Сундук дьявола

 

Если вы были очевидцем или участником странного явления или увидели НЛО, если с вами приключилась необычная история, звоните по тел. (056) 374-34-27 или пишите на электронную почту: roman-chuk@rambler.ru

По сюжету истории, рассказанной Натальей Иннокентьевной Цацурой, наверняка можно было бы снять сериал, попади она на глаза какому-нибудь режиссеру. В кратком же виде она звучит так.

Чертовы цацки
Рассказывает Наталья.
- В детстве я часто гостила у бабушки Степаниды Митрофановны, проживавшей в городке Вышний Волочек. Ее дом стоял на самой окраине, а сразу за ним шла стена густого леса, в который люди отваживались заходить не далее чем на несколько метров. Каждый год кто-нибудь обязательно терялся в чаще, и не всегда удавалось найти заблудившегося.
Бабушку  из-за ее знания трав и разных способов гадания называли колдуньей. Впрочем, без обид. Она многих за свою жизнь поставила на ноги, могла и судьбу предсказать, и дать совет, как избежать нежелательных событий.
Перед домом был огромный двор с гумном посередине. И мы, детвора, любили там играть. В дождливые дни прятались на горище – высотой с полтора человеческих роста, уставленном всякими старинными вещами. Сам дом построил еще   прадед бабушки, Афанасий Загуляй-Перевертинский,  богатый купец. Согласно семейной легенде, место он выиграл в карты в трактире у самого черта, когда служил на царской службе. Потому и называли его – у черта на куличках. А в узорах покрывающей дом резьбы усматривалась фигура с хвостом – таково якобы было условие сделки. Кстати, раньше на этом месте было болото, которое прадед осушил, когда вступил во владение.
Чтобы я не лазила без спросу на огромное горище, бабушка пугала меня рассказами о том, что ее прадеду черт тогда якобы передал на хранение часть утвари, уговорившись, что ни выбрасывать ее, ни передаривать он не будет.
Однажды бабушка взялась наводить там порядок, поскольку нужно было  перекрывать крышу. Я помогала ей двигать рухлядь, разбирать  сваленные в беспорядке вещи. Чего там только не было – зеркала ХIХ века самых разных размеров, шкатулки с бусами, сундучки, деревянная обувь, лапти и прочее, и прочее. Бабушка называла всё это «чертовыми цацками». Совсем старое мы выбрасывали и сжигали, другие вещи аккуратно складывали под стропила. На другой день я пригласила ребят посмотреть на эти находки. Но, видимо, не надо было трогать старые вещи, потому что с тех пор по ночам нам часто слышались сверху то шорохи, то стуки, то завывание. В конце концов бабушка заперла горище на замок и запретила туда лазить.
После того лета больше к бабушке я не ездила. Какое-то время мы переписывались с ней, и как-то она написала, что когда девушка «набирается соку», бывать ей в этом доме опасно: появляется неведомо откуда пригожий молодец и увозит ее, и больше никто ее никогда не видит. Может, и не молодец это вовсе, а сам черт, который в свое время уступил территорию солдату. Так пропала сестра бабушки, а до нее – тетушка со стороны матери.
Ни в какого черта я, как нормальный человек, разумеется, не верила. Но предание есть предание.
Бабушкин подарок
- Я была уже давно замужем и воспитывала шестилетнюю дочурку Ирочку, нашего позднего ребенка, когда получила известие о смерти бабушки. Надо было ехать в Вышний Волочек. Но пока добрались, бабушку уже похоронили соседи. Мы решили остаться и определиться с домом. Размерами-то он был большой, но продать его в таком месте, чувствовали, будет затруднительно. Поэтому после пары попыток остановились на том, что сделаем из него летнюю дачу. И с этим принялись приводить его в порядок.
Ирочке тут очень понравилось. У нее даже появился друг Гриша Аркебузов, с которым они резвились на дворе. До этого у дочки не получалось сходиться с детьми, она росла замкнутой, поэтому  я очень обрадовалась, что у нее появился друг. Удивляло лишь, что заходить в дом мальчик категорически отказывался, все время молчал, а одет был при любой погоде в одно и то же: безрукавку, накинутую прямо на голое тело, и короткие штанишки. Да и периодами казался каким-то странным: замирал на месте, глядя куда-то отрешенным взором. Поэтому уходить с ним со двора мы Ирочке строго запретили.
