Полька для Кобзона

 

О днепропетровском духовом квинтете «Престиж», который уже отметил свое 45-летие, знают многие любители музыки.

Правда, как это часто бывает, единственный в Украине камерный оркестр, лауреат многих международных конкурсов куда больше знаменит за рубежом, где к классической музыке относятся более трепетно, нежели у нас.

Однако поводом для беседы с организатором и бессменным руководителем «Престижа», фаготистом, заслуженным артистом Украины Евгением Токаловым, приехавшим в Днепропетровск после окончания харьковской консерватории и сразу влюбившимся в широкий Днепр, стало не его музыкальное детище. Прочитав статью «Вдоль по Кобзона» (номер от 20 мая), Евгений Иванович вспомнил свои встречи с легендарным певцом.
Добраться на музыкальный Парнас, расположенный под самой крышей бывшего Дворца железнодорожников, а ныне областной филармонии, без проводника вряд ли получится. И вот, миновав множество темных переходов, железных лестничек и поворотов, я – в святая святых квинтета. Там, где музыканты отрабатывают приемы своей неповторимой игры, которыми потом потрясают жителей Европы и Америки. В углу комнаты – огромная стопка нот. Все произведения, которые переиграл квинтет за историю своего существования, сменив 23-х музыкантов. Там же – фиолетового цвета пюпитры, спецзаказ из Германии, которые Иван Куличенко подарил музыкантам перед поездкой в 2004 году в Испанию на международный фестиваль камерного искусства. Из окна видно небо и крыши.
- С Иосифом Давыдовичем мы встречались раз пять на гала-концертах в Днепропетровске, - начал Евгений Иванович, расположившись в покрытом красным бархатом кресле, под переливы льющихся из коридора этюдов и гамм. Высокий, поджарый. – Он поет, мы играем. К нам он не подходил, но как-то его концертмейстер Леон Аганезов поинтересовался: «Ребята, откуда вы?». «Из Днепропетровска», отвечаю. Смотрю - брови его ползут вверх: «А почему вы не в Западной Европе?». Так высоко оценил наше мастерство.
Евгений Иванович откинулся в кресле, постучал длинными и гибкими пальцами виртуоза по столу.
- Шесть лет назад, 11 сентября 2004 года, праздновали день города. Одновременно это и день рождения Кобзона. Мы с музыкантами играем в кафе горисполкома,  за столом расположилась наша городская элита, среди гостей - Иосиф Давыдович. Едят, пьют. Тут Иван Иванович (Куличенко. – Авт.) говорит: «Может, наши музыканты скажут тост?» А у нас тост только один - музыкальный. Как стало потом известно, Кобзон тогда сказал мэру: «Слушай, что это за ребята? Это же просто очарование». Потом в свою очередь оттостился, извинился, что ему надо уезжать, и Иван Иванович пошел его провожать. Остановились возле нас, и мэр говорит: «Ну, ребята, еще что-нибудь сообразите на прощанье». Я смекнул, что нужно что-то недолгое, но очень эффектное, и выбрал «Польку» Коли Шпака, которую он нам посвятил. Это очень виртуозная и интересная штука. Говорю своим: «Так, первые такты – и сразу на пятую цифру». Сыграли. Кобзон был в восторге. А я решил воспользоваться моментом, отозвал его в сторонку и от имени «Престижа» пригласил на юбилей, который мы собирались отмечать через год 24 ноября. Это, кстати, самый большой срок существования такого рода квинтета в мире, рекорд Гиннесса. В ответ Кобзон вручил мне свою визитку и попросил ближе к дате напомнить. Я, конечно, понимал, что какое ему дело до нас? Но визитку сохранил.
Евгений Иванович извлек из портмоне черного цвета карточку с перечислением телефонов и адресовав электронной почты певца, оттисненных белым шрифтом, повертел, положил обратно. После чего продолжил:
- Спустя год я без всякой надежды отослал секретарю Кобзона факс. И что вы думаете? 23 ноября Иосиф Давыдович звонит Ивану Ивановичу, нашему градоначальнику, и спрашивает: «У тебя завтра, говорят, праздник?». «Да у меня всё время праздники», отшутился Куличенко. «Нет, не всё время, - поправил его Кобзон. – Я говорю о «Престиже». Я получил приглашение, но приехать не смогу. Поздравь ребят от моего имени». Иван Иванович передал нам эти слова. Сам он тоже приехать не смог – встречал представителя ФИФА по поводу Евро-2012.
Евгений Иванович задумался, смахнул с ресниц не то соринку, не то слезу.
- А от своего друга я услышал такую историю, которой он стал свидетелем. Кобзон был одним из первых, кто побывал с концертом в Афганистане. После выступления подходит к нему один из солдат и говорит: «Иосиф Давыдович, можно попросить вас об одной услуге?» «Я слушаю», ответил певец. «Когда прилетите в Душанбе, бросьте это в первый же почтовый ящик». И протягивает ему письмо. «Любимой пишешь?», улыбнулся Кобзон. Солдат засмущался: «Любимой, любимой. Только не девушке, а маме». Иосиф Давыдович взял конверт, но в Душанбе опускать его в ящик не стал, а пересел на другой самолет, что шел на Дальний Восток, и явился по указанному в письме адресу. «Я с вашим героем только-только встречался, - сообщил открывшей дверь женщине, матери солдата. - Не волнуйтесь, у него всё в порядке. А это он просил передать вам». И вручил ей конверт.
***
Уже на выходе, прощаясь со мной, Евгений Иванович припомнил, что когда областной филармонии передавали здание бывшего Дворца культуры железнодорожников, мелькнула идея назвать зал именем Кобзона.
- Этот зал по акустике и вмещаемости (на полторы тысячи человек) был лучшим в Украине. Сейчас он меньше – часть отгородили. И, увы, в убитом состоянии. А вот после ремонта, думаю, был бы смысл дать ему имя певца. Концертный зал имени Кобзона. Звучит.
Любовь РОМАНЧУК

Loading...
Loading...