Правда о детекторе лжи

 

Этот прибор был изобретен для того, чтобы уличать тех, кто врет и не краснеет

Корреспондент «Вечерки» проверил на себе возможности полиграфа

«Я не знаю, что такое детектор лжи и как он работает. Знаю только, что гангстеры боятся его, как черт ладана!», - заявил некогда 37-й президент Соединенных Штатов Ричард Никсон. 
К сожалению или к счастью, сегодня с полиграфом может столкнуться не только, а зачастую и не столько преступник, сколько рядовой гражданин. 
«Мирная» ипостась детектора лжи давно возобладала над его «криминальным» амплуа. Именно это побудило нашего журналиста посостязаться с хитроумным прибором и передать свои впечатлению читателю.
За «непорочный» менеджмент 
Возможно, вы удивитесь, узнав, что проверку на полиграфе, как именуют детектор лжи специалисты, в современном мире проходит в тысячи раз большее количество обычных законопослушных граждан, чем преступников и подозреваемых в злодеяниях. Дело в том, что основной сферой его применения стало сегодня обеспечение безопасности бизнеса.
- На сегодняшний день, - говорит член Международной лиги полиграфологов ILPE Дмитрий Диденко, - абсолютным лидером потребления наших услуг являются, безусловно, коммерческие структуры. Их интерес состоит в борьбе со злоупотреблениями персонала и должностными преступлениями. 
У нанимаемого сотрудника желательно сразу выявить склонность к алкоголю, употреблению наркотиков, азартным играм, наличие крупных долгов, контактов с криминальными структурами или конкурентами фирмы, куда он поступает на работу. Нетрудно понять, как все это может отразиться на выполнении его служебных обязанностей.
Однако скрытые пороки, склонности и соблазны могут возникнуть и после приема на работу. Тут помогут плановые периодические проверки с применением полиграфа. Круг вопросов - самый широкий: фальсификация документов, несанкционированное распространение конфиденциальной информации, лояльность к руководству фирмы, проигрыши в казино и прочее. Зная, что его могут в любой момент проверить, работник наверняка будет более собран, осмотрителен и аккуратен в исполнении своих обязанностей.
Но, несмотря на все меры предосторожности и профилактику, крупной фирме практически не избежать экстренных ситуаций, требующих служебного расследования. Скажем, из сейфа, к которому имели доступ пять человек, похищена крупная сумма денег. В этом случае в кратчайший срок уличить виновного и снять груз подозрений с остальных поможет привлечение полиграфолога. Особенно ценно то, что при этом можно не прибегать к вмешательству правоохранительных органов и вообще, как говорят, не выносить сор из избы. 
От интриг и длинных языков
Вероятность познакомиться с полиграфом существует не только для сотрудников коммерческих структур, но и для госслужащих. Так, мэр Киева Леонид Черновецкий, сам неоднократно проходивший ОИП (опрос с использованием полиграфа – Авт.), настаивает на принятии законопроекта об обязательном тестировании на детекторе всех чиновников определенного ранга.
Проверкой на полиграфе политиков по заказу партийного руководства занимается президент международной лиги полиграфологов Андрей Волок. 
- Больше всего лживых показаний демонстрируют сегодня представители партийных элит, - заявил он в одном из интервью. - Встречаются даже случаи подкупа испытуемых конкурентами, с тем, чтобы своими ответами те намеренно опорочили собственную партию. 
Еще одна сфера применения полиграфа – подбор домашней прислуги: нянь, гувернанток, сиделок, поваров, а также персональных водителей, телохранителей и т. д. Трудно себе представить, сколько неприятностей может принести несдержанная на язык горничная, вольно или невольно оказавшаяся посвященной в семейные тайны. Мелкое воровство, осквернение пищи, флирт прислуги с одним из членов супружеской пары – вот далеко не полный перечень нежелательных моментов, которые может предотвратить процедура ОИП. 
- Однажды, - рассказывает Дмитрий Диденко, - после проверки на детекторе мы заподозрили в нелояльности горничную, прослужившую в семье семь лет. Установленная в спальне скрытая камера выявила удивительные вещи. Служанка проводила в комнате настоящие магические ритуалы – шептала заклинания, сыпала что-то на кровати. Можно не верить в магию, но злой умысел был налицо.
Датчики сверху и снизу
Итак, вполне возможно, хотим мы того или нет, полиграф скоро войдет в нашу жизнь столь же стремительно, как некогда банкоматы или мобильная связь, и как это уже давно произошло во многих зарубежных странах. Обсуждение связанных с этим этических проблем – отдельная весьма обширная тема. Но для собственного душевного спокойствия рекомендуем помнить, что во всех случаях ОИП - процедура сугубо добровольная, проводится лишь с письменного согласия испытуемого, а ее результаты не могут быть использованы в качестве доказательств в уголовном суде (в гражданских делах – лишь по обоюдному согласию сторон).