И вот как-то, когда я получше познакомилась с соседями, пожилыми сестрами Воскобойниковыми, сели мы с ними на завалинке. Дело шло к ночи, на небе догорал закат, раззолотивший сполохами речушку. Красиво до боли в груди. Сидим, любуемся. Я рассказала про Ирочку и ее дружбу с Гришей.
- Какой Гриша? – удивились соседки, знавшие тут каждую собаку.
Я описала. Они переглянулись.
- Аркебузов, говоришь? – спросила старшая сестра. – А где сейчас твоя дочка? – осторожно так.
- Спит, наверное.
Я кинулась в дом, а Ирочки нет. Сразу возник страх, что Гриша мог заманить ее в лес, а там и заблудиться недолго.
Но сестры посоветовали подождать немного и рассказали такую историю. Лет тридцать назад на другом конце городка поселилась семья Аркебузовых, приехавшая с Урала, где у них от лесного пожара сгорел дом со всем подсобным хозяйством. И был у них сын Гриша, хороший, но немного забитый мальчик. Помочь погорельцам старался каждый. Степанида же Митрофановна подарила Аркебузовым целый воз утвари: корзины, лукошки, садовый инструмент, сундуки. И сказала:
- Нам это барахло бесполезно, а вам пусть принесет удачу.
Гриша и волк
Стали обустраиваться. Григория в конце концов приняли в дворовую компанию, но вскоре после того он неожиданно пропал. Где только его ни искали – все было напрасно. Решили, что ушел в лес  и заблудился. А может, волки загрызли. Их в тот год много развелось, не успевали облавы устраивать.
Родители погоревали-погоревали, да и съехали. Лет десять дом простоял пустым, а потом решили его сносить из-за новой трассы. Стали разбирать нехитрое имущество и в одном из сундуков под ворохом старых писем и других бумаг нашли детские косточки. Как мальчик оказался внутри бабушкиного подарка (то ли прятался там во время игры в прятки, то ли ребята над ним подшутили), так и осталось тайной. Так же, как и то, кто именно навесил на сундучок замок перед тем, как закрыть горище. Хочется думать, что по неведению. Вот так и получилось, что бабушка стала невольной виновницей гибели мальчика. Соседи отнесли злосчастный сундук, прозванный сундуком дьявола,  и кинули на ее дворе. Что с ним делать, бабушка не знала: то ли хоронить, то ли извлечь косточки и захоронить отдельно. Поэтому снесла на гумно и там оставила в сухом месте.
Я вспомнила, что именно там любил играться с Ирочкой Гриша, и обомлела.
А пока ждала дочку, сопоставила даты и поняла, что пропал Гриша как раз после моего отъезда из Вышнего Волочка, когда мы с бабушкой наводили на горище порядок. И еще вспомнила, как бабушка говорила в шутку, что ни дарить, ни выбрасывать эту утварь якобы нельзя. Но все же, нарушив давний запрет, подарила.
Чудесное спасение
По утрам в Волочке зачастую бывают туманы. За белесой дымкой ничего не видно, только контуры. Но как только прорезались первые лучи солнца, кинулась я на гумно искать проклятый сундук. Перерыла всё что можно, но вместо него нашла… почти бездыханную Ирочку. Потом, когда ее привели в чувство, она рассказала, что якобы увидела днем волка (за которого, по всей видимости, приняла соседскую собаку огромных размеров) и спряталась от него в сене. А потом то ли от нехватки кислорода, то ли с перепугу, то ли от едкого запаха, сомлела. И страшно думать, что было бы, если бы я вовремя не нашла ее. Она ведь у меня аллергик.
Кстати, Ирочка позже ни о каком Грише не помнила – то ли забыла, то ли это он только мне привиделся. Или кто-то просто разыгрывал нас в то лето, чтобы мы уехали отсюда? Как мы вскоре и сделали, распростившись с Волочком навсегда.
Объяснить этот случай я не берусь. Но если признать существование иного мира, то выходит, что Гриша или его призрак упорно привлекал моё внимание к гумну, которое могло стать могилой моей дочери.
Любовь РОМАНЧУК

Loading...
Loading...