Елена преСильная

 

Судьба

Пройдя через ад немецких лагерей, Ленина Пастухова не потеряла вкус к жизни и смогла состояться как личность

Леночку Пастухову (в замужестве - Семергееву) родители окрестили Лениной, с ударением на второй слог. Этому поспособствовал ее любимый папа – революционер и красный партизан отряда Николая Валявко, свято веривший в идеи революции и великого Ильича. Член КП(б)У с 1925 года очень гордился именем своей дочери. Тогда, в первые годы советской власти, модно было давать детям необычные имена: Трактор, Гертруда (Герой труда), Лапанальда (лагерь папанинцев на льдине), Вилор (Владимир ИльичЛенин, Октябрьская революция). Мама-домохозяйка не смела перечить отцу, и долгие годы девочка жила с этим необычным именем, пока ее не покрестили. А при крещении дали имя – Елена.
У каждого из нас в памяти хранятся самые первые воспоминания из раннего детства. У Елены Александровны эти воспоминания приходятся на четырехлетний возраст, когда на рынке ее украли цыгане, К счастью, крошку удалось найти и вернуть в семью. Но с той поры в сердце девочки поселился страх быть потерянной.
Жизнь Елены Александровны не укладывается в короткие строчки. Как расскажешь в двух словах, что в годы войны она оказалась на фашистской территории, о том, как скиталась по трудовым лагерям, как смогла вернуться в родной Кривой Рог. На родине совсем не жаловали тех, кто побывал у фашистов. Но ей все же удалось поступить и окончить вуз, найти интересную работу в горной отрасли, выйти замуж за любимого человека, родить двоих сыновей и даже дождаться внуков.
«В 1943 году в Кривом Роге начался массовый угон жителей в Германию, - вспоминает Елена Александровна. - Людей хватали прямо на улицах, проводили облавы по домам, вытаскивали из погребов и грузили в товарные вагоны. Вместо немцев полицаями в Кривом Роге были калмыки. Мне запомнились пестрые халаты, которые они не снимали, казалось, никогда.
В памяти отпечаталось, что ехали мы очень долго без воды и пищи, под бомбежками и обстрелами, спали в вагонах, кому повезло – те оказались на соломе, остальные – на голых досках..
Как-то после обстрела наш поезд долго стоял возле небольшого селения. На краю усадьбы пасся козленок. Один из парней выскочил и в мгновение ока оказался с козленком в вагоне. Он тут же разделал его и раздал маленькие куски сырого мяса всем желающим. Несмотря на жуткий голод, я не смогла пересилить себя и отказалась от протянутого куска. В моей памяти до сих пор хранится эта жуткая картина – окровавленные руки парня, протягивающие мне кроваво-красный кусочек мяса. Тогда мне казалось, что и с нами точно так же могут расправиться.
По пути в Германию не раз были попытки бежать, но беглецов тут же догоняли, и их дальнейшая участь была незавидной. Однако желание оказаться на свободе было настолько велико, что однажды, когда наш поезд был остановлен из-за ремонта путей, несколько человек (в том числе и я), дождавшись, когда конвой отвлекся, сиганули из вагона. Нам удалось добежать лишь до ближайшего лесочка. Нас догнали и прикладами загнали назад в вагон. От безысходности и тоски по родной земле хотелось выть.
В Австрии, куда мы прибыли, нас распределили в женский трудовой лагерь Вены. Здесь я проработала с сентября 1943-го по октябрь 1944 года. Приходилось грузить уголь, собирать металлолом, и загружать им целые составы, разгребать завалы после бомбежек.
Недалеко от Вены находился остров Рюген, окруженный со всех сторон водой. Подъездные пути были только с одной стороны. Именно туда нас и бросили в 44-м. Выполняли самые тяжелые работы: трудились землекопами – снимали дерн земли, укладывали шпалы, ремонтировали железнодорожные пути.
Чужая страна, чужой язык, чужие нравы – хотелось бежать оттуда куда глаза глядят. И однажды мы снова решились на побег. Понимали, что наша затея безнадежна, но желание вырваться на свободу взяло верх.
...Конечно же, нас поймали, хотя нам и удалось выбраться на материк ( в городок Штральзунд). Сейчас, спустя десятилетия, думаю: на что мы надеялись – в чужой стране, без знания языка...
Нас освободили в начале 1945-го американцы. Война должна была вот-вот закончиться – и мы уже знали об этом. Какое-то время после освобождения проживала в немецкой семье, где по вечерам собирались антифашисты из разных стран и решали, как жить дальше. У приютившей меня хозяйки в городке Заальбург подрастали два сына (которые после окончания войны очень помогли мне).
День Победы Елена Александровна встретила в американском лагере. Запомнилось всеобщее ликование, желание побыстрее увидеться с родными. Живы ли они - папа,мама, сестричка Луиза? Как пережили войну? .
- Американцы активно вербовали нас поехать к ним, - продолжает рассказ собеседница. - Предлагали там работу, учебу, обещали все земные блага. И даже запугивали сталинскими репрессиями. Но никакие посулы не могли удержать меня от возвращения на родину. Сумела я это сделать аж в сентябре 1945 года, после того, как прошла фильтрацию-проверку СМЕРШа и какое-то время отработала в одной из воинских частей.
К огромному счастью, когда приехала домой, нашла родных живыми. На станции, когда сошла с поезда, сразу же попала в объятья сестры. Как потом выяснилось, она каждый день ходила встречать поезда. Мне не передать минуты восторга, когда я ступила на родную землю. Хотелось всех обнимать и целовать.
Отец вернулся из эвакуации с Урала и работал автоинспектором треста “Кривбассруда”. Сестра и мама долго плакали, глядя на меня – они не ожидали увидеть меня живой”.
Немного окрепнув, Елена Александровна стала работать на восстановлении разрушенного здания Криворожского горно-рудного института, куда вскоре поступила на геологоразведочный факультет.
После окончания вуза наша героиня работала в экспериментально-технической партии треста “Кривбассгеология”. Под ее руководством составлена модернизированная и уточненная “Геологическая карта большого Кривбасса” и “Карта полезных ископаемых”. Кстати, этими изданиями и сегодня пользуются геологические проектные и горно-рудные предприятия для проектирования горных выработок и отработки шахтным путем железных руд.
Жизнь налаживалась. Елена вышла замуж, в 1963 году вместе с двумя сыновьями переехала к мужу в Днепропетровск.
Спустя годы, когда стал вопрос поиска документов, Елена Александровна написала письмо в городок, где проживала в доме у хозяйки,имевшей двух сыновей. Как потом выяснилось, один из них стал бургомистром городка. Именно он и прислал ей подтверждение, что она находилась в трудовом лагере Заальбурга в годы войны.
Многие мои знакомые после окончания войны не раз бывали в Германии, в местах, где работали в трудовых лагерях, - рассказывает Елена Александровна. - У меня такого желания никогда не возникало, хотя приглашения побывать в немецкой стране поступали неоднократно. По иронии судьбы сейчас в Германии проживают мои внуки, которых их мама – моя невестка - увезла лет десять назад.
Вот ради того, чтобы увидеть их, Елена Александровна готова побывать еще раз в той ненавистной стране....
Анна ДОЛГАЕВА

Loading...
Loading...