Серость как символ украинского сервиса

 

Общественное устройство очень разумно и рационально.

Если сформулировать вкратце, то  суть его в том, что  каждый должен заниматься тем, чем хочет, что у него лучше всего получается, отдавая продукт своего труда обществу. 

Кто-то выращивает хлеб, кто-то  строит дома, другой водит поезд, третий  шьет одежду. Перечислять  можно долго, но не стоит. И так ясно, что каждый из нас - и потребитель,  и одновременно сам оказывает другим услугу. В этом  и мудрость, и спасение. Ведь занимаясь натуральным хозяйством, мы   в своем развитии   далеко  бы не ушли. Не может один человек делать  все, что нужно, профессионально и  качественно. Потому и произошло разделение на профессии - не только ради производительности, но и ради качества.
Сфера услуг – очень значимая, хотя, на первый взгляд, она не так важна,  как  промышленная. И все же мало что  так емко и правдиво  отражает  культуру взаимоотношений,   как  сервис.  Взять хотя бы наш транспорт. Железнодорожные билеты  дорожают, а что изменилось в вагонах? Стали ли они лучше, удобнее? Те же грязные окна и  туалеты, в которые страшно заходить. И если в купейных  вагонах  немного уютней, то в плацкартных –  полная разруха.
Немного из своей  жизни. Ехала неделю назад в поезде Днепропетровск-Львов. Обслуживала его наша  днепропетровская бригада. Принесли постельное  белье. Достаю из пакета, а  оно -  серого цвета. Предполагаю, что белое стирают вместе с черной замасленной робой, и что надо очень постараться, чтобы еще крепкую ткань так замызгать. Но молча, как все,  достаю ее из пакета и начинаю расстилать. А когда очередь доходит  до наволочки,  вижу на ней явные черные   разводы, после чего возникает сомнение, а стирают ли  белье вообще. Показываю проводнику:
- А я белье не стираю. Я здесь  при чем? - удивляется симпатичная девушка.
- А я при чем, чтобы спать на грязном?
- Придется вам отдать свою наволочку.
- Какие еще есть варианты? - интересуюсь я.
- Можно составить акт, но надо звать начальника поезда, чтобы сделать замену.
- Зовите. Может, он не  знает, какое белье предлагаете  пассажирам. Пусть посмотрит.
Через пять минут  дали другой комплект, такой же серый, только без черных разводов на наволочке. Подумалось: «А может, и правда надо упразднить ночные поезда? Почему нас унижают грязным бельем? Ведь предусмотрены  же средства  для стирки. Где-то есть прачечные. Кто и как в них стирает?».
Впрочем, как – это видно. Только  ответственные работники  управления железной дороги  допускают почему-то  такое качество сервиса. Может, считают это нормой? Может, они дальтоники и не могут отличить серое от белого?
Скорее, людей не считают за людей. Другого объяснения  я не  нахожу.
Вторая поездка уже в Харьков. С железной дорогой связываться не хочется. Беру билет на автобус. Боже  мой милый, такого древнего автобуса, который  стоял  на платформе,  не видела сто лет. Кроме того, что он - явная рухлядь, так еще и грязный. Через окна ничего не видно. А на спинках сидений, в тех местах,  куда прикасается голова пассажира, прикреплены салфетки  даже не десятой свежести. Они  - тоже серые.
Стало так досадно. Почему наши сервисные начальники так любят серый цвет? Может, потому что мы, потребители, молчим?  Почему  у нас серость и очереди считаются нормой? Идешь днем в супермаркет, в надежде что-то купить без очереди, так из десяти касс  только две работающие. Не сервис  для нас, а мы – для него.
И так  везде. Есть в городе фирма, которая  доставляет в дома  замечательную воду. Вода - хороша, а сервис фирмы - посредственный. Заказ выполняется не  тогда, когда удобно заказчику, а когда  удобно фирме – раз в неделю. Говорят, что  таким образом бензин экономят. Так ведь  тогда получается, что не мне оказывают услугу, а я ее оказываю фирме  своим ожиданием.
Точно так же нас  обслуживает  и власть, избранная нами. По сути - должна обслуживать. А на деле - обслуживаем и терпим  мы.
Неужели такое серое качество прилипло к нашему сервису навсегда?

Loading...
Loading...