Поэт неба

 

ЛИЧНОСТЬ

Судьбу криворожского дельтапланериста и барда Юрия Ващенко во многом предопределила дата рождения – 12 апреля 1961 года.

И совершенно естественно, что родители назвали сына в честь первого космонавта Земли Юрия Гагарина
«То, что ездит, интересует меньше»
В том, что Юрий Григорьевич Ващенко избрал для себя профессию, связанную с авиацией, ничего удивительного нет. Еще бы! Ведь родители назвали сына в честь космического первопроходца. Да еще и послали в Москву знаменитому тезке такую телеграмму: «В честь Вашего беспримерного полета назвали своего первенца Юрием. Надеемся, что он вырастет таким же, как Вы!». На удивление, письмо из украинской провинции не затерялось среди сотен тысяч подобных посланий. Юриным родителям ответили приветственной телеграммой. Это действительно была судьба. Впрочем, быть может, он уже родился крылатым?
В детстве, как и подавляющее большинство ровесников, Юра мечтал о профессии космонавта или летчика. В 12-летнем возрасте прочел воспоминания трижды Героя Советского Союза, легендарного Ивана Кожедуба – прославленного летчика Великой Отечественной войны. Знакомство с этими мемуарами утроило огромный интерес ко всему, что связано с авиацией.
- У меня намного больший интерес к тому, что летает, чем к тому, что ездит, - отмечает Юрий Ващенко. - Я плохо разбираюсь в марках автомобилей, но могу долго рассказывать, чем отличается «Мессершмит 109-Е» от «Мессершмита 109-F».
После школы Юрий поступил в Криворожское авиаучилище, по окончании которого получил специальность «Техник по эксплуатации авиаприборов и электрооборудования самолетов». Но ведь это специальность наземного обслуживающего персонала. А как же мечта о полетах?
- Я не стал поступать в летное, потому что в военкомате у меня обнаружили какие-то проблемы с давлением, – вспоминает собеседник. - Впоследствии это оказалось всего лишь возрастными изменениями организма. Но мечту о небе я не оставил.
Пришло время, когда любознательному авиатехнику захотелось самому собрать самолет.
- Это был самодельный биплан с двигателем от мотоцикла ИЖ «Планета-Спорт», - рассказывает Юрий. - Увы, мы попались в типичную ловушку для большинства конструкторов. В свое время ее не избежали ни Туполев, ни Яковлев. Делаешь самолет, а он выходит тяжелее, а мощность, наоборот, меньше, чем предполагал. Соответственно, нужен новый мотор, а это еще больший вес! Больший вес - меняется центровка, и все надо начинать с нуля.
«Чкаловым быть не собираюсь»
Мечта о собственных полетах осуществилась в год распада СССР, когда Юрий возглавил криворожский авиамодельный кружок. В мае 1991-го он поехал в Коктебель учиться на летчика-дельтапланериста.
- Сначала я научился управлять моторным дельтапланом, а потом уже безмоторным, - рассказывает летчик. – Это как бы я сначала освоил мотоцикл, а после пересел на велосипед. Конечно, в небе всякое случается. Вот однажды пошел на взлет и на высоте 50 метров услышал резкий хлопок, после чего самолет затрясся, как в лихорадке. Такое ощущение, что на огромной скорости по брусчатке несешься. Пытаюсь убрать обороты - не получается. Что такое? Постепенно сажусь, качусь к земле. Слава Богу, сел. Тумблер двигателя отключил - и полная тишина. Только кузнечики в траве трещат, и жаворонки в небе о чем-то тревожатся. Вышел, осматриваю аппарат. Оказалось, что механик неправильно закрепил карбюратор, и его сорвало с креплений и намотало на винт. От винта только лохмотья остались… Я тогда снял каску, кинул ее о землю и в сердцах обратился к встречавшим меня товарищам: «Да вы, что, ребята, Чкалова из меня сделать хотите?!».
