Елена и Paris

 

Вокруг света

Корреспондент «Днепра вечернего», побывав в городе любви, поняла, почему его одновременно обожают и ненавидят

Спросите у тех, кто хоть разок побывал в Париже: «Как оно там?». Скорее всего, ваш собеседник с пренебрежительной ноткой в голосе ответит: «Ничего особенного - грязный город, цены космические, куча бомжей, одно разочарование… Лучше на картинках». Мне, к примеру, часто приходилось слышать подобное. Стереотип сформировался, поэтому в Париж не тянуло. А потом подвернулся случай, и я неожиданно для себя отправилась в город любви. С одной стороны - грезила увидеть величие Эйфелевой башни и Нотр-Дам де Пари, а с другой – пугали минусы многомиллионного мегаполиса с его выхлопными газами и переполненными урнами. Скажу одно: город меня невообразимо впечатлил. В двух словах – Париж похож на картину великого художника, где искусно соединены серая суровая реальность с фантастическим блеском роскоши.  И ваш выбор – на что обратить внимание.
Парижан отличают по собачкам
Разноцветные экскурсионные двухэтажные автобусы – это и есть самый удобный транспорт для туристов в Париже. Покупаешь билет за 23 евро (около 230 гривен) и, получив карту и наушники, отправляешься в путь. Подключив в автобусе наушники, и выбрав нужный язык, слушаешь описание достопримечательностей. Сойти можно на любой остановке, а потом, по тому же билету, сесть на следующий автобус такого же цвета, и так кататься хоть весь день.
У нас с моим спутником Максимом был красный автобус, и первым пунктом назначения, конечно же, стала Эйфелева башня. Она виднелась еще издали, но впечатляла не больше, чем днепропетровская телевышка. Решили выйти неподалеку от Марсова поля, чтобы прогуляться пешком к символу Парижа, а заодно впитать атмосферу улиц, по которым когда-то шествовал сам Бонапарт. Город любви улыбался утренним солнцем – с погодой явно повезло. На набережной Сены начинали открываться многочисленные киоски со старыми книгами. То, что у нас бы назвали макулатурой, здесь воспринимают как антиквариат - вещи, устоявшие перед временем.
- Смотри, на лавочке посапывает французский бомж, – обратил внимание на непорядок  Максим, который привык смотреть на вещи скептически. – Прямо как у нас в Днепропетровске.
- Зато - какой розовощекий крепыш с выбритым лицом, - присмотрелась я. На самом деле, в Париже стать бомжем довольно просто - жилье космически дорогое, снять его многим не по карману.
К Марсовому полю мы шли через дворы, здесь частично была грунтовая дорога. Неподалеку ребята играли на площадке в волейбол, для них это был обычный субботний день. А у меня дух перехватило от того, что через пять минут я своими глазами вблизи увижу грандиозное сооружение Эйфеля.
Оно восхитило - величественное и простое одновременно. Казалось, на башню можно смотреть бесконечно. И тут подлил ложку дегтя Максим:
- А Марсово поле огорожено сеткой рабица, у нас в Днепропетровске тоже любят такие заборы.  А очередь-то, чтоб подняться на башню, какая длинная – отсюда видно. Можно полдня простоять.
- Так давай не будем, - предложила я и отправилась к подножию башни.
Дорога к ней вела пыльная, без асфальта. Но все, кто по ней шел, светились улыбками. Даже очередь туристов, собравшаяся возле бесплатного туалета фактически у подножья достопримечательности, казалась какой-то восторженной. Парижан от гостей страны я здесь отличала только по наличию собак, с которыми те вышли на утреннюю прогулку.
Если зайти под башню и посмотреть вверх, то кажется, что ты на другой планете. Ощущение счастья - полное. Этими мыслями поделилась с Максимом, но он в своем духе пробурчал что-то типа «груда металла».
Дотронуться до этой «груды» на удачу так и не получилось. Железный каркас плотно вмонтирован в бетонное основание. Зато здесь можно купить брелок в виде башенки на память. Правда, дорого, целых 3 евро (30 гривен).
- Их китайцы делают, у нас в Днепре точно такие же можно купить всего за 5 гривен, - сказал Максим. – Пойдем отсюда, толпиться неохота.
Завтрак на тротуаре – самый дорогой
В Париже от толпы не денешься никуда: одни куда-то спешат, другие медленно прогуливаются, третьи оккупировали местные кафе, которых - немыслимое количество. Отдыхающие с удовольствием располагаются за столиками на тротуаре в метре от проезжей части. При этом прохожие буквально заглядывают вам в тарелку, но это абсолютно не мешает с упоением поглощать пищу, запивая ее вином. Ведь такое место на воздухе считается дорогим и элитным.
