Кто разоряет скифские курганы?

 

В окрестности небольшого села Шевченковское Синельниковского района  наш корреспондент Константин ШРУБ отправился по очень тревожному сигналу

Днепропетровская область занимает первое место в Украине по числу выявленных памятников археологии, культуры и истории.

Среди них – и более семи тысяч курганов, могильников скифской эпохи. Лишь менее половины из них хоть каким-либо образом обследовали, изучали научные работники. Сотни же скифских курганов Днепропетровщина безнадежно утратила: или они были распаханы под сельхозугодья, или разорены «черными археологами».
На фоне этой удручающей картины нас поразила следующая информация на одном из городских сайтов. Как прозвучало в ней, только в нынешнем сельскохозяйственном сезоне и только в окрестностях одного небольшого села Шевченковское Синельниковского района были распаханы десятки курганов. По словам местного сельского головы Владимира Цьося, не пострадали от такой деятельности горе-аграриев всего четыре кургана... Мы немедленно отправились на место событий.
Синельниковский край – страусиный рай
Автобусное сообщение с Шевченковским хромает на все четыре колеса. Из райцентра по изрядно раздолбанным дорогам сюда старенький «ПАЗик» ходит всего трижды в неделю, причем, объезжая все окрестные села, добирается только к обеду. Поэтому мне грех было не воспользоваться любезностью главы Синельниковской райгосадминистрации Юрия Ивановича Мартыненко. Он – вот счастливое совпадение – в день моего визита как раз планировал посетить праздник первого звонка в Шевченковской школе. Позже открылся и секрет такой симпатии: после криворожского пединститута именно в эту, только что построенную школу он был назначен директором, за семь лет голые стены превратил в прекрасное по сельским меркам компьютеризированное учебное заведение.
Пока председательский «ДЭУ-Ланос» бодро преодолевает 25 километров дистанции до Шевченковского, грех не расспросить о жизни района в целом. Этот край справедливо считается казацким – еще 300-350 лет назад начал заселяться выходцами из Запорожской Сечи. Наши предки в этих землях предпочитали устраивать не крупные поселения, а небольшие зимовники и хутора. Поэтому Синельниковский район и в наше время хотя и не входит в число самых крупных районов по населению, зато рекордсмен по числу населенных пунктов, которых здесь аж 121.
Легко угадать и аграрную ориентацию Синельниковщины. Из предприятий здесь – лишь Славгородский арматурный завод да Синельниковская исправительная колония №94. Животноводство в районе практически сошло на «нет». Из крупных предприятий живность содержит лишь «Агро-Союз»: коровки, свиньи и популяция в несколько тысяч голов страусов. Впрочем, об этом «страусином рае» писалось уже неоднократно... На 120 тысячах гектаров пахоты выращивается традиционный ассортимент – пшеница, ячмень, подсолнечник, кукуруза, рапс, которые дополняют и немалые посевы гороха. А вот крупных сельхозпредприятий в районе немного: кроме уже упомянутых любителей страусов, это семеноводческая агрофирма «Степная» и НПП «Маис».
- Как и во всей Украине, у нас тоже продолжается повторный передел земли, - признается Юрий Мартыненко. - Десяток лет назад большинство селян отдало свои земельные паи в крупные сельхозпредприятия. Но в последние годы часть из них предпочли с родственниками забрать паи и обрабатывать землю единолично. С одной стороны, это решает проблему занятости и доходов таких единоличников. С другой стороны, не способствует наполнению местного бюджета и, с учетом нового Налогового кодекса, сулит таким хозяйственникам немалые сложности. В целом же для нашего района, как и других приближенных к Днепропетровску, характерна проблема оттока рабочей силы. Примерно шесть тысяч жителей района (преимущественно – молодежь) работают в Днепропетровске и Синельниково. И хотя часть заработанного они и привозят домой, но налоги платят по месту занятости.
С «социалкой» у синельниковцев, пожалуй, не лучше, но и не хуже, чем у большинства других районов области. Минимизирование затрат не позволяет ремонтировать сельские Дома культуры, а многие из них давно нуждаются в этом. 28 школ по району вовремя подготовлены к началу учебного года. За последние годы вводится в строй по одному детсаду. Медицинской помощью жителя района обеспечивают три больницы (включая центральную районную), 11 амбулаторий, 30 фельдшерско-акушерских пунктов. Вот только дефицит кадров (в село на мизерные зарплаты молодых врачей не заманишь) вынуждает искать новые пути реформирования этой сферы. Кроме тела, успешно врачуют жителям района и душу: строятся, восстанавливаются православные храмы, хотя, как не скрывают в районе, и нетрадиционные культы успели на благодатной синельниковской земле корни пустить.
