Носачи остались с носом

 

Без школы село начинает вымирать

…Это только на карте казалось, что от Синельниково до Носачей – рукой подать, каких-то тридцать километров.

На самом деле – это районная глушь, тупик области, куда простые смертные не заезжают. До сельсовета в Великомихайловке (которому административно подчинены Носачи) еще худо-бедно можно добраться, даже автобус ходит трижды в неделю. А вот дальше идет десять километров… даже не дороги, а танкового полигона. Ни встречных, ни попутных машин. Кому ездить, если на все Носачи и десятка авто не наберется? И, главное, зачем – что делать в тупиковом и вымирающем селе?..
Без света, газа и воды
В такую глушь я ехал не по своему хотению, а по жалобе 84-летнего читателя «Вечерки» Василия Григорьевича Семирода.
«Расскажите о том, как вымирают наши села! – со слезами умолял он. – Село Головко исчезло, в Андреевке остались одни развалюхи, то же происходит и в Носачах. Когда-то здесь проживало сотни полторы человек, а теперь и тридцати не наберется. От водопровода остались только ржавые колонки, магазин давно закрыт. Молодежь уезжает, старики умирают, дома отрезают от газа и света, брошенные хаты разваливаются. Нашу хату тоже отрезали от света и газа, хотя в ней мы живем с весны по позднюю осень, обрабатываем огород-кормилец, а на зиму с женой уезжаем в Днепропетровск. Но все равно нам отключили свет и газ, а теперь за их подключение требуют по две тысячи. Делается все, чтобы угробить и без того умирающее село!».
Вдоволь попрыгав на ямах и даже пару раз чиркнув днищем об остатки асфальта, фургончик «Рено» председателя Великомихайловского сельсовета Анатолия Яроховича въезжает наконец-то в Носачи. На шум мотора на единственную улочку Носачей высыпают едва ли не все местные обитатели. Бабули и дедули приветствуют машину… двумя поднятыми пальцами. Знаком «виктории» отвечает им и председатель.
- Какую победу празднуете? – недоумеваю я.
- Уточняем, что продуктовая лавка приедет в два часа! – поясняет председатель. – Дважды в неделю мы сюда завозим самые необходимые продукты. Продмаг давно закрылся, спроса нет, - кивает он на заколоченное строение, рядом с которым виднеется и ржавая водопроводная колонка. – Водопровод тоже давно приказал долго жить. Для великомихайловцев воду поставляем из скважин, но она непитьевого качества. Чтобы дотянуть сюда ветку с питьевой водой от канала Днепр-Донбасс, нужны миллионы гривен. Вода будет «золотой».
Заповедник любви к Лазаренко
Вопреки названию, повышенной носатостью жители этого села не отличаются. Как вспоминают старожилы, до революции этими землями владел пан по фамилии (а, может, и прозвищу) Носач – оттуда и пошло… Но гораздо чаще в Носачах вспоминают не «прародителя» села и не нынешнюю власть, а опального Лазаренко.
- Что бы ни писали про этого человека, а мы его любим всем селом! – горячится председатель ветеранской организации села Валентина Гладырева. – Он был единственным, кто помог Носачам не на словах. Дорогу (от которой остались только ямы) провел, газ, новые дома в Великомихайловке для молодых специалистов. И главное – водопровод, от которого остались только ржавые трубы и колонки.
Вода – это главная здешняя боль. Колодцы-то есть у каждой хаты, но вода в них отвратительная: горькая, с запахом. Валентина Ивановна дала мне глоточек на пробу – рот тотчас судорогой свело.
- Как же вы ее пьете?! – недоумеваю после этой «дегустации».
- Да ее даже домашняя скотина пить не хочет! Иногда всем селом сбрасываемся на цистерну, а так из магазинов Великомихайловки привозим. Но много ведь не навозишься-то…
Дворцы и хижины
Чуть получше, чем с водой, в Носачах с работой. Кому повезло, устроился в сельхозкооператив «Украина», который базируется в Великомихайловке. Это предприятие – «динозавр», сохранившийся с советских времен, почти тридцать лет руководит им легенда здешних краев Георгий Васильевич Колпак. В то время, как все бывшие колхозы и совхозы раздробились на частные и фермерские предприятия, «Украина» Колпака не просто устояла – благодаря ей, как единодушно говорят местные жители, существуют все окрестные села.
Повезло, впрочем, не всем.
- Что скрывать: самые молодые и смекалистые уезжают в Днепропетровск, в Синельниково, - признается Анатолий Ярохович. – Остальные спиваются и доживают свой век в нищете. Лишь единицам удается пробиться в жизни самостоятельно.
Единственный такой счастливчик в Носачах – фермер-частник Михаил Кузьменко. Его добротный кирпичный дом, по местным меркам, – просто-таки дворец. На подворье – комбайн, трактор, грузовик и даже легковая иномарка.
- Это все поднято на своем горбу и своими руками! – показывает мне мозолистые ладони Михаил. – Не понравилось мне в «Украине», взял свой пай в десять гектаров, сам на них верчусь как белка в колесе. Выращиваю пшеницу, подсолнечник, кукурузу, держу коров, свиней. Все – сам, дочки выросли и уехали. С марта по ноябрь встаю в четыре утра, ложусь за полночь, руки-ноги отваливаются – тяжел фермерский хлебушек-то, не завидуйте! А когда в декабре спину разогнешь и посчитаешь прибыли-убытки, то едва концы с концами сводишь: солярка дорогущая, зерно оптовики за копейки берут…
