Никуда он не ушел, этот странный Балашов

 

О людях и событиях, оставивших след в истории страны, рассказывает Леонид Гамольский

Тел. (056) 374-34-04

Пятнадцать лет тому назад Геннадий Балашов подарил мне свою первую книжку, изданную в Днепропетровске, которая называлась незатейливо: «Политика... (рассказы, статьи, комментарии)». В аннотации говорилось: «В книге дается свое видение политических событий, происходящих в Украине в 1996 году. Дарственная надпись звучала так: «Леониду Владимировичу – от автора, с пожеланием жить в красивой стране».
Мы познакомились в середине восьмидесятых, на заре горбачевской перестройки. Балашов начинал как создатель одного из первых в городе кооперативов. Директор городского промторга Виктор Николаевич Кудряшов, квартира которого располагалась на 12-м квартале, внял просьбе симпатичного паренька, живущего по соседству, и разрешил ему занять «торговое место» под лестницей Дома торговли. Сыграло свою роль и высшее экономическое образование Балашова, и его горячая убежденность в том, что со временем он сумеет насытить днепропетровский рынок дефицитными товарами. «Я подумал, чем черт не шутит, - пояснял позднее Кудряшов, - а вдруг у этого паренька что-то получится. К тому же полки магазинов тогда были пусты...».
В самом деле, торговать тогда было нечем. Огромный по тем временам Дом торговли на проспекте Правды был лишь на одну десятую заполнен лежалым товаром – стегаными фуфайками, сатиновыми семейными трусами, резиновыми сапогами...
Геннадий Балашов начал с того, что вместе с друзьями съездил в Москву и привез первую партию ярких модных вещей. Они быстро разошлись и принесли небольшую прибыль, которая сразу же была пущена в дело. Месяц челночных поездок в тогдашнюю столицу СССР принес каждому более чем по 200 рублей. «Это была зарплата начальника отдела НИИ, в котором мы тогда числились», - вспоминал Геннадий Балашов.
Удачное начало привело к созданию торгового кооператива, деятельность которого поощрялась местными властями. Так Балашов стал героем нескольких публикаций в «Днепре вечернем». Мы подружились, он часто наведывался в редакцию, а вечерами после работы заезжал ко мне на дачу, которую с его легкой руки, многие мои друзья стали называть «политубежищем». Там мы провели немало вечерних часов, беседуя о ситуации в стране и мире, строили прогнозы на будущее. Как правило, вместе с Геннадием на дачу приезжал Дмитрий Соловьев – молодой, но уже известный политтехнолог. Далекий от коммерции, он был нашим третьим душевным собеседником. Остроумный и талантливый, он во многом способствовал продвижению многочисленных проектов своего «шефа».
Между тем, Балашов в течение нескольких лет не только приумножил небольшой собственный капитал, вложенный в дело, но и стал руководителем самого крупного частного предприятия в Днепропетровске. Около 1000 сотрудников предприятия «Москва» были морально готовы идти за своим шефом, когда тот задумал, на первый взгляд, совершенно невыполнимую задачу – построить «солнечный» город. Он начал... с подземных переходов. Практически заброшенные, темные, грязные, криминально небезопасные подземные переходы Днепропетровска Балашов превратил в красочный, светлый, просторный город с магазинами, детскими уголками и даже рынком золота. В то время как экономический кризис заставлял улицы города становиться темнее, тротуары грязнее, подземный город Балашова притягивал к себе тысячи и тысячи горожан в самых разных уголках Днепропетровска.
Не обошлось и без хуторянского жлобства, присущего местным национал-радикалам. Название балашовского предприятия «Москва» неоднократно подвергалось нападкам озабоченных «патриотов». «Но это название, - справедливо пояснял тогдашний политический обозреватель «Зеркала недели» и корреспондент «Вечерки» Володя Кацман, - не несло какой-либо идеологической нагрузки, а было принято лишь из прагматических целей: «Поехали делать покупки!» - «Куда?» - «В Москву!» - весь бывший Союз ССР привык ездить за покупками в Москву».
В начале 1990 года, достигнув успеха в бизнесе, Геннадий Балашов твердо решил заняться политикой. Припоминаю его неожиданное появление на сцене Дворца культуры металлургов завода имени Карла Либкнехта. Шло празднование юбилея Индустриального района. Выступали с приветствиями партийные руководители города и области. Передовикам производства вручались советские награды, в глубине сцены, задрапированной красным бархатом, - силуэт В.И.Ленина и надпись золотыми буквами: «Наша цель – коммунизм!». И вдруг на сцену поднимается молодой человек в супермодном костюме с огромным букетом роз. По рядам зрительного зала, заполненным работягами, проносится: «А причем здесь торгаш Балашов?» И как бы отвечая на недоумение пролетарской публики, Балашов произносит короткий спич. «Это праздник Индустриального района, - говорит он, - а значит и мой праздник. Большинство из вас работают на государственных предприятиях, а я занимаюсь частным бизнесом. Но все мы живем в одном городе, который должен стать красивым благодаря нашим общим усилиям. Главное - каждый должен честно относиться к своему делу...». Его неожиданное появление на том празднике запомнилось многим присутствующим, а он долго удивлялся: «Никогда не думал, что мне будут так дружно аплодировать...».