Что же главного предмета моего интереса, то всего по району курганов  – около полусотни. И на этом фоне небольшое Шевченковское, «окружившее» себя аж 32-мя памятниками истории и археологии, выглядит действительно феноменом. На мой вопрос о состоянии курганов глава района загадочно улыбается: мол, приедем – все увидим воочию...
В первый раз – трое в класс
Но сразу к курганам не отпустили ни меня, ни Юрия Мартыненко. Высокий гость, которого до сих пор считают своим земляком, был встречен с неподдельным обожанием. Когда же выяснилось, что глава района приехал не с пустыми руками, а привез холодильник, музыкальный центр, факс и футбольные мячи, приветствия сменились овацией. Хотел было написать «оглушительной», но это было бы явным преувеличением. Симпатичная, уютная, очень гостеприимная (в чем я смог убедиться позже, уже, как говорится, в неформальной обстановке) школа явно не страдает от обилия учеников. В этой девятилетке – всего 41 ученик (в лучшие времена бывало до 80). Старшие классы дети заканчивают в соседней Миролюбовке, где есть школа и аграрный лицей и куда детей подвозят автобусом. Директор Ольга Федоровна Корогод с удовольствием водит меня по классам, в которых – 4-5 человек. Самая «многодетная» учительница – Наталья Анатольевна Прохорова. В ее выпускном 9-м классе – аж 7 детишек, ей же доверили и первоклашек, которых набралось аж... трое.
- Но в будущее мы смотрим с оптимизмом, - добавляет директор. - Если в прошлом году в Шевченковском родилось всего четверо детишек, то в текущем – уже девять. Наверное, сказывается и то, что индивидуально работая на земле, люди стали больше зарабатывать, уверенней смотреть в будущее. Нам бы еще детсад восстановить...
Шевченковский детсад на 50 мест – здешняя гордость и боль. Построили его по «лазаренковской программе» в 1993-м, да вот проработал он всего пять лет. Для правопреемника бывшего колхоза имени Тельмана соцкультбыт оказался балластом. Лишь в прошлом году сельсовет сумел взять здание на свой баланс. Но основательному кирпичному зданию нужен и ремонт, и замена окон, и проведение отопления, воды, канализации. Пока что малыши не только в этом, но и в окрестных селах воспитываются по семьям. Но уже в следующем году, на радость мамочкам, райгосадминистрация планирует восстановить детсад.
Мал золотник и молод
По уже упомянутым цифрам учеников вы, уважаемые читатели, уже и сами смогли догадаться о масштабах этого села. В нем и трехсот жителей не наберется. Но, вместе с тем, Шевченковское – не просто точечка на карте большого масштаба, а административный центр. Шевченковский сельсовет подчиняет себе еще четыре села, из которых отдельного упоминания заслуживает Рудево-Николаевка. Основанная запорожским казаком Николаем Рудем в начале восемнадцатого века, она быстро стала крупным селом с огромным казацким храмом. Увы, сейчас в Рудево-Николаевке проживает лишь три десятка человек, да и от разрушенного в советскую эпоху храма даже следов не осталось.
У Шевченковского – гораздо более скромная история. После Великой Отечественной войны на этих землях был создан колхоз имени Тельмана. Поселок с именем великого Кобзаря был создан как административный колхозный штаб: построили здесь впечатляющую контору, тракторную бригаду, потом их начали окружать жилые дома с огородами, а уж после дошла очередь до клуба, школы, детсада. Вокруг этих учреждений, да еще двух магазинчиков, и вертится вся жизнь Шевченковского.
- Какая она, нынешняя наша жизнь? - размышляет сельский голова Шевченковского сельсовета Владимир Федотович Цьось. -  Не до жиру... Вместо бывшего колхоза крупнейшим сельхозпредприятием у нас стало ООО «Синельниковская селекционно-опытная станция-2000», специализирующаяся на элитном семеноводстве. Но с развитием новых технологий в аграрном секторе требуется все меньше рабочих рук. Одни уезжают в город на заработки, другие становятся землепашцами-индивидуалами. Поголовье коров в частном пользовании за последние три года сократилось вдвое – мизерная цена на молоко заставила людей вырезать живность. Для решения коммунальных проблем (вывоза мусора, обслуживания кладбищ, расчистки дорог, покоса бурьянов, но в первую очередь, для решения дефицита питьевой воды – особенно в летний период) создаем свой кооператив. Два экономичных итальянских насоса уже позволили нам подавать людям воду всего за 2,40 грн. за условный кубометр.  Неотложную помощь оказывает фельдшерский пункт, в соседней Миролюбовке есть амбулатория с более широким профилем медицинских услуг. Кроме детсада, требует ремонта и наш Дом культуры. Он работает, в нем регулярно проводятся сельские праздники, дискотеки, есть библиотека, кружки. Но из-за отсутствия отопления стены, потолок начали трескаться.
