Первых лиц посредник

 

Днепропетровский переводчик Михаил Бродский спас Советский Союз от международного скандала

Переводчик – это не профессия, скорее – судьба. В этом абсолютно уверен Михаил Бродский.

Еще в 1942 году, будучи 12-летним мальчишкой, он решил связать свое будущее с иностранным языком. Понял, что это станет первым шагом в яркую, интересную, наполненную нестандартными знакомствами жизнь. А самое главное, он сможет стать полезным для общества.
Все именно так и произошло, хотя на пути встречалась масса трудностей… В послевоенном Советском Союзе получить образование переводчика для парня из бедной еврейской семьи казалось фактически невозможным. Но если чего-то по-настоящему хочешь, то все получится. Прошли десятилетия, и Михаил Петрович стал незаменимым для Днепропетровской области человеком, благодаря которому проходили сложные переговоры советской верхушки с иностранными союзниками. Более того, нашему земляку однажды удалось уберечь нашу страну от политического скандала.
Вперед по закрытому пути
Маленький Миша вместе с мамой во время Второй мировой войны пережил две эвакуации. Первая была на Кавказ, в Пятигорск. А когда там высадился немецкий десант, пришлось срочно покидать и этот город. Женщина с ребенком пешком шли до Махачкалы, оттуда добрались в Баку, дальше – на Урал, где и остановились в Орске. За время длинного путешествия 12-летний Миша понял, как важно знать иностранный язык, особенно в сложное военное время. Решил, что в школе приложит все старания к изучению этой дисциплины.
- В орской школе мне очень повезло с учительницей немецкого языка Евгенией Мюллер, она была коренной немкой, - рассказывает Михаил Петрович. – Однажды признался ей, что хочу учить и английский – язык наших союзников, пытаюсь заниматься сам по случайно найденной книге. Оказалось, что учительница немецкого хорошо знает и английский. Она предложила заниматься со мной бесплатно, зная, что мы с мамой живем очень бедно.
Именно Евгения Мюллер привила Мише любовь к английскому языку. Даже подарила англо-русский словарь, подписав его: «Где есть желание, там есть и дорога». Эти слова оказались пророческими.
В начале 50-х годов семья Бродских вернулась в родной Днепропетровск. Михаил собрался поступать в университет на филологический факультет.
- В то время для евреев многие дороги были закрыты, - вспоминает Михаил Петрович. – Так произошло и со мной. На вступительных экзаменах наряду с пятерками получил одну четверку и в вуз не попал.
После этого обидного провала молодого человека призвали в армию. И здесь судьба уже сама нашла его: однажды в часть приехал представитель Московского военного института иностранных языков для набора на учебу.
- Я, естественно, подал рапорт, - продолжает Михаил Бродский. – Когда на комиссии меня спросили, какой язык хочу учить, ответил, что если случится чудо и меня возьмут, то выберу любой язык, который потребуется для страны. Мои слова, видимо, понравились.
Это было зимой, а летом Михаил Бродский уже сдавал вступительные экзамены. Счастью не было предела, когда его зачислили. Будущий переводчик учился блестяще.
- Все было под грифом «секретно», - вспоминает Михаил Петрович. - Наши тетради после занятий опечатывались и сдавались в специальную часть. В ту пору Советский Союз отделял от остального мира железный занавес. Иностранцев было очень мало. Лишь в 1952 году в Москве власти позволили провести международную экономическую конференцию. Тогда нас, студентов, собрали и сообщили, что по городу нельзя носить книги на иностранных языках, чтобы у приезжих иностранцев не было желания завязать разговор. Хотя в многолюдной Москве вероятность встретить кого-нибудь из гостей была ничтожно мала.
Со знаниями, но без «блата»
Хоть Михаил и закончил вуз на отлично, но блестящие перспективы светили только тем выпускникам, чьи родители работали в посольствах или занимали другие высокие должности.
- Получив диплом переводчика, я попал в Белорусский военный округ, где служба вовсе не была связана с английским, - рассказывает переводчик. – Там служил два года, пока Никита Хрущев не начал массовое увольнение из армии. Естественно, в первых рядах по национальному признаку оказались я и мой друг Юра Марциновский. Эту весть воспринял с радостью, ведь теперь у меня открылись перспективы работы с иностранным языком.
За время службы в Белоруссии Михаил Петрович языковых навыков не утратил. Переводчик ежедневно читал вслух книги на английском, слушал зарубежное радио. В те годы это было трудно, волны днем глушили. Иностранную речь можно было услышать только глубокой ночью.
