«Моряки вернулись из похода через 67 лет»

 

Днепропетровец Дмитрий Чистилин был в числе тех, кто установил табличку с именами погибших на Л-24

Такое трепетное отношение к морю и памяти у Дмитрия Чистилина в крови.

Его отец Константин Дмитриевич начал свою службу на подводной лодке еще в 1938 году. А когда началась война, защищал свое Отечество живота не жалея, как в семье с деда-прадеда повелось. Об этом красноречиво свидетельствуют его боевые награды: медали «За отвагу», «За боевые заслуги», «За оборону Сталинграда», «За взятие Берлина», ордена Красной Звезды и Отечественной войны второй степени. На подводных же лодках Чистилин-старший прослужил элекромехаником почти тридцать пять лет.  
Дайверские походы Дмитрия Чистилина начались более десяти лет назад. А в подводно-патриотической экспедиции «Поклон кораблям Великой Победы» он участвует с того момента, когда она в 2005 году стартовала по инициативе общественной организации «Российская Подводная Федерация» и Разведывательно-водолазного клуба.  
- В годы Великой Отечественной войны, - говорит мой собеседник, - могилами для моряков становились их боевые корабли. А все ушедшие в морской поход считаются в вечном походе до тех пор, пока не обнаружат их место гибели. Сделать это очень важно и с точки зрения долга, и с точки зрения нашей христианской веры. Поэтому кроме идентификации утонувших объектов, установления на их корпусах мемориальных табличек и венков в память о погибших членах экипажа мы приглашаем священников. Чтобы после панихиды души тех, для кого последним пристанищем стало море, наконец обрели покой.
Очень важно и то, что все эти экспедиции проходят под девизом «Нельзя проводить границы по братским могилам». Как подчеркнул руководитель проекта Константин Богданов, у россиян и украинцев одна боль потерь и одна радость Победы. И моряки-черноморцы защищали одну Родину. Теперь вот объединившиеся в одну экспедицию русские и украинские аквалангисты напоминают всем нам о том, что в братских могилах под водой лежат герои, которые шли в последний бой за Новороссийск, Керчь, Севастополь… 
Забвению не подлежит
О подводных экспедициях Дмитрий Чистилин может рассказывать часами. Каждая до боли трогательная и важная. Например, в 2007 году у побережья Таманского полуострова дайверы нашли самолет, местонахождение которого до сих пор не было известно. А на дне Цемесской бухты удалось обнаружить катер класса «Малый охотник», затонувший в 1943 году во время переправы десанта на Малую землю. С помощью бортового журнала установили список экипажа и даже нашли родственников командира катера старшего лейтенанта Виктора Шпонько и матроса Алексея Дикарева. Вместе с дайверами они побывали на месте гибели близких, которых безуспешно разыскивали много лет. 
Не может без волнения говорить Дмитрий Константинович и о последней экспедиции. В годы войны у берегов Болгарии погибло пять советских подводных лодок. Только две из них были обследованы российскими и болгарскими военными водолазами. Но благодаря болгарским аквалангистам команды BSTD cтали известны места гибели лодок Л-24 и Щ-210. Место гибели С-34 пока не установлено.
Минный заградитель Л-24 участвовал в обороне Севастополя, доставив туда более двухсот тонн боеприпасов, тонны продовольствия и бензина. Лодка подорвалась на мине в конце декабря 1942 года у болгарского мыса Шабла. На борту находилось 57 человек. Впервые после окончания войны у наших аквалангистов появилась возможность посетить место гибели этой подлодки.
- Лодка лежит на глубине 59 метров на ровном киле, - комментирует трогательные до слез подводные съемки Дмитрий Константинович. - По левому борту в районе третьего отсека обнаружили пробоину. Здесь согласно схеме лодки располагались каюта командира, кают-компания, рубка радиста. Затем мы открыли люк боевой рубки. В результате длительных и кропотливых погружений мы пришли к выводу, что лодка ушла в подводном положении, готовясь выйти на перископную глубину, но, вероятно, зацепилась за минреп. В момент взрыва машинный телеграф зафиксирован в положении: левый двигатель - «стоп», правый - «малый вперед». Наверное, командир корабля капитан третьего ранга Георгий Апостолов пытался совершить маневр обхода минного заграждения, но столкновения с миной избежать не удалось. 
От взрыва возник пожар. Когда аквалангисты открыли люки командного отсека и опустили внутрь видеокамеру, поняли: огонь был такой сильный, что находившиеся на командном посту подводники погибли мгновенно. Так как шансов найти документы у дайверов не было, а крышка нижнего люка была деформирована взрывром от пожара, они приняли решение в отсек не заходить. Алексей Важинский лишь спустился внутрь боевой рубки и сделал уникальную съемку. Затем люки задраили, а на корпусе остались только табличка с именами погибших и венок. Теперь эта лодка считается братской могилой. 
- Я очень благодарен людям, с которыми участвовал в экспедиции, - говорит Дмитрий Чистилин. - Это настоящие патриоты и профессионалы - Константин Богданов, Алексей Важинский, Сумбат Александров, Роман Дунаев, Всеволод Кущинский, Юрий Шалимов, Евгений Штиль, Анна Козлова, Михаил Заимов, Владимир Живков, Михаил Заимов, Владимир Явашев, Росен Желязков и другие. Мы обязательно продолжим начатое дело. Потому что все подводники и моряки, которые не только вернули нам мир, но и сохранили наше духовное пространство, должны вернуться из похода... 
Юлия БАБЕНКО

Loading...
Loading...