Отметим, что Юрий Ващенко никогда и не мечтал походить на великого летчика. У каждого свой путь. Кстати, по мнению Юрия Григорьевича, современный кинематограф существенно исказил образ соавтора рекордного перелета из СССР в США. На самом деле, считает наш земляк, Чкалов вовсе не был небесным авантюристом, а руководствовался исключительно трезвым расчетом. И так же, как он, криворожский дельтапланерист не приемлет воздушного лихачества, полагая, что экстремал – это тот, кто сам создает себе проблемы. Ну а реальных опасностей и так хватает.
«В небе ищу самого себя»
Насколько совершенно дельтапланерист управляет своим летательным аппаратом? Может ли и в самом деле посоперничать с птицами? По мнению собеседника, такое соперничество окажется не в пользу пилота.
- Однажды я летел из Сергеевки на Девладово, - вспоминает Юрий Ващенко. - Вижу, как впереди чуть ниже две ласточки летят. Серьезно так летят. Мышцы работают мощно и размеренно. Постепенно нагоняю птиц, а они вдруг закладывают такой крутой вираж, что никакому летчику не снилось, и мгновенно исчезают из поля зрения. Был, правда, не со мной, случай, когда самолет атаковал… орел. Это случилось на первенстве Советского Союза с заместителем начальника клуба Александром Кузнецовым. Его машину яростно атаковал пернатый хищник, видимо, приняв ее за соперника. Воздушный агрессор дважды ударил в то место, где, по его мнению, должна была находиться голова. Хорошо, что все обошлось.
Впрочем, главное в полете на дельтаплане – вовсе не бешеные скорости и головокружительные трюки. Главное – окрыляющее чувство новизны, переполняющее душу летчика.
- Лично я поднимаюсь в воздух в поисках самого себя, - констатирует дельтапланерист. - Мне это необходимо. Нет двух одинаковых полетов. Каждый летит в своем небе. Я летаю на небольших скоростях – 60-100 км/час, высота – не больше двухсот метров. Выше - неинтересно. Мотор работает. Ветер одежду треплет, ну и толку? Ничего не происходит. «Картинка» под тобой застыла. И, конечно, в каждом полете самое важное, как писал Экзюпери, в нужный момент вернуться на землю. В воздухе ты что-то видел, что-то наблюдал, что-то понял и, вернувшись на землю, становишься старше на один полет.
Для летчика и поэта Юрия Ващенко такие полеты совершенно незабываемы. Свои крылатые впечатления он воплощает в такие же крылатые строки. И многие криворожане знают Юрия Григорьевича прежде всего как одаренного барда. И пусть не каждый поэт – летчик, но всякий пилот, как считает наш герой, немного поэт:
Не верьте вы, что небо голубое,
В нем есть основа
    для любого цвета.
Выходит как-то так, само собою -
Пилоты все – немножечко поэты.
Отметим, что еще одно увлечение нашего земляка – туризм. И о нем, по мнению поэта Юрия Ващенко, лучше рассказать в стихах:
Кончается поход,
    болят немного плечи,
Спускаемся мы с гор
    в какое-то село.
Нам было нелегко, внизу
    намного легче,
Но так хочу опять,     чтоб было тяжело.
Хочу опять идти,
    ведь нужно мне всего-то
Увидеть те места,
    где не был я пока.
Хочу опять гадать: что там
    за поворотом?
И выведет куда подъем
    под облака?
С далекою скалой мы обменялись
    взглядом,
И этот взгляд никак
    я не могу забыть.
Я знаю, я вернусь. Мне это
    очень надо.
Увидимся мы с ней когда-то,
    может быть?!
А в небе голубом
    знакомая картина –
Меж белых облаков
    летящий самолет.
А мы идем на спуск
    по пыльным серпантинам.
Душа не хочет вниз, ей хочется
    в полет.
Ну, а пока наш путь к спокойным
    тихим пляжам,
Но только мне на них
    покоя не найти.
В застиранном своем
    зеленом камуфляже
Так хочется пройти
    по Млечному Пути!
Александр РАЗУМНЫЙ

Loading...
Loading...