Я все ценю

 

Вы прожили вместе много лет, но сохранили уважение и любовь друг к другу? Звоните нам по телефону (056) 374-34-24, и о вашем счастье узнает весь мир

Сначала эта крестьяночка  с первого курса не произвела на Владимира Заславского, третьекурсника строительного института, никакого впечатления.

Было даже непонятно, почему это на нее все парни засматриваются. А однажды понял. Они с другом  в тот день собрались пойти после занятий на концерт в музучилище. «Давай и Милу возьмем», - предложил тот. Володя поморщился, но промолчал.
Милу пришлось подождать во дворе, пока она переодевалась. И вдруг вышла не Золушка, а принцесса – в красивом платье и  с  распущенными длинными волосами. Так вот почему она всем нравилась! Эта девушка была настоящей красавицей, только он этого не замечал. С тех пор Володя взял над Милой шефство, помогал ей осваивать математику и был, следует отметить, очень строг  со своей подопечной.
Однажды к Миле приехала  ее мама - учительница из села Широкое Солонянского района. Тут уж хозяйка, у которой  Мила снимала комнату,  «настучала»  на Володю по полной программе: дескать, грубый, кричит на девушку, а главное – еврей.  Мама – в слезы и потребовала от дочери тут же сменить кавалера, иначе оставит ее без всякой материальной поддержки. Но не тут-то было! Мила уже поняла, что такого надежного парня, как Володя, найти просто невозможно. Он - единственный  такой, и без него жизнь - не в радость.  Поэтому целый  год мужественно продержалась без сельского довольствия. А через год студенты поженились.
На первый взгляд, они, конечно, казались разными.  Владимир – горожанин, сын  коммуниста, интеллигента, прошедшего всю войну до  Берлина, «презревшего течение крови своей, мечтатель, хохол и прямой иудей», как спустя годы напишет другой сын, Семен, о своем отце. Но антисемитизм был тогда на государственном уровне, и это стало серьезной проблемой  для   целого поколения  евреев.
Своя «проблема» была и у Милы. Ее отец  - школьный учитель украинского языка и литературы Наум Дычек  был репрессирован  как антисоветчик и националист.  Мать сделала все, чтобы дочка не испытывала к нему никаких чувств, ради ее же безопасности. Так что, если  подумать,   в то время  все были похожи - и горожане, и жители сел. Всех в одинаковой степени давила репрессивная государственная машина. А  национальность никогда не была препятствием для любви. Кстати, с  тещей потом  у Владимира были самые  теплые и доверительные отношения. А когда через 15 лет они приехали  в гости в село, Володю  в форме  подполковника  теща водила   по соседям  и с гордостью знакомила  с односельчанами.
Но государство еще раз вторглось в их планы, определив жизненный путь Владимира Заславского как  военного строителя. Казалось бы, супруги выбрали для себя самую мирную профессию, совсем не предполагая, что придется объездить всю  большую на то время страну. Только окончание Заславским  института  совпало с постановлением тогдашнего Совмина  о призыве  «на действительную службу выпускников гражданских вузов для укомплектования инженерными кадрами военно-строительных частей».  Было это в 1961 году. Так выпускник ДИСИ оказался  в тайге под Новосибирском, где надо было в срочном порядке  строить шахты для ракет. А заодно - дороги и все, что нужно для того, чтобы  «военный щит Родины функционировал». И в последнюю очередь  строили жилье для строителей.
В 1963 году у Заславских родился сын Саша, Мила заканчивала институт. И радостное   известие пришло к Владимиру в виде поздравительной телеграммы. Через четыре месяца  молодая мама с дипломом в сумочке и с сыном на руках приехала к мужу  в тайгу. Взяв маленький сверток  на руки,  лейтенант Заславский  мысленно сказал: «Здравствуй, сынок, теперь на долгие годы  твоя жизнь будет  связана с бараками, морозами, пеклом».
О стройбатах  до сих пор существуют нелестные представления. А тогда они только  начинались, и это действительно было пекло. Спали в землянках,  приходилось выдерживать морозы до 50 градусов, а из техники были только кирка да лопата. К тому же, в стройбат направляли  всех, кто по разным причинам не подходил для службы в других родах войск, сюда брали даже судимых.
С приездом семьи лейтенант переселился из землянки в барак, где не было никаких удобств. При морозе 40 градусов ребенок спал под бушлатом. А в коридоре висела туша лося. Холодильник совсем не был нужен в тех условиях. Многие офицерские жены, пожив несколько месяцев, уезжали к мамам, старясь забыть тот воинский быт, как страшный сон. А Миле было  все нипочем. Она не только не жаловалась, но и всегда пребывала в хорошем расположении духа. Спокойная, улыбчивая, умелая, трудолюбивая – такой и должна быть офицерская жена.
За годы службы в армии Заславские жили, кроме новосибирской тайги, в степи под Барнаулом, под Пермью и Саратовом, под Иваново, а главное – Владимир Аврамович строил Байконур, был главным механиком строительства космодрома, начальником  строительства взлетно-посадочной полосы для комплекса «Энергия-Буран». Последним его объектом стал железнодорожный вариант боевого ракетного комплекса под Пермью. В 1989 году полковник Заславский уволился в запас.     
Байконур -  его любимое детище.  Климат  там - не сахар. Сильные ветры засыпали песком глаза, зимой - трещали морозы. Но было ощущение причастности к важному делу.
Самым счастливым периодом своей жизни  супруги считают  получение первой квартиры с удобствами. А жить в ней Владимиру пришлось всего один день, Людмиле -  неделю. Снова вперед позвала дорога.
Они не принадлежали сами себе. Ведь Людмила Наумовна всю жизнь тоже работала инженером-строителем. Но они умудрились при такой жизни принадлежать друг другу. Какие ссоры, какие выяснения отношений, если муж уходил на работу рано утром и приходил в полночь? Чуть легче был ее рабочий график. А все свободное время она ждала и терпела. И улыбалась, когда были вместе.
Недавно супруги Заславские отметили золотой юбилей своей любви. И Владимир Аврамович написал стихотворение:
Я все ценю, сказать хоть
 не умею,
Но в этот день,
наверное, скажу:
Ты замуж шла
за бедного еврея.
Я все ценю.
Я все ценю: что родила
 мне сына,
К рожденью  не пришлось
 попасть отцу,
Что без меня  потом его
 растила.
Я все ценю.
Я все ценю: что жить
со мной умела,  
Что сохранить  сумела
 мне семью,
Что в гарнизонах ты
не очерствела.
Я все ценю.
Где нас судьба по миру
 измотала,
И  журавли  там в стае
 роковой -
Для нас с тобой есть
 промежуток малый.
За многие годы любви высказал словами то, о чем молчал. Да Людмила Наумовна и так все понимает.

Людмила Пашук

Loading...
Loading...