Рождение Стаханова

 

Судьба

5 ноября исполняется 35 лет со дня смерти отбойщика шахты «Центральная-Ирмино» Луганской области Алексея Стаханова – того самого, который 31 августа 1935 года совершил легендарный подвиг, нарыв 102 тонны угля и выполнив 14 норм

19 сентября 1935 года Алексей Стаханов установил новый мировой рекорд - 207 тонн угля за смену, заработав 200 рублей вместо обычных шахтёрских 25-30. Сам он сделал это, или же ему для круглой цифры помогли сменщики, навсегда останется загадкой. Но с тех пор его имя стало нарицательным, обозначив целое поколение стахановцев – передовиков производства.
89-летняя жительница Днепропетровска, кандидат сельскохозяйственных наук Янина Болтовская в те годы с семьей тоже проживала в поселке Ирмино. И помнит знаменательный августовский день так же ясно, как и нынешний.
- Ирмино – поселок небольшой, жителей немного, так что свидетелями любого события были все. Мой отец работал управляющим делами на коксохимическом заводе, - рассказала Янина Иосифовна, - и мы жили на станции Центральная-Ирмино в доме для инженерно-технических работников. Вторую часть дома занимала семья директора завода Берзина, с дочерью которого я дружила. А мама работала заведующей детским садом. Родители были знакомы с начальником шахты Заплавским, бывали у них. Сам хозяин редко бывал дома, много времени проводил на шахте, а жена была домохозяйкой. Развлечений особых в то время не было, поэтому она иногда приглашала к себе гостей, играли в карты или в лото. Если в лото, то позволяли принимать участие в игре и нам, детям (у меня были сестра и брат), что было для нас большой радостью. И вот в такой вечер хозяин заскочил домой на короткое время и сказал гостям, что всю ночь будет на шахте, так как один из шахтеров идет на рекорд, и быстро удалился. Мы с родителями тоже вскоре ушли.
А утром всё началось. К вечеру семью Стаханова с двумя детьми переселили из барака в дом для ИТР (одноэтажный дом на две семьи), который располагался через опушку от нашего дома. (Кстати, тогда его еще звали Андреем. Имя Алексей появится на следующий день по указанию Сталина, решившего таким образом исправить допущенную в опубликованной в газете «Правда» статье ошибку). Весь вечер во дворе играл оркестр, а мы, дети, висели на деревянном заборе и наслаждались таким редким зрелищем. Стаханов выходил во двор, иногда подходил к нам.
Детей Стаханова - сына Витю и дочь Клаву - определили в детсад, где работала мама нашей героини.
- Евдокия (первая жена Стаханова, цыганка. – Авт.), забирая детей, часто советовалась с мамой, что ей делать с отрезами тканей и шляпками, которые ей стали дарить, - вспоминает рассказчица. – И мама помогала ей чем могла. Мой отец, кстати, внешне был очень похож на Стаханова: тоже, как и он, в те годы брил голову и был веснушчатым. Поэтому их часто путали на улице. Вскоре отца перевели на другую работу, и мы уехали на Урал, перед самой войной – в Днепро-
дзержинск, во время войны - в Нижний Тагил. Но где бы ни находились, всегда с интересом следили за дальнейшим развитием событий, свидетелями которых в то время были.
В 1943 году Янина Иосифовна переехала в Днепропетровск, где 37 лет проработала в институте кукурузы старшим научным сотрудником, была награждена орденом Трудового КрасногоЗнамени. Да и сейчас, несмотря на возраст, не жалуется ни на память, ни на потерю активности. Возможно, в немалой степени потому, что перед ее глазами по-прежнему стоит тот памятный день, когда весь городок кинулся поздравлять простого отбойщика, а она, 14-летняя девчонка, с восторгом наблюдала за рождением героя эпохи.
Любовь РОМАНЧУК

Loading...
Loading...