Родственник Льва Толстого

 

Семья днепропетровца Павла Олейника принадлежит к потомкам князей Волконских

Есть в Новомосковском  районе  живописное  село  Васильевка.

Там и находится  родовое гнездо  днепропетровского инженера  Павла  Олейника, который, несмотря на свои 83 года,  уезжает  туда в марте и возвращается в город в октябре.
Правда, сейчас не очень принято говорить «родовое гнездо», чаще говорят  «батьківська хата». А если быть точным, то  это дом  его деда Степана Волконского, купившего жилье в Васильевке в 1906 году.
Хороший был дед у Павла Ивановича  - трудяга, добряк и просто порядочный  человек. Умер он в  преклонном возрасте в 1961 году,  но до сих пор в селе  его помнят.  Звали какое-то время деда  Почтарем, а потом   Шариком  за его  телосложение. Теперь улицу, где стоит дедов дом, называют проспектом Шарика.
Но в семье деда, его детей и внуков, среди которых  и Павел Иванович, живет легенда, в которую они и верят, и немножко сомневаются, - ведь никаких документов нет. А суть этой легенды в том, что  семья  их  принадлежит к роду  князей Волконских.
Фамилия  эта очень известна. Еще бы!  Род Волконских происходит от Рюрика через князя Олега Святославовича  и его потомков -  черниговских Ольговичей. Родоначальником Волконских является святой князь Михаил Черниговский, казненный в 1246 году. Его младший сын Юрий получил в удел Тарусу, а уже его правнуки приобрели вотчины на берегах Волхони (Волконки). Существует три ветви одного большого и знатного дворянского рода,  который переплетался с другими, не менее знатными. И теперь уже, наверное, трудно найти какую-то четкую схему родословной, тем более, что многие Волконские уехали  за границу.
Как же, в таком случае, занесло их в Васильевку,  где дед Степан и его дети  пахали землю? По  словам  Степана Даниловича,  его отец - Даниил Андреевич Волконский - был родственником  Софьи Андреевны и Льва Николаевича Толстых. У него было имение  где-то в Крыму.  Может, и рассказывал что-то еще внуку, но Павел Иванович о прадеде ничего не помнит. Зато запомнилось, как дед, окончивший кадетское училище (ведь дворянин обязан был быть защитником Отечества), будучи в  чине  штабс-капитана, командовавший батареей в русско-японской войне и дважды награжденный  Георгием, в 1905 году поехал в Москву за наградой. А по дороге заехал в Ясную  Поляну, чтобы рассказать  родне, какой он герой.
Толстые его хорошо приняли, а когда узнали, что имение отца сожгли, Лев Николаевич, сторонник простой деревенской жизни, посоветовал уйти в отставку и купить где-то в селе дом, заняться пчелами,  так как «скоро будет революция». Обещал при этом помощь. После чего ушел к себе в кабинет писать. Когда Степан после беседы с Софьей Андреевной  шел отдыхать, то заметил, что в кабинете  писателя горела свеча.  
В следующем году Степан действительно ушел в отставку. В его батальоне были двое солдат из Васильевки, которые очень  тепло отзывались о своем крае. Там и нашел он подходящий дом, купил лошадь, телегу, пчел, развозил почту, что неплохо оплачивалось. Вскоре женился  на  красивой  крестьянке, у них родились четверо детей. Сын стал врачом,  три дочки остались в селе. Старшая из них, Евдокия Волконская,  и  была матерью Павла Ивановича.    
К деду  в гости приезжал Родзянко, но имени его внук Павел, конечно же, не  запомнил. Да и вообще рассказы деда  он не записывал – это было вроде ни к чему. Внук уже жил в такое время, когда прошлое не почиталось, а все устремились мыслями в светлое будущее. Родзянко  очень нравилась вода из родника недалеко от дома Степана. Родник так и назвали Графским. После революции Родзянко эмигрировал в Америку.
Рассказывал дед еще об одной встрече  с Львом Николаевичем Толстым в Ясной Поляне, уже после покупки дома в Васильевке. И тот дал ему еще один совет:
- Вон видишь метлу, - сказал Степану. -  Если она будет без древка, то я ее быстро сломаю, по прутику. А если прутья связать, то метла неодолима. Так и семья -  все в ней должны держаться друг друга, поддерживать и помогать.
Этот совет дед передал своим  детям, внукам, а те -  своим детям.
- А еще дед Степан учил всех быть порядочными и трудолюбивыми. Так и получилось. Ведь  пример брали с деда. У бабушки Марии Васильевны, к примеру,  было пятеро сестер, которые после  Первой мировой войны остались без мужей. Семья Степана Даниловича  им всячески помогала.
Сам Павел Иванович  молодым пареньком приехал в Днепропетровск, здесь закончил техникум, потом заочно - Киевский институт водного хозяйства. Уже 60 лет он женат. Вместе с женой, тоже Марией Васильевной, они воспитали дочь и сына. У них четверо внуков и  трое правнуков. У всех  крепкие  семьи.
- Наверное, можно  по-разному отнестись к рассказу Павла Ивановича. Документов-то нет. Да и какие могли быть в советское время  бумаги, подтверждающие родство с князьями  Волконскими  и графьями Толстыми?  Тогда, значит, эти рассказы - красивая легенда?  Но даже если и так, то она тоже объединяет несколько поколений одной семьи.
Хотя в этой  истории есть и другие вопросы.  Например, откуда могла взяться у штабс-капитана  в начале века такая звучная фамилия? Просто так ее не получить. Это гораздо позже можно было менять фамилии, брать, какую хочешь. И другое. А  ведь у матери  Льва Николаевича Марии Николаевны  девичья фамилия - Волконская. Дед писателя – генерал Николай Сергеевич Волконский.  Так, может,  вполне  вероятно, что где-то   родственные  линии  Степана Даниловича  и Льва Николаевича  пересекались?  Да и совет - быть ближе к земле, идти в народ - граф, который тяготился  своим происхождением  и ратовал за социальную справедливость,  вполне мог дать.
Все это требует, конечно, тщательных архивных поисков. А пока тайна фамилии Волконских  нашего края  существует.  Но сами ее представители, по крайней мере, потомки Павла  Олейника относятся  к этому спокойно. Другой дед  Павла Ивановича – казак. И это тоже здорово.
- Я не гордился и не скрывал эту семейную историю. Только  в  этой жизни надо каждому состояться  самому, независимо от фамилии, - так он считает.
И это тоже правильно.
Людмила Пашук

Loading...
Loading...