Разбудите радио!

 

Радио – самый доступный источник информации и часть нашего быта.

В первую очередь, быта самых незащищенных в социальном плане людей. Участники войны, ветераны, инвалиды чаще всего жалуются,что здоровье не позволяет ходить по чиновничьим кабинетам и добиваться восстановления своих прав.  

Генриетта Генриховна Миллер (пр Воронцова, дом 9, кв. 35, Днепропетровск) пишет: “В течение 2011 года радио работало хуже некуда. Только неделю можно было его слушать, а следующие две недели –  ни звука. Иногда подает голос на несколько часов. С конца ноября и по сегодняшний день радио либо совсем  молчит,  либо едва слышно шепчет. Я много раз подавала заявки в ремонтную службу “Укртелекома”. Когда терпение лопнуло,  потребовала объяснений. “Обращайтесь на ул. Чернышевского”, - посоветовали мне, а  в следующий раз посочувствовали: “Вам ничего никто не объяснит”. Возмущает то, что тарифы повышают, оплату аккуратно начисляют, а услуги нет. Только в январе меня спросили: “Вам перерасчет за неработающее радио сделать?” Зачем спрашивать, когда ответ может быть только однозначным. Ясно одно: радио необходимо  пенсионерам и малоимущим. Вероятно, поэтому такое отношение к проблеме со стороны “Укртелекома”, а также властей, которые должны  вопрос контролировать.”
Читатель Виктор Леонтьевич Быков (ул. Набережная Победы, дом  1118 , корпус 6, кв 113, Днепропетровск) убежден, что нежелание ремонтировать радио – это еще один вид “дискриминации людей преклонного возраста”. “А иначе, как объяснить, - спрашивает автор, - что с августа прошлого года и по  нынешний день радио не подает никаких надежд на то, что когда-нибудь заговорит. У меня мнение, что руководство “Укртелекома” сознательно ведет политику на ликвидацию радио. Когда я раньше подавал заявки (745-35-63), меня связывали с диспетчером по ул. Чернышевского, 21. А теперь, надо полагать, запретили такую услугу. Советуют  обращаться к руководству на Ленинградскую, 3. В январе диспетчер сообщил, что плату за неработающее радио теперь не взимают. Но это не означает, что я дал согласие на ликвидацию радиоточки. Господа, верните, нам голос радио.”
“Регулярно платим за радио, но оно молчит, - сообщил участник Великой Отечественной войны Николай Григорьевич Бакуров (ул. Гладкова “3 кв. 15, Днепропетровск). - Не единожды подавал заявки, их принимают, но не выполняют. А ведь мы по радио всю жизнь получали самую свежую и  надежную информацию”. Такого же характера жалобы поступили в редакцию от днепропетровцев  инвалида войны 1-й группы Николая Васильевича Раевского (ул. Петрозаводская, 438),  Виталия Пантелеймоновича Хоменко (ул Малиновского,  дом 54, кв. 45 и 46), Антонины Петровны Лымарчук (ул. Косиора, дом 59, кв. 61), Анатолия Алексеевича Мачуцкого (ул. Рабочая, дом 166 а, кв. 50), Нины Ивановны Нарбут (пр. Героев, дом  4 кв. 21), Нины Михайловны Бондарь (ул. Вакуленчука, дом 4, кв. 14,  Днепропетровск).
Центр телекоммуникационных услуг №1  ПАО  “Укртелеком” в свое время сообщал нам, что качество оказания услуг связи и проводного радиовещания стоит на особом контроле начальства. Редакция “Днепра вечернего” просит руководителей предприятия и власть взять под особый контроль и те адреса, которые мы называем сегодня в этой публикации.
Когда верстался номер, в редакцию продолжали поступать  жалобы на нежелание “Укртелекома” реагировать на заявки днепропетровцев. Нам позвонила участница войны Галина Митрофановна Жигирь (ул. Черновицкая, дом 3  кв. 1, контактный телефон 23-23-71): “У меня радио не работает пять месяцев, я практически не выхожу из дома, инвалид – больные ноги. Пожалуйста, помогите!” Не проходит дня, чтобы редакцию не атаковали телефонными звонками возмущенные клиенты “Укртелекома”.

Loading...
Loading...