Кубу могли взорвать!

 

Полвека назад мир был на грани Третьей мировой войны.

Непосредственное отношение к разрешению Карибского, или, как его еще называют, Кубинского кризиса имели и днепропетровские ракетчики

Новые испытания на Новой Земле
Накануне круглой даты «Вечерка» разыскала человека, причастного к одному из самых резонансных событий прошлого века. На заре космической эры наш земляк, тогда еще молодой и перспективный инженер Сергей Чернавин трудился на самом секретном заводе всех времен и народов, который «вражьи голоса» давно окрестили ракетным. Причем совершенно справедливо, поскольку именно такую продукцию тогда и производили заводчане. И об этом в Днепропетровске знал каждый мальчишка! В то время любой школьник мечтал стать если не космонавтом, то хотя бы конструктором ракет. Мечта днепропетровца Сергея Чернавина сбылась. И в 1962 году он вместе с коллегами-ракетчиками поучаствовал в урегулировании масштабного конфликта.
-  В августе 1962 года мы с супругой отдыхали в Мисхоре в санатории «Марат», - рассказывает технический руководитель испытаний ракет 8К63 с ядерной головной частью Сергей Чернавин. - И вот однажды мне говорят, что на мое имя пришла телеграмма. Оказалось, отзывают из отпуска.  Делать нечего, пришлось ехать в Днепропетровск. По прибытии на службу меня приглашают к главному конструктору Михаилу Кузьмичу Янгелю.  Он и пояснил, что вышло постановление ЦК КПСС и правительства о проведении натурных испытаний ядерных боеголовок в составе ракеты 8К63.
Напомним, что ракета Р-12 (8К63) действительно стала качественным прорывом в  отечественном ракетостроении. Успех днепропетровских конструкторов оказался настолько очевиден, что в июле 1959 года Днепропетровск посетил Н.С. Хрущев, к тому времени сосредоточивший в своих руках все рычаги высшей партийной и государственной власти в стране. Он вручил ОКБ-586 и заводу №586 (так тогда называли ГКБ «Южное» и ПО ЮМЗ) ордена Ленина. Михаил Янгель, Владимир Будник и директор завода Леонид Смирнов стали Героями Социалистического Труда. Указ о награждении датирован 10 июля 1959 г. Пролился ливень наград и на остальных заводчан - всего было вручено свыше 500 государственных наград.
Испытывать эти ракеты и поручили нашему земляку Сергею Чернавину. Сами же испытания проходили за Полярным кругом, в районе железнодорожной станции Лабытнанги в нескольких сотнях километров от Новой Земли (вот уж, действительно, не Мисхор!).
- Пошла ответственная и кропотливая работа, - продолжает рассказ Сергей  Федорович. - Трудиться приходилось от зари до зари. Нам прозрачно намекнули, что от результатов наших испытаний будет зависеть решение Карибского кризиса по снятию блокады с Кубы военно-морским флотом США. Ракету установили на стартовый стол. Была проделана работа по пристыковке штатной ядерной боеголовки. Начались предпусковые операции.
Пуск третьей ракеты оказался под угрозой
По утвержденному плану необходимо было развернуть стартовый полевой комплекс и с него произвести четыре пуска ракет Р-12. Два пуска с головной частью, оснащенной обычной взрывчаткой (для засечки прибытия в точку прицеливания), и еще два – с ядерными боеголовками. На это отводилось немногим более месяца.
 - Первый пуск был произведен около полуночи, – рассказывает Сергей Чернавин. -  Приемный полигон (о. Новая Земля  – ред.) принял головную часть, сделал привязку к местности. Результаты зафиксировали отменные – попадание «в кол», как говорят ракетчики. Мы уверовали в точность и надежность нашей ракеты, а после второго пуска стало ясно, что испытания, теперь уже с ядерной боеголовкой, можно продолжить.
Но пуск третьей ракеты с ядерной боеголовкой едва не был сорван, о чем нам рассказал очевидец тех событий.
- Ракету установили на стартовый стол, началась самая ответственная работа по пристыковке ядерной боеголовки, - продолжает рассказ Сергей Чернавин. - Весь личный состав, не задействованный в операции, был удален за полукилометровую зону. Прошли электрические испытания. Постоянно поддерживалась связь с приемным полигоном на Новой Земле. Госкомиссия приняла решение о заправке ракеты компонентами топлива. Ракета с ядерными боеголовками была готова к пуску! Но вдруг пропала связь всех пяти каналов связи с Новой Землей. Что делать? Дело в том, что команда «контакт подъема» (отрыв ракеты от стола) передавалась автоматически по всем линиям связи на приемный полигон. По этой команде начиналась подготовка к двухминутному включению всех измерительных приборов. И если  боеголовка в этот временной интервал не попадает в цель, измерительное поле срабатывает вхолостую, и все параметры (а это сотни показателей!) ядерного взрыва не будут зафиксированы. Но перенос пуска ракеты предполагал необходимость слива компонентов топлива и отправку ракеты на завод для проведения ее нейтрализации. Казалось бы, почти безвыходная ситуация. Госкомиссия назначила две рабочие группы. Первую  - по поиску варианта связи с приемным полигоном, а вторую – по возможности пуска ракеты с привязкой «контакта подъема» в пределах 1-1,5 минут к заранее назначенному времени. Ракета Р-12 имела «плавающую» циклограмму пуска. Все зависело от времени надува топливных баков, которое, в свою очередь, определялось температурой компонентов топлива в зависимости от величины воздушных подушек.