Что касается технической стороны дела, то мы решили проверить все на практике. Провести «смоделированное» тестирование вашего корреспондента любезно согласилась специалист-полиграфолог с пятилетним стажем работы Елена Вагина, обслуживающая днепропетровские правоохранительные органы и работающая с полиграфом «КРИС» российского производства.
Выглядит прибор как-то уж больно обыденно. Серый пластмассовый корпус величиной со средний радиоприемник. От него тянутся с полдесятка проводов с датчиками. Фиксируется кровяное давление (обычная «манжетка», как у врача), на пальцы руки надеваются датчики кожно-гальванической реакции - КГР (регистрируют интенсивность потоотделения) и еще один кожаный напальчник с хитрым именем «плетизмограф», снимающий частоту пульса и ряд других параметров. На грудь и на живот испытуемому надевают цепочки с датчиками, фиксирующими частоту «верхнего» (грудного) и «нижнего» (брюшного) дыхания, а на голову – плетеную «конструкцию» из кожаных ремней с контактами для оценки общего эмоционального состояния. Наконец, под «пятую точку» подкладывается специальный коврик, называемый тремор-подушкой, который, фиксируя движения мышц, выдает стремление пациента сопротивляться тестированию. В целом вся эта амуниция нисколько не стесняет движений и вообще не доставляет тестируемому каких-либо неудобств. 
Ложь и правда про футбол
- При условии, что испытуемый не стремится обмануть прибор и его оператора, - говорит Елена, - для успеха эксперимента необходимо, чтобы у него была хоть какая-то мотивация к сокрытию информации. Если, к примеру, мы будем играть в угадывание числа от одного до девяти, твоя реакция может быть не выражена просто потому, что тебе безразлично, угадаю я или нет. Другое дело, если человеку, скажем, грозит серьезное наказание, или на кону престижная, высокооплачиваемая работа.
Посовещавшись некоторое время, выбираем изначально более эмоциональный вопрос: «За чью команду я болел в минувшем чемпионате мира по футболу?». Но для надежности еще и заключаем пари на коробку конфет.
- Когда я произношу слово «работаем», - предупреждает Елена, - шутки в сторону, и отвечаешь на мои вопросы. На любой из них говоришь «нет», а я определяю, когда ты соврал. Потом говорю: «отдыхаем», и можем прерваться.
Для начала мы проводим элементарный тест «Как тебя зовут?». Из шести названных мужских имен прибор четко реагирует именно на мое – красивый «всплеск» зеленой кривой на экране компьютера. Ну, это, допустим, не фокус – Елена отлично знает, как меня зовут. Тест нужен был лишь для того, чтобы четче настроить прибор на мои индивидуальные параметры.
Теперь переходим к заданной футбольной теме. Список из нескольких команд согласован нами заранее, верный ответ я записываю на бумажке, которую мы откладываем в сторону.
- Работаем! Итак, Игорь, за какую команду ты болел на чемпионате мира? Это была Испания?
- Нет.
- Португалия?
- Нет.
- Германия?
- Нет.
- Бразилия?
- Нет.
- Аргентина?
- Нет.
- Голландия?
- Нет.
- Отдыхаем!
Список исчерпан, но у Елены явные затруднения с интерпретацией результатов. Красные кривые КГР, являющиеся одними из самых «результативных», пляшут на экране как сумасшедшие, выдавая хаотичные серии всплесков. А что, жара стоит страшная! Потоотделение у меня явно повышено.
- Повторим? – предлагает Елена. Требование совершенно законное, ведь определить истину с первой попытки получается лишь в исключительных случаях. 
Истина бывает многоликой
- Работаем!
Опрос повторяется сначала в той же последовательности. Я начинаю понимать, в чем возможная проблема. Название сборной Голландии, за которую я действительно болел, Елена по воле случая поставила на последнее место. Поэтому его появление в ходе диалога не является для меня неожиданностью и, вероятно, скрадывает реакцию.
- Отдыхаем! 
- Почему ты не изменишь порядок команд? – пытаюсь подсказать я.
- Это не обязательно! Ты болел не за Бразилию? Можешь, конечно, не отвечать.
- Нет! Давай ее исключим.
Понимаю, что процедура проходит не совсем по правилам. Но ведь, в конце концов, мы просто играем. 
- Работаем!
Вагина все-таки вняла моему совету и изменила порядок вопросов. Теперь, когда Голландия появляется третьей, я отчетливо чувствую некий внутренний импульс, который наверняка зарегистрирует прибор. И, похоже, что, действительно, все становится на свои места.
- Ну, слушай! – заявляет Елена. – Вначале я подозревала Бразилию, но потом с твоей помощью мы ее исключили. «На подозрении» остались Германия и Голландия. Но последний тест четко указывает именно на Голландию. Показывай записку!
К обоюдному удовольствию отправляемся за конфетами, которые журналист честно проиграл полиграфологу. Проиграл потому, что все три названные сборные должны были в той или иной степени вызвать мою реакцию. Так, за голландцев я болел с тех пор, как один из футбольных авторитетов убедил меня, что те играют в латиноамериканский футбол, «очень похожи на Бразилию». Что же касается Германии, то с ней у меня был связан один из наиболее эмоциональных эпизодов чемпионата – разгромный матч против Аргентины. Тогда я буквально влюбился в «немецкую машину».
Игорь ГУСАРОВ

Loading...
Loading...