Научите нас жить в новой жизни

 

“Вы много помогаете людям, и мы к вам с просьбой, - пишет семья Гейченко (ул. Чапаева, 27, с. Орловщина Новомосковского района) по поручению жителей улиц Чапаева и Щорса.

Живем в Орловщине, есть газ, однако многие пользуются баллонами.

Потому что денег нет провести газ. Зимой топили дровами, углем, кто чем запасается на холодное время года. Пищу готовим  на баллонном газе. Такой газ нам привозили в конце 2011-го. А в этом году только раз промчалась машина, как буря, и никто не узнал, что за машина.
По слухам, есть где-то хозяйство в Самаровке, которое заправляет баллоны, а потом развозит по селам. Но сами мы не можем туда ездить –  нам всем уже  уже по 75 – 80 лет. Да и телефонов у нас нет, и многого другого недостает. В сельсовете в ящике для писем море заявок, но никто не обращает на наши нужды никакого внимания. Убедительно просим, помогите!”
Эти люди, наверное, помнят, как когда-то стояли в очередях за продуктами, одеждой?  Ездили за мечтой за тридевять земель. И привозили домой для себя и соседей  полный набор столичных продуктов, а заодно запасались туалетной бумагой. И ведь не роптали. Потому что нам обещали другую жизнь, счастливую. О ней тоже мечтали, с мечтой жили, старели. И дождались.
Да, мы получили “новую реальность”, которую построили для нас новые хозяева жизни. В этом убедилась не только семья Гейченко, но и многие другие, которые живут в таких заброшенных местах, как село Орловщина. Когда-то мечтали о куске колбасы. Теперь их личное счастье зависит от социальной ситуации, от того, в каких условиях живут.
Психологи убеждены, что политики должны создавать условия для того, чтобы человек почувствовал себя хотя бы немного счастливей. Но когда в твоем доме нет ни газа, ни воды -  самого необходимого, о каком счастье может идти речь!  
Каждая власть говорит о том, что в жизни надо что-то менять (действительно надо – иначе ждет процесс гниения). Но меняет хорошая власть. А такая власть, как в Новомосковском районе, на которую потоком идут жалобы в редакцию – то из одного села, где нет воды, то из другого села, где нет газа, пока ничего не меняет к лучшему. По сути, власти нет, а если так, то и  пожаловаться некому. Потому люди  ищут защиту у журналистов – четвертой власти.
Если так будет работа в сельсоветах продолжаться и дальше, результатом станут умирающие улицы, типа улицы Чапаева в селе Орловщина. Когда читаешь подобные письма или слушаешь аналогичного содержания телефонные звонки, ноет сердце. Очень сомневаюсь, что олигархи знают, как народу живется в заброшенных селах. Но  эти люди живы, и они не заслуживают такого отношения к себе.  
На что расчет? Что старики будут жалостливо просить и кланяться? По правде говоря, что им еще остается, если сельские улицы в заброшенном состоянии? Есть среди сельчан отважные, способные бороться с такой жизнью,  они пытаются найти справедливость в Киеве. Верят, что правда восторжествует, и все заживут счастливо.
 Но давайте признаемся себе честно: власти уже не интересна жизнь стариков, судя по тому, что не озабочена  их житейскими проблемами.  Остается сделать только такой вывод, он напрашивается, когда читаешь письма жителей села.
Сквозит безысходность и в письме Любови Гейченко, и в других подобных письмах. И это реальная политика. Думается, не надо изобретать велосипед. Хорошо бы в сельские советы поставить хороших хозяйственников. И тогда жизнь на селе будет о’ кей.

Loading...
Loading...