На танки шли с винтовкой и бутылкой

 

Евгений Григорьевич Повод защищал родной Днепропетровск и освобождал нашу область

По многолетней традиции, 25 октября, День освобождения Днепропетровска от фашистских захватчиков, 90-летний Евгений Григорьевич

Повод проведет в средней школе №6 областного центра. Нет, ветерана и инвалида войны, защитника нашего города и освободителя области не потянуло вдруг за парту. Вот уже много лет руководство школы приглашает земляка-орденоносца на школьный праздник в честь этой даты. Будет и парад школьников, облаченных в форму разных родов войск, и пронзительный рассказ человека удивительной судьбы, который в себе носит напоминание о той страшной войне. Не менее удивительна и история его семьи.
Его именем названо село
На карте Криничанского района вы без труда отыщете небольшое село Поводивка, неподалеку от поселка Щорса на железнодорожной линии Днепропетровск – Пятихатки. Названо село не в честь героя нашей статьи, но именем его предков.
- Во второй половине девятнадцатого века велось активное строительство Екатерининской железной дороги, - напоминает Евгений Григорьевич. – И через каждые 30 километров закладывалась станция. Так в глухой степи появилась станция Божедаровка, на которую стали переселять рабочий люд. Среди переселенцев оказалась и большая семья моего прадеда Ивана Повода – потомка свободных запорожских казаков. Его братьев, сыновей, племянников было полтора десятка душ, и практически все занимались портняжным делом. На эту большую семью выделили тридцать десятин (три гектара) земли, и вскоре место, где поселились Поводы, и стали называть Поводивкой.
Приход советской власти разбудил в членах этой семьи удивительную тягу к знаниям – да, наверное, и не требовалось в небольшом поселке столько портных. Хотя отец Евгения еще портняжничал, его братья (дяди Евгения) подались в учительство, один даже стал директором пединститута. Столь же дружно рвануло в Днепропетровский университет и поколение Жени – туда поступили и его сестра, и два двоюродных брата. Так что, когда в 1939-м с мечтой тоже стать учителем на физмат поступил Евгений, в универе уже была целая «община Поводов».
Но мечты о мирной педагогике разбились 22  июня 1941 года.
Атаки отбивали одной винтовкой на троих
Начало войны Евгений Повод встретил отнюдь не зеленым, неопытным юнцом. Закончив второй курс университета, все это время он с одногруппниками был прикреплен к артучилищу и познавал азы пушкарского дела. Обучение было наисерьезнейшее: изучали и материальную часть орудий, и топографию, и премудрости стрельбы. Поэтому с первых дней войны Женя рвался на фронт – громить из пушек агрессоров.
Но порывы таких патриотов быстро остудили. Всех студентов факультета прикрепили к штабу обороны города, направив на ускоренное обучение. Когда фашисты подошли к Днепропетровску, Женю вместе с такими же студентами и курсантами артиллерийского училища поставили на оборону участка Монастырской балки. Что любопытно, на этом оборонительном рубеже Женя Повод мог плечо к плечу сражаться сразу с двумя односельчанами. Но те проявили малодушие и, пользуясь неразберихой, сбежали домой. Оккупацию не пережил никто из них, а вот Евгений вернулся с войны орденоносцем.
- Это была третья, самая глубокая линия обороны города, - вспоминает ветеран. – Прямо за нами, на территории нынешнего СИЗО и армейской части, располагались военные склады, которые немцы беспрестанно бомбили. Что интересно, заводы бомбами они не забрасывали – хотели сохранить для себя. Самое страшное началось, когда после 18 августа отряды фашистов стали прорываться к нашим  траншеям. Знаний у нас хватало, а вот оружия – нет. На всю линию обороны было только четыре пушечки, винтовка была одна на двоих-троих. Немцы непрерывно атакуют, а гранат нет. В соседней балке наловчились мы делать бутылки с зажигательной смесью. С бутылкой на танк ходили в паре – один ее поджигает, другой бросает. То, что танк после броска бутылки сразу взрывается – это все кино! Ты в эту гадину хоть пять бутылок брось, а он будет ползти и стрелять, пока не взорвется его бензобак. А из-за танка выскакивают немецкие автоматчики и утюжат огнем наши траншеи. Ужас был вокруг, страх и ад  кромешный! Но мы не сдали позиций, пока 25-го августа не поступил приказ отступать.
Зацепились за землю только в Сталинграде
Это отступление продолжалось почти год. Евгений Повод чудом не погиб под Павлоградом, когда их эшелон попал под бомбежку наших же составов с артснарядами. Зачисленный в 52-й полк 5-й армии, Евгений осваивал азы наведения и стрельбы из тяжелых 122-х и 152-миллиметровых орудий. Грамотный, образованный парень, которому еще не было и двадцати, довольно быстро был назначен командиром орудия. Основной задачей было прикрывать наши отступавшие войска и беженцев. Вместе с другими войсками артиллеристы отступали по Ростовской области, Кубани. Зацепились за родную землю только в августе 42-го в Сталинграде.
