Инвестор спасает государственные шахты

 

Главным энергоносителем в Украине будет уголь

Тему для этого репортажа подсказал не кто иной, как премьер-министр Украины Николай Азаров.

Недавно он заявил, что главным энергоносителем в стране  будет уголь. В связи с этим мы решили лично узнать, как обстоят дела на украинских государственных шахтах и отправились в Луганскую область, на государственное предприятие «Ровенькиантрацит», в состав которого входит 6 шахт, три обогатительные фабрики и ряд вспомогательных подразделений.
Здесь нас встретили радушно, а автору этих строк позволили осуществить давнее желание – спуститься в лаву. Для этого мы отправились на шахту имени Вахрушева, где ее директор Владимир Павлович Шатохин лично провел меня именно в то место, где добывается уголь.
Естественно, перед спуском в земные недра мы надели спецодежду и весьма тяжелые средства индивидуальной защиты. На голову – каску с коногонкой, а через плечо – самоспасатель, похожий на противогаз.
Опускаемся в клети на глубину аж 930 метров. Затем полчаса едем на электропоезде. Сначала это выглядело как занимательная прогулка. Но потом, к лаве, пришлось идти примерно 100 м вниз по уклону градусов в 10. Ее высота (шахтеры меряют ее вынимаемой мощностью) - всего 1,5 м. Наклоняемся и в таком положении проходим еще около 30 м. Но эти три десятка метров показались мне равным ста, потому что воздуха уже не хватало, температура в лаве - почти 40 градусов, освещения, естественно, никакого, кроме ламп-коногонок.
Наконец, добираемся до комбайна, который специально для меня временно остановили. Знакомлюсь с ребятами, находящимися в лаве. Это горнорабочие очистного забоя Александр Лобода, Александр Лапыгин, а также комбайнеры Анатолий Кучмий и Игорь Никита. Мне очень хотелось внести свой личный вклад в добычу хотя бы 1 кг угля. Однако моих способностей хватило лишь на то, чтобы нажать кнопку пуска комбайна. Он, оказывается, работает настолько шумно, что разговаривать уже невозможно. Кроме того, образовалась такая пыль, что ее почти не пробивал даже свет коногонки. Пришлось надеть респиратор, отчего дышать стало еще труднее.
Находясь в двух метрах от того места, где зубцы комбайна вгрызаются в пласт, самого этого процесса я, как ни старался, рассмотреть не смог. Не было видно и людей, лишь маячили лампы коногонок. Но сидевший рядом со мной директор был спокоен, – значит, все шло как надо. Я понял, что рабочие общаются кивками головы, ведь при этом «прыгает» луч коногонки, и его, видимо, им достаточно, чтобы понимать друг друга. Они работали слаженно и четко.
Дорога назад была гораздо труднее. Чтобы это понять, попробуйте даже на открытом воздухе пройти, не разгибаясь, несколько десятков метров. В лаве же - жара, темень и недостаток воздуха. Чувствую, как с моего носа капает пот. Трехкилограммовый комплект самозащиты здесь превращается в увесистую гирю. Говорят, он действительно тяжелеет от километровой глубины. Пришлось присесть передохнуть. Сопровождающие меня шахтеры тоже присели, чтобы меня не бросать. Они дышат вполне легко, а на лицах даже не видно пота. Директор дает команду кому-то «сбегать» вперед и принести мне воды. Подумалось: «Неужели здесь можно еще и бегать?». Не желая быть обузой, предлагаю продолжить движение.
Иду, а ноги уже сводит. А ведь есть лавы высотой всего полметра, там вообще шахтеры передвигаются по-пластунски. Вспомнились слова Высоцкого из «Песни о друге», которые я непроизвольно переиначил: «Парня в ШАХТУ тяни, рискни… там поймешь, кто такой». Вернулся гонец с баклажкой воды, но пить почему-то не хотелось, однако я отхлебнул пару глотков для приличия. А вот после того, как, наконец, на поверхности вдохнул чистого воздуха, пить хотелось постоянно. Но вода абсолютно не утоляла жажду, единственное спасение - это чай. Именно чаепитием мы и занялись с директором шахты после принятого душа в расположенной рядом комнате отдыха. Здесь я и расспросил его о том, как сегодня идут дела на шахте.
Владимир Павлович рассказал, что еще пару лет назад ситуация на предприятии складывалась просто катастрофическая. Государство долгие годы не выделяло никаких средств на развитие, и поэтому перспективы виделись весьма удручающими – вплоть до закрытия шахты. Но, на счастье, ГП «Ровенькиантрацит» начал развивать партнерские отношение с украинской энергетической компанией ДТЭК.