В трех домах от фермерского подворья – и главная цель моего визита: хата нашего читателя Василия Семирода. Калитка в заборе распахнута: заходи, кто хочешь. На пустом дворе сыро и уныло: у покосившегося сарайчика свалены дрова, пустует собачья будка. Хата-мазанка заперта и явно доживает свои последние дни. Стены покосились и пошли такими страшными разломами, что скоро хата, оставшаяся без постоянного хозяина и обогрева зимой (а это для мазанок смерти подобно!), начнет разваливаться. Беспросветностью веет от этого подворья.
- Занимался я лично вопросами Семирода, - говорит председатель сельсовета. – После смерти бабушки он с женой уже лет семь здесь постоянно не живут, приезжают только летом садить огород. Вот им свет и газ и отключили – как не проживающим и не оплачивающим услуги. Но сельсовет собрал все справки, подтверждая статус Семирода как «проживающего без регистрации». Я подал эти справки в районные электрические сети и райгаз – их должны снова подключить к свету и газу. Главное, чтобы люди оплачивали эти услуги.
Уходя с унылого двора, обратил внимание на обилие тазов, корыт и прочих железок. В любом другом селе в брошенную на зиму хату тотчас забираются ворюги металла, не говоря уже о том, чтобы «подчистить» весь двор.
- Я же говорю – это тупик нашей области, глухой угол, - поясняет Анатолий Ярохович. – Здесь даже металлолом не воруют – невыгодно везти его за тридевять земель.
Унынием и тоской веет от всей здешней жизни, проходящей по расписанию от одного приезда продуктовой лавки до следующего. Скотина в хлеву и вечерний телевизор – вот и все развлечения. А что же молодежь, дети? Детсадовцев (а их всего двое на все село!) воспитывают в семьях, трех школьников возит автобус в великомихайловскую девятилетку. У ее выпускников выбор небольшой: ехать в город или идти в «Украину». Оставаться в родном селе никто не хочет…
Спасли школу – значит, спасли будущее села
- Зарплата пять-шесть тысяч гривен, бесплатные обеды, доставка автобусами на работу и домой, полный «социальный пакет» - вот чем обеспечен каждый работник сельхозкооператива «Украина», - с гордостью сообщает бригадир строителей этого предприятия Анатолий Снипыч, который руководит разбором старого коровника, плиты которого пойдут на ремонт свинокомплекса. – Кто действительно хочет работать – тот без дела не останется.
Именно «Украина» - главный источник работы для жителей и Носачей. Несмотря на «мертвый» для аграриев декабрь, работа здесь кипит: чинят и готовят к зимовке технику, строят, сберегают урожай зерна, содержат три тысячи хрюшек… После крошечных и депрессивных Носачей Великомихайловка выглядит настоящим мегаполисом: два работающих продмага, шеренга красивых «лазаренковских» коттеджей, чистый парк на аккуратной главной улице им.50-летия Октября. Не поверите: пока тысячи жителей Днепропетровска десятилетиями живут без уличных фонарей, это село освещают шикарные светильники. Местному кирпичному двухэтажному клубу (в котором бурлит певческая, танцевальная, кружковая жизнь, есть хорошая библиотека) позавидуют и многие райцентры.
Но я отправляюсь в школу, куда возят и маленьких жителей Носачей. Летом 2011 года состоялось открытие этого комплекса «школа-сад». А ведь еще год назад речь шла вообще о закрытии этой школы!
- Село, в котором закрывают школу, обречено на вымирание! – говорит директор учебно-воспитательного комплекса Тамара Гусева. – Когда я пришла в эту школу в 1995 году, в ней занималось больше семидесяти детей. Но молодежь из села разъезжается, рождаемость падает – осталось в школе тридцать учеников. Нас даже хотели закрыть, а учащихся – перевести в Миролюбовку, за пятнадцать километров. Спасибо Колпаку – это он провел реконструкцию школы с открытием в ней детсада.
На подворье с красивыми качелями-каруселями за двадцатью дошколятами присматривает воспитатель Ирина Цуркина. Она с мужем Сашей закончили в Днепропетровске вузы, но неопределенность с работой заставила вернуться в родные края.
- И я только рада такому возвращению! – признается Ира. – Хоть я по образованию химик, работу с детьми полюбила всем сердцем. Это выдумки, что молодым в селе нечем заняться! Есть и работа, есть и где отдохнуть – в клубе, летом - на природе, мы с мужем обожаем книги читать.
- Наше село хоть и небольшое, но в нем очень красиво и уютно, - в один голос восклицают ученицы девятого класса Даша Могилева и Катя Додон. – Какой у нас замечательный клуб, школа с детсадом, как у нас красиво летом! Мы собираемся дальше учиться на врача (это Даша) и преподавателя музыки (Катя). А потом, наверное, вернемся в родное село!
Побольше бы было таких патриотов своей малой родины – перестали бы вымирать села.
Константин ШРУБ

Loading...
Loading...