По возвращении в Днепропетровск переводчик стал искать работу учителя. Но в облоно, взглянув на фамилию в паспорте, отказали, сославшись на то, что мест нет.
- Тогда пошел в обком партии, где попал на хорошего человека, - вспоминает Михаил Бродский. – Через неделю меня отправили в петриковскую школу. Добирался на работу пешком или машинами, которые ездили на фермы за молоком.
Шли годы, Михаил Петрович уже смирился с тем, что ему так и не удастся поработать переводчиком, познакомиться с интересными людьми, практиковать английский с его носителями. Ничего, зато он может чему-то научить детей… Но однажды жизнь сделала крутой поворот.
- В Министерстве черной металлургии Украины, которое находилось тогда в Днепропетровске, было центральное бюро технической информации и обширная техническая библиотека, при которой создали группу переводчиков. Меня пригласили на эту должность, - рассказывает Михаил Бродский. – Потом стали привлекать для общения с иностранцами, и я начал ездить в командировки не только от украинского министерства, но и от всесоюзного.
Большой скандал или маленькая ложь?
Михаил Петрович работал переводчиком с иностранцами, которые приезжали в Днепропетровский регион.
- Я ездил по Днепропетровской области с руководителями металлургических предприятий со всего мира. Так как Днепропетровск был закрытым, встречи с иностранцами проводились в других городах региона, - вспоминает Михаил Бродский.
Однажды в Кривом Роге под эгидой Всесоюзной торговой палаты три недели проходила выставка шведского горного оборудования. Михаила Петровича командировали туда от всесоюзного Министерства черной металлургии. По завершении выставки состоялся шикарный банкет, на котором присутствовали министры из Москвы, посол Швеции и иностранные гости.
- Возле меня слева сидел заместитель министра Товстановский, а справа - глава шведской делегации - господин Фюреман, немного говоривший по-русски, – рассказывает переводчик. - Беседа шла гладко, я переводил отдельные фразы. Параллельно звучали тосты, присутствовавшие потихоньку пьянели. Напротив сидел один крупный партийный деятель. Изрядно подвыпив, он поднял рюмку и громко произнес, что Советский Союз рад принимать у себя чешских друзей. А ведь с нами за столом сидели-то шведы. Краем глаза я заметил, что замминистра побелел от ужаса – Фюреман мог все понять. Такая мелкая оплошность в те времена грозила серьезным скандалом. И вдруг меня осенило – решил перевести так: «Недавно мы здесь принимали чешских друзей, а сегодня так же тепло приветствуем шведских». Замминистра под столом пожал мне руку в знак признательности. Ситуация была сглажена. Хотя на перекуре Фюреман обратился ко мне с предположением, что я неправильно перевел. Но удалось убедить его в обратном. После застолья руководство поблагодарило меня за находчивость, что не допустил скандала, а сам случай еще долго вспоминали.
Хотя Михаилу Бродскому уже за 80, он до сих пор не оставляет практику. Как правило, его приглашают на встречи, где речь идет о науке и технике. Несмотря на свою успешность, до недавнего времени Михаил Петрович не был уверен, что абсолютно состоялся как специалист. Да, он постоянно совершенствует язык, читая научно-популярную литературу на английском, стоял у истоков создания многих совместных металлургических предприятий, встречался с известными научными деятелями… Но так и не удалось поработать военным переводчиком. А ведь именно эту профессию дала нашему земляку альма-матер. И кто бы мог подумать, что знания Михаила Петровича в военной отрасли все-таки пригодятся Днепропетровску.
В 1998 году наш город посетила делегация Совета национальной безопасности США во главе с советником президента США Збигневом Бжезинским. Михаил Бродский работал с группой три дня. За это время успел дружески пообщаться с главой делегации. Потом американец даже прислал в подарок по почте свою книгу «Великая шахматная доска».
И, наконец, в мае этого года Михаилу Бродскому удалось в полной мере почувствовать себя военным переводчиком. Днепропетровск посетила специальная делегация из США, куда вошли помощник военного атташе США, представители военно-воздушных сил, военно-морского флота и даже военной разведки. Специалиста, владеющего военной терминологией лучше, чем Михаил Петрович, в нашем городе нельзя было найти.
- Никогда не думал, что образование московского военного иняза пригодится именно сейчас, - говорит переводчик. – С другой стороны, в нашей жизни ничего не бывает зря, а любые знания обязательно станут полезны. Сегодня, глядя на молодых людей, хочется повторить слова моей учительницы: «Где есть желание, там есть и дорога». А от себя хочу добавить: достичь поставленной цели никогда не поздно.
Елена АНДРЮЩЕНКО

Loading...
Loading...