Сергею Чернавину досталась вторая группа. По его предложению начальник управления полигона Александр Калашников оперативно связался с полигоном Капустин Яр и получил необходимую статистику времени надува ракетных баков. Эта информация доказывала возможность привязки «контакта подъема» пускаемой ракеты с точностью до одной минуты, о чем нужно было проинформировать принимающий полигон. Ну а первая группа  на побережье Печорского моря нашла резервную радиостанцию ВМФ мощностью 200 кВт, что и позволило решить поставленную задачу.
Восторг от удачного пуска нашей ракеты не покидает Сергея Федоровича и сегодня.
- Грохот работающего ракетного двигателя, пламя. Все это смешалось с поднятой пылью.  – вспоминает наш земляк. - И потом из этого серо-коричневого облака, набирая скорость, начинает показываться ракета. Все мы стояли, как завороженные, глядя на яркую удаляющуюся от Земли точку. Минут через 30 все пять каналов связи с приемным полигоном на Новой Земле восстановились. Полигон подтвердил прибытие ядерной боеголовки, зарегистрировал все запрограммированные параметры ядерного взрыва. А его мощность приравнивалсь к 30 Хиросимам. Четвертую ракету с ядерной боеголовкой готовили более уверенно и в качестве запасного варианта могли использовать ту же технологию пуска без прямой связи с приемным полигоном. Последний старт прошел без проблем.
Отметим, что по результатам всех пусков данных ракет Госкомиссия сделала выводы: ракета 8К63, разработанная КБ «Южное» и изготовленная Южным машиностроительным заводом, обеспечила надежную доставку ядерной боеголовки к цели в назначенное время с заданной точностью попадания; ядерная боеголовка подтвердила эффективность своего воздействия,  в 1,5 раза большую расчетной.
Вскоре именно наша ракета стала главной «героиней» Карибского кризиса. Именно она вызвала такой переполох в стане «предполагаемого противника». Ситуация накалилась до предела, президент США принял решение через двое суток начать бомбардировку советских ракетных баз и военную атаку на остров. План предусматривал 1080 самолетовылетов в первый же день боевых операций. Силы вторжения, дислоцированные в портах на юго-востоке США, насчитывали 180 тысяч человек. Многие американцы покидали крупные города, опасаясь скорого советского удара. Мир оказался на грани ядерной войны. Так близко к этой грани он никогда еще не был. Однако в воскресенье, 28 октября, советское руководство решило принять американские условия.
Вместо ордена - премия
Очевидно, что наша ракета стала главным козырем Хрущева в его стремлении «урезонить» Америку. И все-таки здравый смысл Никиты Сергеевича победил его амбиции: ракеты с острова Свободы убрали, и мир спокойно вздохнул.
Заметим, что решение  очистить Кубу от советских ракет было принято без согласования с кубинским руководством. Возможно, так поступили намеренно, поскольку Фидель Кастро категорически возражал против удаления ракет. Международная напряженность стала быстро спадать после 28 октября. Советский Союз вывез с Кубы свои ракеты и бомбардировщики. 20 ноября США сняли морскую блокаду острова. Кубинский (его называли также Карибским) кризис мирно завершился, однако  дал повод для дальнейших размышлений о судьбе мира.
В целом же Кубинский кризис повлиял на мир лишь благотворно, заставив СССР и США идти на взаимные уступки во внешней политике.  Договориться можно всегда! Даже коммунистам и капиталистам. Не так ли?
Ну а Сергею Чернавину эти исторические события запомнились еще и  удивительной рыбалкой
- Трудились мы, конечно, на износ, - рассказывает гость «Вечерки», - но все бытовые наши проблемы решались быстро и оперативно. Нам такую баню устроили, какой и в городах бы позавидовали! А какая рыбалка была! В местной реке Сейда водился хариус, и ловили его на красную лососевую икру, которой сполна обеспечивала нас служба тыла. Кончилась икра – загрустили: не на что рыбу ловить. Однако попробовали удить на красную тряпку – прекрасно идет! Хорошо, что красных лоскутов на съемных элементах ракет было предостаточно.
Вот только с наградой, полагавшейся ему за удачные испытания, Сергею Федоровичу не повезло, так как чуть раньше его уже наградили.
- Председатель Госкомиссии генерал-полковник Федор Тонких вышел с ходатайством о награждении особо отличившихся специалистов правительственными наградами, - рассказывает Сергей Чернавин. - Составили соответствующие списки, в которые попал и я. Но тут мне не повезло, поскольку в 1961 году я уже был награжден орденом «Знак Почета». По существующему в то время положению, к очередной награде можно было представлять только спустя пять лет. Так что, увы, с орденом я пролетел. Зато по прибытии на родное предприятие меня отметили приличной премией.
Заметим, что сегодня на такую «подмену» наверняка согласилась бы многие. Хотя, конечно, почет и уважение ни за какие деньги не купишь.
Александр РАЗУМНЫЙ

Loading...
Loading...