Наследники

 

Когда  люди создают семью, им кажется, что она будет существовать долго, что жизнь бесконечна, и что они сами, их чувства и есть залог счастья и спокойствия будущих детей

Путь к счастью у жителей Днепропетровска  Елены Литовченко и  Геннадия Сосницкого  оказался непростым.

Неудачным оказался его первый брак, да и у Елены  семья не получилась. Молодая женщина осталась с маленьким ребенком на руках без мужа.  А через какое-то время судьба свела их в одной компании.
Наверное, это была  любовь с первого взгляда. По крайней мере, наличие ребенка, которому меньше года, не оттолкнуло Гену от Лены. Первая елка для  маленькой Инны была куплена и подарена  им. А вскоре он познакомил любимую женщину с родителями.
Обычно свекровям кажется,  что у сына должна быть такая идеальная жена, какой в природе, наверное, и не существует. Не каждая женщина  может быть реалисткой и принять безоговорочно выбор сына. Матери Геннадия  Лена не понравилась, но тем не менее сын решил  начать  с любимой женщиной совместную жизнь. Для этого у него был свой частный дом.
Прошло четыре года, прежде чем у них родился совместный ребенок -   дочка Настя. И тогда уже гражданские супруги со стажем стали поговаривать о необходимости зарегистрировать брак. У Елены была трехкомнатная квартира, но так как содержать и квартиру, и частный дом было трудно, квартиру продали, чтобы вложить деньги в ремонт дома.
Сейчас уже никто не может ответить, почему Елена и Геннадий не зарегистрировали свой брак, ведь вместе они прожили 15 лет, а это срок вполне солидный. И чувства их были проверены. Об этом свидетельствует факт венчания   в церкви. Все же Елена надела белое свадебное платье, о котором мечтает каждая женщина. И свадьбы была. И священнику пообещали расписаться, но до РАГСа так и не дошли.
А дальше случилось негаданное, непредвиденное несчастье -  Елена и Геннадий погибли. Они угорели в гараже в дождливый день, устанавливая в машине только что купленную магнитолу. Обе девочки остались сиротами. Первыми, кому  дети  позвонили, чтобы сказать о смерти родителей, были Алина и  Вячеслав - друзья родителей.
Каждый из членов семьи и близких  переживал это горе по-своему, но   для детей, потерявших родителей,  земля опустела. Инне было 15 лет,  Насте - 9. С дедушкой и бабушкой – родителями Геннадия Сосницкого -  теплые отношения не сложились. У Елены  родителей не было. По-настоящему теплые отношения были только  с семьей   Алины Артеменко. Ей девочки доверяли так, как доверяли  Геннадий и  Елена.
Естественно, встал вопрос: куда девать детей, не отдавать же девочек в детдом. Родители Гены – люди немолодые, опекунство им не потянуть. Тогда решили, что в дом, который остался девочкам после смерти родителей, переедет брат Гены  с семьей – Виталий. Он и оформил опекунство.
Только ведь не всегда то, что гладко на бумаге, бывает благом и комфортом,  теплом и покоем. Формально все было нормально, дети остались жить в своем доме, с родственниками. Но  теперь сюда стали приходить дедушка с бабушкой, считавшие Елену, Гену, а заодно и Алину -  виновниками  всех бед. Вместо тепла и ласки  дети стали слышать  в  адрес  родителей упреки и обвинения, а опекун, в чьи обязанности входит забота не только о тарелке супа для сирот, но и забота об их душевном спокойствии, справиться с «погодой в доме» не сумел, поэтому Инна и Настя все чаще стали отводить душу с друзьями родителей.  
Вскоре ситуация стала напоминать кастрюлю с кипящей водой под крышкой. Опекуны потеряли контроль над эмоциями, всем  вместе стало  жить некомфортно, и теперь уже виноватой стала Алина  Артеменко. Виноватой в том, что любила  друзей и не позволяла говорить о них плохо. А однажды дети просто-напросто отказались идти домой после школы и категорически – общаться с дедушкой и бабушкой, а также с опекунами. Это случилось  через четыре месяца после смерти  их родителей, когда еще свежи были воспоминания, боль утраты, и каждое неодобрительное слово о матери вызывало слезы.
С февраля по июнь дети находились на иждивении Алины Артеменко и ее мужа, живших  недалеко, имеющих своих троих детей. Тогда и стало ясно Виталию Сосницкому и Алине Артеменко, что  надо как-то решать вопрос с опекунством. Решением Амур-Нижнеднепровского райсовета  опекуном была назначена Алина, которой  теперь по закону следовало переехать с семьей в дом  Сосницких, где должны были жить  девочки.
Так и сделали. Казалось бы, теперь настало время врачевать детские раны, учиться жить без родителей, зная, что мир не без добрых людей, строя планы на будущее, в котором все же детям  будет на кого опереться  и с кем посоветоваться.
Но не тут-то  было. Пришло время оформлять наследство на дом, и дедушка с бабушкой вспомнили, что Елена Литовченко  - гражданская жена их сына, а ее дочь Инна и вообще никто. В исковом заявлении в суд они написали: «После смерти сына  наследниками по закону на данное домовладение являемся мы – его родители и малолетняя дочь Сосницкая Анастасия Геннадьевна в размере 1/3 части домовладения  каждый...». А далее  сетовали на то, что «нарушено их право частной собственности» и требовали  разделить дом, двор  и огород на три части, а вот гараж и сарай с навесом оставить  за ними.
Самое забавное, что несмотря на то, что с 1 января 2004 года  гражданские браки в имущественном плане  семейное законодательство приравняло  к тем, которые зарегистрированы, суд разделил дом и землю возле него на три части. Так что Инна Литовченко вроде бы и ни при чем. Стало быть, сироте надо идти под забор? И разве решения суда не должны строиться на принципе справедливости?
Конечно, Алина Артеменко с семьей и двумя девочками  живет в доме Елены и Геннадия, хотя недалеко стоит  ее  дом.
- Только ведь стоит мне уехать, как его займут родные дедушка с бабушкой Насти, которые имеют свой дом, а Инну  просто выселят, -  говорит Алина. - Да и права уходить я не имею, так как являюсь опекуном. А главное, этого не хотят девочки. Неужели у детей в нашей стране нет прав?
Вот и газете хочется узнать: есть в нашей стране у детей права?
Людмила ПАШУК

Loading...
Loading...