История пятая: Со студенческой скамьи – в школу

 

В год Янгеля “ДВ” публикует цикл историй о легендарном ракетостроителе

1935  год для Михаила Янгеля оказался самым сложным и насыщенным.  В феврале его, студента-четверокурсника, избирают секретарем комитета комсомола МАИ.

- Это каким же молодежным лидером надо быть, чтобы за тебя, парня из далекой сибирской деревни, проголосовали сотни студентов МАИ! -  удивляется такому факту Владимир Платонов. -  Громаднейшая общественная нагрузка не помешала ему закончить четвертый курс блестяще. Казалось, все складывалось хорошо. И тут приходит известие о смерти отца, Кузьмы Лаврентьевича.
Лишенный родительской поддержки, Михаил задумывается, как ему жить дальше. Перебрав возможные варианты, идет к Поликарпову. Николай Николаевич, известный выдающийся авиаконструктор, читал лекции в МАИ.  Янгель попросил взять его на работу.
Некоторые из бригады Поликарпова выразили сомнение: стоит ли брать  на работу студента – уж слишком у него большая нагрузка: учеба, комсорг института?  Николай Николаевич ответил: “Вот такие ребята нам и нужны – способные, энергичные, смелые, а не те, кто плетется в хвосте”. Что-то в этом парне было такое, что “зацепило” Поликарпова, и он попросил Михаила рассказать о себе поподробнее.
В книге “Янгель” Платонова читаем: “Поликарпов выслушал его внимательно, подошел к огромной карте, попросил: “Покажите, где находится ваша  Зырянова”. Взглянув на указанную точку севернее Байкала, задумчиво сказал: “От Москвы примерно пять тысяч километров будет... Ну, что ж, начало жизненного пути правильное. Теперь надо думать, как лучше его продолжить. Для начала рекомендую пойти конструктором второй категории в бригаду аэродинамиков. А дальше – по кругу“.
В школе “короля истребителей” многие так и начинали. За год-полтора новички переходили из бригады в бригаду “по кругу”. Занимаясь поочередно аэродинамикой, шасси, вооружением, проектированием, молодежь набиралась опыта и знаний.      По окончании института Михаил Янгель продолжал работать в КБ Поликарпова, у него сложилось очень высокое мнение о своем наставнике: талантливый инженер, незаурядный человек, настоящий интеллигент. Ни один из созданных им самолетов не позволил назвать своим именем, считая, что создание самолета – это заслуга не одного человека, а плод коллективного творчества. Только после смерти конструктора знаменитый учебный самолет - “небесный тихоход”, прославившийся в годы войны, переименовали в ПО- 2, то есть, “Поликарпов-2”.
Собирая материалы для книги о Янгеле, Платонов часто бывал в семье Поликарповых, переписывался с дочерью и внуком Николая Николаевича, посетил Поповку – родное село конструктора. Как известно, он был сыном священника, окончил духовное училище, учился в духовной семинарии. Придя в авиацию, работал у Сикорского, а Сикорский эмигрировал в Америку. Поликарпов никуда не уезжал, много, очень много сделал для развития нашей авиации.
- В свое время Поликарпова обвиняли в том, что он перед испытаниями каждого  истребителя молился, - рассказывает Владимир Платонов. - Дело дошло даже до наркома обороны Ворошилова. “Молится? - переспросил нарком. - Пусть молится - главное, чтобы самолеты летали!”
В интервью Платонову Главный конструктор, академик Михаил Янгель отмечал: “Технику я изучал в МАИ, но настоящую школу инженерного искусства и коллективного творчества прошел в конструкторском бюро, возглавляемом Николаем Николаевичем Поликарповым”.
Лариса СТОЛЯРОВА

Loading...
Loading...