- Наша батарея дальнобойных орудий располагалась на восточном берегу Волги, куда не пустили фашистов, - рассказывает Евгений Григорьевич. – А снаряды продолжали производить на нескольких заводах на западном берегу, где вовсю шли бои. Под огнем врага мы подвозили снаряды с тракторного завода к берегу, ждали ночи и только тогда переправлялись. Процесс стрельбы был наисложнейшим. Ведь зачастую позиции наших и немцев находились в соседних домах, поэтому от нас требовались точечные выстрелы. А ведь гаубица бьет так, что снаряд оставляет пятиметровую воронку или этаж здания может подчистую разворотить. Ошибиться, чтоб свои не пострадали, нельзя ни на метр! Мне это, видно, здорово удавалось, потому что вскоре меня назначили корректировщиком огня для нескольких батарей и наградили медалью «За боевые заслуги». А после прорыва обороны мне присвоили звание младшего лейтенанта.
От Войскового видел руины Днепропетровска
А дальше по тем же дорогам Кубани, Ставрополья был гораздо более радостный путь на запад. Техники катастрофически не хватало, по февральско-мартовской распутице 43-го тяжеленные гаубицы хорошо, если еле живые лошадки тянули, а гораздо чаще сами артиллеристы выпихивали из грязи на своих спинах. После переформирования попавший в состав 127-й дивизии Повод с однополчанами шел на Ростов. После его освобождения вышли к берегу Миуса, где немцы создали эшелонированную оборону. Бои за переправу были страшные – из 15 тысяч состава дивизия потеряла почти треть.
Наверное, самый радостный миг настал летом 43-го, когда ступили на освобожденную от фашистов землю Днепропетровщины. Прошли Чаплино, Синельниково, в октябре вышли к Войсковому, где как раз готовилась переправа через Днепр. С берега Евгений Повод видел руины ставшего родным Днепропетровска. Но освобождать город ему не было суждено. Дивизия была истощена боями, половина пушек не работала, поэтому артиллеристов отправили на переформирование, а потом перебросили под Киев. 6-го ноября на Литежском плацдарме начались бои за нашу столицу. Вместе с однополчанами Евгений  штурмовал город по центру, в районе нынешнего моста Патона. Форсировав Днепр по наплавному мосту, вышли на Сенной рынок, отбили трамвайное депо. И, не останавливая наступление, преследовали фрицев по Житомирской трассе аж до Радомышля. Именно под Житомиром Евгений совершил подвиг, за который был удостоен первого ордена Великой Отечественной войны 1-й степени.
- Под Житомиром мы захватили семь немецких БТРов, даже не думая, как они вскоре пригодятся, - вспоминает ветеран. – 22-го декабря дали приказ наступать, а мы дальше опушки леса не можем выдвинуться – немцы изо всех орудий открывают ураганный огонь. Тогда мы придумали сесть за немецкие БТРы, подцепив к ним сзади свои пушки. Хитрость сработала. Фашисты приняли нас за свое отступающее подразделение. Мы подскочили к их позициям, с ходу развернули свои 122-миллиметровки и дали по немчуракам картечью.
Орденоносец пошел в школу
Второй орден Отечественной войны был присвоен Евгению Григорьевичу, когда он уже был… комиссован. А окончание войны для него, как считает Евгений Григорьевич,  стало прозаическим. В одном из боев уже у старой границы СССР, под Чудново, он получил тяжелейшее ранение в ногу. Мог бы на передовой и кровью истечь, да спас верный ординарец Михаил Дегтяренко, дотащивший на себе командира до полевого госпиталя. Когда врачи увидели изуродованную стопу, речь вели только об ампутации. Но ногу, к счастью, удалось спасти. Хотя напоминание о той страшной войне постоянно с Поводом – осколок до сих пор «живет» в его ноге.
Сегодня полковник запаса, на груди которого блестят два десятка орденов и медалей, категорически не считает себя героем. Он лишь исполнил свой долг перед Родиной и людьми. А после комиссования он вернулся к своей мечте стать учителем. В 45-м был первым послевоенным выпускником ДГУ, 45 лет отдал педагогике, стоял у истоков создания Красногвардейской районной организации ветеранов и инвалидов Великой Отечественной войны. Учителем была и его, увы, уже покойная супруга Лариса Петровна, которую знал сызмальства и с которой сыграл незатейливую свадьбу сразу после Победы.
Завтра, в очередную годовщину освобождения Днепропетровска, Евгений Григорьевич Повод вместе со своей дочерью Татьяной и внуком Женей снова вспомнит те, опаленные огнем сражений, военные дни и ночи. И подымет чарку – за тех, кто не вернулся с полей самой страшной войны человечества. И за наше мирное небо, которое помог отстоять потомок славных запорожских казаков, чьим именем названо село.
Константин ШРУБ

Loading...
Loading...