- После этого на нашей шахте началась подготовка столь необходимых двух лав, – рассказывает директор. – Кстати, эта лава, в которой мы только что были, стала первой. По программе государственно-частного партнерства ДТЭК выделил нам 103 млн. грн., – именно эта сумма была необходима для приобретения всего комплекта оборудования, от крепи до комбайнов. 31 января этого года она дала первый уголь и впоследствии определяла работу всей шахты, что позволило нам уже ко Дню шахтера дать миллион тонн угля. Новая лава за этот срок дала более 160 млн. грн. прибыли, ведь себестоимость добываемого в ней угля в два раза ниже, чем на большинстве шахт Украины.
Как отметил далее Владимир Павлович, это - результат лишь краткосрочного сотрудничества с инвестором. А ГП «Ровенькиантрацит» для развития необходимы долгосрочные капитальные вложения. Поэтому на совете трудового коллектива было принято решение обратиться в профильное министерство с просьбой разрешить привлечь частные инвестиции на условиях концессии – единственно возможной формы длительного государственно-частного партнерства в сегодняшних экономических и правовых условиях в стране. На помощь государства надежды давно нет, а шахтам нужно развиваться, чтобы выжить и успешно работать. Кстати, в ГП «Ровенькиантрацит» работает порядка 22 тыс. человек, и вряд ли их удастся трудоустроить, если шахты, не дай Бог, закроются.
Пожелав удачи директору и его коллективу, мы отправились в поселок Пролетарский, где расположена еще одна шахта ГП «Ровенькиантрацит» – имени Фрунзе. Ее директор Сергей Николаевич Княжев сообщил, что эта шахта всегда работала достаточно успешно, и сейчас, благодаря сотрудничеству с ДТЭК, она дает даже сверхплановые тонны.
- Однако раньше мы с тревогой смотрели в завтрашний день, - делится с нами директор. – У нас не было никаких шансов на развитие. Средств от государства вообще не получали.
Он рассказал, что шахта несколько лет работала вообще под угрозой остановки из-за того, что в аварийном состоянии находился барабан подъемной машины, которая и производит подъем добытого угля «на-гора». И только благодаря средствам, полученным от ДТЭК, в кратчайшие сроки удалось установить новую машину. Уже дают уголь две новые лавы, которые запустили также благодаря государственно-частному партнерству.
Этот симбиоз может помочь решить на шахте им. Фрунзе и еще одну очень важную проблему. Дело в том, что сейчас, доставляя людей, технику и материалы от ствола к месту выработки, необходимо преодолеть по шахте 6 км. Ясно, что это требует времени и существенных затрат. К тому же, проделав такой большой путь, люди еще до начала работы затрачивают много сил. Эту проблему можно снять, если запустить второй подъемник, поближе к месту выработки. И для этого уже есть подходящий ствол, который проходит до отметки 1075 м, но пока используется лишь для вентиляции. Чтобы продлить жизнь шахты и не снижать достигнутые здесь высокие показатели, нужно завершить начатые еще 20 лет назад работы. Так что для этого нужен надежный инвестор, который вникнет в перспективы и найдет столь необходимые средства.
Но далеко не весь добытый уголь можно пустить в дело, если он не пройдет мудреный процесс под названием «обогащение». Шахты ГП «Ровенькиантрацит» его направляют на Центральную обогатительную фабрику «Комендантская». Здесь уголь отделяют от породы, сортируют по размеру (фракциям) и сушат. Были времена, когда из четырех имеющихся цепочек обогащения на этой фабрике работали только две. Ранее хватало и этого. Однако после того, как шахты ГП начали сотрудничать с ДТЭК, они стали давать больше угля, и мощности «Комендантской» было уже недостаточно. Тогда инвестор вложил 11 млн. грн. и в это предприятие.
- Это позволило нам закупить новое оборудование, - говорит директор фабрики Виктор Борисович Тамилин. - Запустили еще одну цепочку обогащения, смонтировали центрифуги для сушки угля, восстановили собственный автопарк.
И хотя проблемы еще остаются, фабрика явно ожила, что важно не только для увеличения производства. Здесь работают люди из соседних сел. И если бы не фабрика, им явно пришлось бы туго.
Из всего увиденного можно сделать вывод, что уголь вполне может стать главным энергоносителем в Украине, если в эту отрасль придут дальновидные и ответственные частные инвесторы.
Валерий ЗАХАРОВ

Loading...
Loading...