были разные – квадратные и прямоугольные, потолще и потоньше, в обложках из кожи, коленкора и ткани.

В детстве я обожала листать их, подолгу рассматривая черно-белые фотографии маленькой мамы с удивительными для меня старомодными игрушками и молодой бабушки с красивой прической «волнами», свадебные портреты многочисленных родственников...

Все альбомы, включая даже самый роскошный, с обложкой из красного бархата, мне разрешалось брать беспрепятственно – они были сложены стопкой на полке в шкафу. Не давала мне в руки бабушка почему-то лишь один – маленький и весьма скромный на вид картонный альбомчик, листы которого скрепляла узорчатая тесемка. «Вот немного подрастешь – тогда вместе и посмотрим», - отвечала бабушка на все мои просьбы показать заветный альбом, храня его в своей тумбочке, которая запиралась на маленький ключ. 
Впервые допущена к бабушкиному сокровищу я была лет в 14 – видимо, она решила, что я уже достаточно повзрослела и поумнела. Оказалось, в потертом альбомчике «хранятся» бабушкины детство, юность и молодость: начинался он с ее детских и подростковых снимков и заканчивался свадебными фото с моим дедушкой. Причем каждую фотографию сопровождала пара написанных от руки поэтических строк – много лет назад бабушка подобрала к каждому снимку что-то вроде эпиграфа...
...Вот фото маленькой девочки с коротко подстриженной челкой и смешным бантиком на макушке – это моя бабушка в третьем классе. Хотя уже здесь взгляд у нее не по годам серьезен - с восьми лет, после ранней смерти родителей, бабушка воспитывалась в детдоме, там же оказались и пять ее родных сестер. Свою маму бабушка совсем не помнит, а вот портрет отца чудом сохранился – из альбома строго смотрит широкоплечий усатый мужчина в папахе, похожий на Чапаева, – это мой прадедушка Егор Данилкин. А вот на фотографии обнялись две девочки подросткового возраста - это бабушка со своей младшей сестричкой Пашей – кстати, они с детства и до сих пор очень похожи. Под фото – трогательная подпись: «Там, где мир шумит огромный, среди толпы со мной лишь ты...»
Но больше всего меня заинтересовало фото юной нарядной бабушки с красивым молодым человеком – сняты они явно в фотоателье, причем по моде того времени: парень сидит, а девушка стоит рядом, прижимая к груди пышный букет цветов.
- Это Володя, моя первая любовь, - печально улыбаясь, говорит бабушка. - Мы познакомились, когда нам было по 16 лет, начали встречаться, мечтали пожениться, но в начале 44-го он погиб, освобождая Корсунь-Шевченковский. 
На память о Володе у бабушки остались лишь это совместное фото, сделанное во время поездки в город за покупками, цепочка с медальоном, которые любимый подарил ей в тот же день, и пожелтевшее от времени фронтовое письмо, в котором Владимир поздравляет ее с наступающим 1944 годом. В нем есть такие строки:
«Мое золотко, ты встречаешь Новый год в квартире, а я сижу в окопе и ожидаю, когда покажется фриц, чтобы начать новый год своей службы боевым подвигом против оккупантов!... Целую тебя в твои голубые глазки, твой вечный друг Володя».
Спустя почти 10 лет, когда моя бабушка уже вышла замуж за дедушку и у них родился первенец – моя мама, на новорожденную приезжала посмотреть сестра Володи – Роза. Она долго стояла у кроватки, улыбаясь и одновременно утирая слезы: «Ведь это могла быть дочка нашего Володи...»
В память о первой любви бабушка назвала Владимиром своего сына, который родился через 20 лет после начала войны, в 1961-м...
В послевоенные годы моя бабушка закончила днепродзержинское педучилище и всю жизнь проработала учительницей младших классов. Кстати, на снимках с однокурсниками и коллегами она выделяется не только красивой прической и пронзительным взглядом (в молодости у нее были очень густые волосы и огромные васильковые глаза), но и своими нарядами. В то время как все одевались в простенькие платья из ситца и бесформенные жакеты, бабушка щеголяла в крепдешиновых костюмчиках и приталенном пальто.
- Свои наряды я много лет шила себе сама, - вспоминает, улыбаясь, Валентина Егоровна. - Каким-то чудом доставала отрезы ткани и шла к знакомым, у которых имелась швейная машинка (в послевоенные годы это была большая редкость!). За то, что они разрешали изредка ею пользоваться, шила какие-то вещи и для них, так и наряжалась....
26 августа этого года моей любимой бабушке исполнится уже 86 лет, но она по-прежнему хорошо выглядит, пользуется косметикой и духами, знает, что такое электронная почта и цифровой фотоаппарат. Хотя к цифровому фото у нее немного предвзятое отношение – бабушка считает, что мгновенно полученные электронные снимки, десятки которых мы небрежно храним в компьютерных папках, вовсе не вызывают того трепета и восторга, как ретрофотографии, которые 70 лет назад казались почти волшебством. И знаете, когда я беру в руки ее довоенный фотоальбом, я с ней полностью согласна....
Ирина КАДЧЕНКО

Loading...
Loading...