- Кризис, конечно, чувствовался и в наших краях, - добавляет агроном селекционно-опытной станции Валерий Валерьевич Букреев, вместе с которым мы отправляемся обследовать окрестные курганы. - Но мы выходим из этой ситуации, государство сейчас особое внимание уделяет качеству семенного материала, так что спрос на нашу продукцию повышается. Что же до «бегства молодежи в города», то, считаю, кто любит землю – будет на ней работать. Я, например, без работы на земле себя не представляю, поэтому после учебы в вузе вернулся в родной район.
Спят курганы темные, травою залуженные...
В окрестностях Шевченковского действительно – 32 скифских кургана (правда, по официальному учету – на четыре меньше). В первозданном виде до наших дней дошли всего четыре. Остальные были распаханы.
- Но отнюдь не в этом году! - огорошивает меня Владимир Цьось, пока мы по проселочным дорогам направляемся к древним могильникам. -  Мы в сельсовете были ошарашены, когда по поводу распашки курганов начали звонить журналисты, даже на «Радио Свобода» такая новость прошла. Кстати, никто из журналистов к нам, кроме вас, так и не приехал, чтобы разобраться в ситуации. А она следующая. Подавляющее большинство наших курганов распахивались и засеивались еще в советское время. Эту практику и в наше время продолжали отдельные фермеры. Вот на одном из совещаний еще в 2008 году я и озвучил эту проблему. Тогда, два года назад, переполох случился еще тот. Приезжали проверяющие из разных инстанций, ОБЭП – к тем фермерам, кто не провел вырубку посевов и залужение (восстановление естественной травяной растительности в окрестностях кургана), применили админвзыскания. А теперь, через два года, эта устаревшая информация откуда-то всплыла.. В каком же состоянии курганы сейчас, вы сами увидите.
На полях, обрабатываемых селекционной станцией, сразу 15 памятников скифской эпохи. В первую очередь направляемся в окрестности села Днепровское. От убранной пшеницы осталась только стерня, среди которой издали виднеются несколько небольших холмиков, поросших травой и бурьяном.
- Да, эти четыре холма – и есть остатки скифских курганов, - подтверждает мою догадку Игорь Букреев. - Они, как видите, залужены, но в предыдущие годы, очевидно, неоднократно распахивались прежними хозяевами. А так эти курганы никто из научных работников не обследовал. «Черные археологи»? Да нет, в наших краях мы таких не встречали...
Рядом с памятниками древности меня обуревают противоречивые чувства. Не одну тысячу лет над полями возвышались могильники скифской эпохи. И каким же равнодушием к прошлому надо обладать, чтобы направить на эти захоронения тракторный плуг!... Может, и поныне эти курганы в своих недрах хранят сокровища, сравнимые со знаменитой  пекторалью... Кстати, а как местные жители относятся к тому, что, возможно, ходят прямо по золоту? Не возникает ли у них соблазна втихаря покопаться в земле?
- Если в курганах и были сокровища, то они давно откопаны – или последующими поколениями скифов, или запорожскими казаками, - смеется Владимир Цьось. -  Да и вообще: раскапывать захоронения – большой грех.
Тем временем мы подъезжаем  к окрестности села Мажары. За стройными рядами кукурузы и подсолнечника – четыре больших кургана, которые, по словам моих сопровождающих, никогда не подвергались сельхозобработке. По мере приближения курганы предстают во всем своем величии – глыбы метров в 15-20 высотой. Все они покрыты дикой растительностью, окружены защитной зоной в десяток метров.
Осмотрев с десяток курганов в окрестностях села Шевченковское, я воочию убедился в том, что сейчас их покой никто не тревожит. Но успокаиваться, оказывается, рано.
- Сейчас курганы залужены и не тревожатся только благодаря сознательности обработчиков земли, - откровенно признает Владимир Цьось. - У нас, сельсовета и районной власти, просто нет эффективных механизмов защиты древних могильников. Мы имеем полномочия контролировать сохранность памятников, которые находятся на балансе сельсовета. А курганы расположены на государственной земле, являются госсобственностью, которую контролирует только Фонд госимущества, Президентская администрация. Да, есть ряд государственных законов (включая Закон Украины «Об охране культурного наследия», постановление Кабмина о составлении охранных договоров на такие объекты), регулирующих в общих чертах охрану таких объектов. Но в реальности сначала надо обследовать такой объект, вывести территорию кургана из землепользования, составить на него охранный договор с четким указанием границ охранной зоны. Все это – в компетенции центральных органов власти. Мои же полномочия – разве что сигнализировать в милицию, прокуратуру, если уже произошла распашка кургана. И такая ситуация – по всей Украине.
Константин Шруб

Loading...
Loading...