Любите ближних и делайте добро без разбора

 

Обзор читательской почты «Вечерки». Адрес редакции: г. Днепропетровск, ул. Комсомольская, 57

Искренность – это откровение сердца. Немногие обладают таким ценным качеством.

Но каждый раз, когда общаешься с искренним человеком или получаешь  весточку от него, становится на душе тепло. Чаще всего  искренние люди смотрят на мир благожелательно, их действия направлены на добро. Чем умнее и добрее  человек, тем больше он замечает добра в людях.
Древнейшие мудрецы завещали нам: «Твори добро друзьям своим, чтобы они еще более  любили тебя. Твори его врагам своим, чтобы они сделались когда-нибудь друзьями твоими».
Лазарь и память
Письмо, которое сейчас лежит передо мной, вернуло из забвения Лазаря Василевского – нашего земляка, погибшего при проведении одной из наиболее трудных операций Великой Отечественной войны – форсирования Днепра в районе села Войскового – Вовниги в 1943-м.
Свыше 50 воинам, чьи передовые отряды первыми добились успеха в захвате плацдарма, было присвоено звание  Героя Советского Союза. О командире роты связи, гвардии старшем лейтенанте 78-го гвардейского полка 25-й гвардейской стрелковой дивизии Лазаре Аркадьевиче Василевском было известно одно: в бою за Родину, верный воинской присяге, он проявил героизм и мужество. Был убит 1 октября 1943 года и похоронен в с. Войсковое Солонянского района Днепропетровской области. Об этом говорилось в извещении о гибели.
 Долгие годы обстоятельства, при которых был смертельно ранен воин, оставались для родителей Лазаря неизвестными.  Много лет они искали место захоронения сына и не могли найти - на каком-то этапе вдруг обрывалась ниточка, подающая надежду. Об этом рассказывает нам читательница Фира Михайловна АНОСОВА (ул. Маршала Малиновского,  дом 6, Днепропетровск).
“Вот какого содержания письмо получили Василевские за подписью начальника музея дивизии, подполковника запаса Семененко (12.09.75 г.): “Очень хотелось бы сообщить вам, уважаемые Василевские, что-нибудь дополнительно к тому, о чем вы уже знаете (подробности гибели и прочее), но, к великому  сожалению, ничем не располагаю. Фото, присланное вами, - единственный документ нашего  музея о вашем сыне, героически сложившем голову на поле боя за честь и независимость нашей Родины в борьбе против ненавистных фашистов...”
До конца своих дней Василевские искали и не могли найти могилу сына,  -почему-то в списке похороненных в Войсковом его не оказалось. Подключились родственники, в частности сестра погибшего Роза, проживавшая в Израиле. Она и попросила Фиру Михайловну Аносову разыскать свидетелей гибели брата.
Большую переписку  – с бывшим снайпером дивизии З.Древоль, бывшим командиром батареи 78-го гвардейского полка С.Стеблинским и многими другими людьми, свидетелями гибели Лазаря, Фира Михайловна вела годами. В основном переписка приходится на 70-е  годы ХХ века. В воспоминаниях участников боев (автор прислала нам копии и оригиналы ответов) находим подробности рискованной операции  - форсирования Днепра.
О том, что видела своими глазами, пишет Зоя Древаль, жительница поселка Чеховского района Московской области:
 “Если мне не изменяет память, с первой группой захвата плацдарма переправлялись и связисты. На середине Днепра лодку накрыло снарядом, прямым попаданием. Все погибли, но кто именно, не знаю. Вторая группа связистов добралась до берега, где обосновался противник, благополучно. После взятия балки Скубовая связисты основали там свое КП – оттуда тянули связь ко всем батальонам. Я была на переднем крае, била фрицев...
Ушла с переднего края, чтобы доложить командиру полка о своих наблюдениях. Добралась до балки Скубовая. Была у связистов. Там, под большим развесистым дубом, сидели девчата-связистки, а рядом – линейщики связи, телефонисты. Появился командир полка гвардии подполковник Григорьев, и я доложила ему обстановку. Над балкой пролетел самолет с нашими звездочками на крыльях. Потом выяснилось, это был  фашистский корректировщик. Все произошло в одно мгновение – балку накрыло ураганным огнем. Дуба как и не бывало – срезало под самый корень. Ранило подполковника Григорьева. Отошла с ним в балку. Нам навстречу бежал фельдшер. Когда дым рассеялся и обстрел почти прекратился, я не увидела ни девчат-связисток, ни санитарной роты, которая тоже находилась под дубом. На том месте нашла сапог с оторванной ногой моей подруги...” Автор этого письма удивляется: как мог подполковник Григорьев подписать извещение о гибели Лазаря Василевского, когда он сам был тяжело ранен.
Откровения в воспоминаниях бывших воинов дают возможность почувствовать атмосферу тех событий. “Лазарь был командиром роты связи, - пишет П.Гетман из Харькова. - Я познакомился с ним в момент формирования в Санково Калининской области в 1942-м. В этом же году наш полк форсировал Дон. Брали села Картачи, Селевное, а наш полк – село Сторожевое. Лазарь был храбрым воином. Пишу об этом, нисколько не приукрашивая. Отличился своим воинским умением на Дону, в боях под Харьковом, когда фашисты бросили против нас большие силы и выбили из села Старый Мерчик. Полк отходил, два вражеских пулемета не давали ему это сделать. Командир роты К. Билютин приказал Лазарю Василевскому подавить фашистские орудия. Лазарь выполнил задание. Полк отошел спокойно, а мы потеряли двенадцать связистов...
Шли Лозовая, Синельниково, Варваровка, хутор Вороново. Мы с Лазарем плыли в одной лодке, она шла второй. Три другие лодки враги потопили на середине Днепра. Мы остались живы... Справа было село Войсковое. Мы находились на КП полка. Снаряд прямым попаданием угодил в блиндаж. Лазарю покалечило обе ноги и ранило в живот. Девушку по имени Устинья тоже ранило в живот. Мне оторвало левую ногу. Нас перевезли в санбат в село Варваровку. По дороге Лазарь умер. Перед смертью сказал: “Знайте, я родом из Днепропетровска, туда сообщите”. Но адреса я не успел записать – Лазарь скончался. Помню, что он никогда не боялся смерти и смело смотрел ей в лицо. Места захоронения точно не знаю - то ли село Варваровка, то ли Синельниково.”
И, наконец, решающим в поиске, который вели много лет близкие, стала информация, которая содержится  в письме Н.Терещенко (санаторий им. Ворошилова, г.Сочи): ”Мы очень хорошо помним Лазаря. Он был хорошим товарищем, умным и культурным человеком. Часто приходил к нам в медсанроту,  и мы с ним беседовали. Лазарь считал, что его родные погибли... К нам привезли его тело, когда мы стояли в хуторе Вороново. Ребята сколотили гроб (а в нашей обстановке  это бывало редко). Помню, девочки сшили подушечку, и мы подложили ее погибшему под голову. Нарвали полевых цветов, положили вокруг. Хоронить его повезли в Синельниково. К сожалению, я не могла туда поехать – продолжались бои, и надо было оказывать помощь раненым.”
ПОСЛЕСЛОВИЕ. Сегодня мы понимаем, что имена героев, сложивших головы при форсировании Днепра, - это имена простых людей, которые прежде всего руководствовались приоритетом долга. Автор письма, обладательница уникальной переписки, переданной в редакцию “Вечерки”, Ф.Аносова хочет еще раз напомнить о том, что нам надо не забывать своей  истории, которой стоит гордиться.
Лариса Столярова

Loading...
Loading...