К тому времени Дима Соловьев стал политконсультантом Геннадия Балашова. Именно Соловьев, который был зачислен в штат предприятия «Москва», предложил использовать местное телевидение для популяризации взглядов своего шефа. Он подготовил цикл бесед, которые автор этих строк должен был вести с Геннадием Балашовым в прямом эфире. Состоялась первая передача, но она оказалась неудачной. Режисер Тамара Ковальчук появилась в студии за несколько минут до эфира. Не была обозначена тема. Все делалось второпях... Мы сидели друг против друга и болтали о всяких пустяках, вместо того, чтобы обсуждать какие-то важные животрепещущие проблемы. Когда я просмотрел запись этой передачи, твердо решил больше никогда не участвовать в подобных затеях. Мне было стыдно за свой непрофессионализм. Впрочем, это никак не отразилось на моих дальнейших взаимоотношениях с Балашовым. Когда он в 1993 году создал и возглавил общественный фонд «Центр политических инициатив», я был включен в состав его актива, и наши регулярные встречи продолжались и в его офисе, и в моем «политубежище».
Главной целью существования фонда являлось превращение Днепропетровска из города «чугуна и стали» в город счастливо живущих людей. В предвыборные баталии Геннадий Балашов пошел с лозунгом «Мы будем жить в красивом городе!». Начиная в политике практически с нуля, он сумел сагитировать в свои союзники третью часть миллионного города. С тем, что делал и как действовал Балашов, были вынуждены считаться тогда весьма влиятельные руководители и структуры.
Во время избирательной кампании 1994 года фонд «Центр политических инициатив» стал опорным днепропетровским пунктом «Блока Гринева-Кучмы». Несколько раз мне пришлось побывать в Киеве вместе с Геннадием Балашовым на заседаниях «Межрегионального Блока Реформ» (МБР), а когда он инициировал в Днепропетровске работу по превращению блока в политическую партию, участвовать в качестве наблюдателя на съезде партии МБР, который проходил в Украинском Доме. Мы пробивались в Киев по заснеженной трассе ночью. Стоял тридцатиградусный мороз. За Решетиловкой стали свидетелями нескольких аварий. Но у Балашова настроение было бодрое и боевое. Оно передалось и нам с Дмитрием Соловьевым. Именно тогда впервые он признался, что хочет написать книгу о том, что все граждане Украины должны жить в красивой стране. Движимый идеей сплочения всех центристских демократических сил, он тогда создавал мощный предвыборный блок, который смог бы гарантировать приход к власти молодых, прагматичных людей. А главное – людей, проникнутых заботой о благополучии своих сограждан.
Сегодня, перелистывая книжку Геннадия Балашова, изданную в 1997 году, на каждой странице натыкаюсь на слышанное мною от него в частных беседах. Беру наугад фрагмент его текста и поражаюсь его актуальности. «Нашим политикам, - пишет автор в эссе «Красота спасет мир», – не хватает широких мужских жестов. Мы практически не видим политиков, которые красиво говорят и широко шагают. А вместо этого мы наблюдаем мелко семенящих приспособленцев. Нам не хватает красивых поступков, как в фильме «Любовь земная», где один герой теряет все ради любви и красоты. «Культура» нации у нас на экране, с которого исчезли красивые и умные программы, а вместо этого безответственная бездарность. Мы теряем красивый украинский язык, заставляя русскоязычное население скорополительно говорить по-украински. Наши политики не стремятся овладевать украинским литературным языком, приспосабливаясь к языковой конъюнктуре... наши люди устали от лжи. От лицедейства, от неуверенности в завтрашнем дне. Мы разучились говорить делая. Мы перестали называть вещи своими именами. Если раньше мы общались на кухне, то теперь лжем с трибуны. Некрасиво! Назовите мне хоть один красивый поступок наших политиков. Но неужели безнадежно?! Нет!.. Подумайте, проанализируйте хотя бы один день, хотя бы одно действие в своей жизни с точки зрения красоты, и вам откроется истина. Красота спасет мир!».
Став народным депутатом, Геннадий Балашов стал выпускать газету «Балашовская правда». Сеть Интернета тогда в Украине только нарождалась, а нашему герою всегда хотелось иметь трибуну, чтобы высказывать свое видение действительности. Этим, вероятно, достигалось то, что закладывалось предпринимателем и политиком Балашовым: при помощи публикаций хоть в какой-то степени повлиять на ход политической и экономической жизни в стране в тяжелый переходный период. «Мы должны жить в красивом городе!» - эти слова, начертанные его почерком на огромных плакатах, согревали души каждого днепропетровца. «За красивую Украину!» - так называлась созданная им партия, которая отражала его благородную, хотя и наивную веру в абсолютное добро, которое должно освятить украинскую действительность...
Политическая судьба Геннадия Балашова, и это следует признать, не сложилась. Он не стал долгожителем здания под куполом на улице Грушевского. Хотя, как сказать, ведь его подпись стоит под историческим текстом Конституции, по которой сегодня живет наше государство. С бизнесом у него не сложилось, он не ушел в чиновники. Закаленный в политических баталиях прошлых лет, он остался свободным романтиком, наивным и верящим в чудеса, которых как известно, не бывает.
На днях в его блоге (www.balashov.com.ua) я прочитал следующие слова: «Запретите себе говорить о прошлом и ругать настоящее. Говорите только о себе и своем месте в будущем. Именно это является источником потрясающих перемен в вашей судьбе...».
Таков он – Балашов. Пришел в нашу жизнь, затем куда-то исчез. Странно все это. В памяти людей, однако, остался. И не исключено, что может вновь появиться где-нибудь на властном Олимпе. В нашем непредсказуемом государстве все может произойти. Тем более, что сегодня Геннадию Викторовичу Балашову всего лишь 51 год. Возраст для политика, прямо скажем, подростковый...

Loading...
Loading...