«Страшную весть принесла мать»

 

Виктор Яковин до сих пор с ужасом вспоминает день, когда началась война

Украденное детство 


Страшную весть о том, что началась война, в дом принесла мать. Семья семилетнего Вити Яковина тогда жила в Синельниково, недалеко от железнодорожной станции. И утром, 22 июня 1941 года Елизавета Федоровна вышла в магазин за продуктами. Только вернулась домой с пустой сумкой, с заплаканными глазами. Переступив порог, как подкошенная рухнула на табуретку. И хотя она несколько минут молчаливо смотрела на детей, было понятно, что произошло страшное. Затем она быстро подбежала к сыновьям, крепко прижала их к груди. 
- Такая беда, такое горе, - только и могла вымолвить. - Гитлер проклятый войной на нас пошел. Что ж теперь, сыночки мои родные, будет, что теперь будет… 
По надрывному голосу матери Витя понял, что его детство кончилось. Поэтому он, еще не видя тех, кто нарушил покой его семьи, уже всем сердцем ненавидел их. И этот день, который для всех вдруг стал таким горьким.
Проклятые фрицы
То, что фашисты вошли в город, почувствовалось сразу. Они громко смеялись и ради забавы постреливали по сторонам. Народ стал рассыпаться в разные стороны. Елизавета Федоровна спряталась с детьми в доме. Из окна Витя видел, как гонялись фрицы за курами, забрали у соседей корову.  
Хорошо помнит мой собеседник и то, как прятались от бомбежек. Так как они на станции случались нередко, Витя со старшим братом Мишей помогли маме во дворе их небольшого дома вырыть большую канаву, частенько находили для себя убежище в погребе. Отец Петр Данилович больше на работе пропадал. Поскольку на фронт его не взяли, он обеспечивал конными перевозками железнодорожную поликлинику. Особенно работы у него прибавилось в феврале 1942 года, после Сталинградской битвы. Уничтожая на своем пути мелкие гарнизоны противника, передовые части Красной Армии дошли до восточной окраины Синельниково. Здесь они встретили сильное сопротивление фашистов. Линия фронта проходила по улицам Тупая и Дружбы. Еще во время отступления наших войск, на снегу оставалось много раненых красноармейцев. Их по приказу оккупантов свозили в госпиталь, чтобы после лечения отправить в Германию на шахты. И Петр Данилович стал тайком вывозить из районной больницы раненых красноармейцев. Такое задание он получил от своей двоюродной сестры - Евгении Козориз, которая была связной в подпольно- партизанской ячейке Синельниково. Комиссия из врачей-патриотов во главе с М.Лебедевым составляла фальшивые акты о смерти наших выздоравливающих солдат. Их по ночам и вывозил на телеге Петр Яковин. Он имел при себе специальный документ, и когда видел немецкий патруль, сам быстро шел ему навстречу, громко кричал по-немецки «Их хабен аусвейс». Это означало, что у него есть документ из больницы о смерти людей, умерших от тифа. Фрицы, вероятно, боялись заразиться, поэтому к повозке старались не подходить.
Так спасенные красноармейцы попадали по указанным партизанами адресам, а также в Новомосковск, в Павлоград. Несколько человек постоянно жили и в доме Яковиных. Один из них, офицер Павлов, позже стал начальником штаба партизанского отряда В.Иваненко, действовавшего на Днепропетровщине. Участники подполья вредили врагу как могли. Например, в районе станции Вишневецкое они разобрали железнодорожное полотно, и эшелон с с военной техникой и солдатами пошел под откос. Чтобы вывести эшелоны из строя, они резали тормозные шланги между вагонами, сыпали песок в буксы. Но в конце июня 1943 года фашисты вышли на их след, начались аресты подпольщиков. Первыми арестовали Жуковых, которые жили по улице Садовой. А в сентябре пришли за отцом и матерью Вити. 
Сапогом по душе
В тот день Вити дома не было, он подошел к нему именно тогда, когда арестовывали родителей. До сих пор видит толпу людей возле дома, мать с еще грудной Валей на руках. К ней подбежал полицай, выхватил ребенка и бросил под забор. Оцепеневший от ужаса Витя полными от слез глазами смотрел, как уводят мать и отца, слышал душераздирающий плач маленькой сестрички. Его сердце разрывалось от того, что ничем не может помочь своим родным. Когда же фашисты и их прислужники наконец отошли от дома, Валю подобрала соседка. Но вскоре они нагрянули снова. В поисках доказательств виновности родителей стали перекапывать огород, и все допытывались у Вити и Миши, что они знают о партизанской деятельности отца. Брату удалось убежать, а Витю сапогами чуть до смерти не забили за молчание. До сих пор эти страшные шипы на подошвах фашистских сапог у Виктора Петровича перед глазами стоят…
Зверски избили в комендатуре и мать, но, к счастью, отпустили. Еле живого от побоев отца передали в областное гестапо. И кто знает, чем бы это закончилось, если бы не наступление Красной Армии. В октябре арестованных погрузили в эшелон, который направлялся на запад. Но по дороге, под Тернополем, советский истребитель очень метко попал в локомотив. Это дало возможность арестованным сбежать в лес. Петр Яковин с несколькими товарищами перешел линию фронта и попал к партизанам. Отчизна отметила его вклад в Победу медалью «За отвагу» и орденом Великой Отечественной войны. После войны он еще много лет сражался на фронте трудовом.
По стопам заслуженного ветерана Петра Яковина пошли и сыновья, которые отдали работе на благо общества не один десяток лет. Герой моей статьи, например, успешно трудился в химической промышленности, заведовал научно-исследовательской лабораторией Днепропетровского химико -технологического университета. Защитил диссертацию, стал кандидатом технических наук. В дальнейшем возглавил фермерское хозяйство «Арника». Его трудовой стаж - 59лет! А еще он вырастил прекрасных сына и дочь . Сегодня Роман и Светлана тоже считаются первоклассными специалистами. Как говорится, Виктор Яковин жизнь прожил достойно. Жаль только, что не дает покоя память. Сегодня она снова унесет его туда, где война убила его детство.
Юлия БАБЕНКО

Loading...
Loading...