А вот здесь отличить местных жителей от туристов достаточно сложно. В Париже перемешаны всевозможные расы, много темнокожих, китайцев, арабов… Наверное, парижане - те, кто подороже одет, ведь уровень жизни высокий, для них завтрак в ресторане – обычное явление, хотя на наши деньги один салат из свежих овощей может обойтись в 180 гривен. Что уж говорить о лягушачьих лапках.
Правда, радуют цены в супермаркетах. Продукты лишь немного дороже наших, но зато их качество намного выше – искусственные разрыхлители, вкусовые усилители и ароматизаторы  фактически не используются. Зато другие ароматы - для духов - рождаются именно в Париже, здесь даже парфюмерный музей есть, в самом сердце города.
Именно около него мы встретили двух русских в одинаковых кепках, большие буквы на которых говорили об их национальной принадлежности: «Россия». Хотя это было явно лишним, россиян выдавал сильный запах перегара, который неудачно разбавлял ароматы пафюмов, струящиеся из входа в музей. Двое очень пьяных уже с утра мужчин, несмотря на свое состояние, сразу поняли, что мы тоже славяне.
- А где тут Лувр, а? - пробормотал тот, что покрупнее. – «Раша» не может найти Лувр.
К Лувру дорога вела прямо, 15 минут ходу.
- Спасибо, мы хотим посмотреть на улыбку «Моны Лизы», - объяснили  едва державшиеся на ногах туристы. Они даже мысли не допускали, что в музей их вряд ли пропустят.
«Сэконд хенд» в Лувре  
Пешеходная часть вокруг комплекса Лувра оказалась насыпной. Ветер поднимал столбы пыли, так что глаза только и спасали очки от солнца.
- Нам часа три стоять в этой очереди, - расстроился Максим.
И правда, перед  входом, который представляет собой стеклянную пирамиду, построенную по проекту архитектора Йо Минг Пея, образовалась огромная толпа.
- Идите за мной, здесь еще один вход есть, - предложила незнакомая девушка,  которая какое-то время наблюдала за нами.
Как оказалось, Настя — украинка. Вышла замуж за француза и переехала несколько лет назад во Францию, теперь здесь работает. Девушка провела нас через подземный переход и показала  цифровой автомат для покупки билетов.
Один билет обошелся в 11 евро (110 гривен). На входе вручили карту музея и предложили приобрести аудиогид -  специальный передатчик с наушниками – смотри, наслаждайся, слушай, узнавай.
Мы шли к «Моне Лизе», а по дороге встретили одинокую обнаженную девушку-скульптуру, которая придерживала сваленную в кучу гору барахла, а-ля «сэконд-хенд».
Оказалось, это работа современного итальянского художника Микеланджело Пистолетто «Тряпочная Венера». Этот необычный экспонат расположился рядом с шедеврами мастеров Ренессанса. Считается, что Пистолетто стал родоначальником «бедного искусства», оспаривающего каноны традиционного. Протест заключается в отказе от обычных техник и материалов, выбор делается в пользу дешевых: земли, дерева, железа, тряпок, пластмассы и промышленных отходов.
- А это что за ерунда? - обратил мое внимание Максим на необычные зеркала.
На них были наклеены изображения девушек и молодых людей. Выглядело это как пародия на новомодную тенденцию фотографировать себя на мобильный телефон в зеркале. А в Лувре это преподносится как современное искусство.
- Неужели снова толкаться, - возмутился мой спутник, увидев, что к «Джоконде» придется пробиваться через толпу.
Тем временем я любовалась великолепными сводами Лувра и была уверена, что люди сами расступятся, чтобы пропустить меня к королеве картин. Ведь иностранцы в большинстве своем – народ вежливый и улыбчивый.
- Я думал, эта картина гораздо больше, - удивился Максим, вглядываясь в небольшое полотно. – Интересно, что в ней особенного? Я отсюда даже улыбки не вижу.     
Конечно, рассмотреть «Мону Лизу» с разных ракурсов не получилось - уж больно много желающих постоять на расстоянии  хотя бы пяти метров от шедевра,  ближе не пускает ограждающая лента. Но, тем не менее, этот исторический момент в моей жизни состоялся. И на том спасибо!
Фонтан возле Лувра собрал много людей, которые просто сидели, любуясь архитектурой дворца. Хотелось тоже немного расслабиться, но наш путь лежал дальше, к собору  Парижской Богоматери, или Нотр-Даму. Минут 15 езды на красном автобусе, и вот он – во всей красе и величии. Напротив фасада - небольшой амфитеатр, откуда можно любоваться величайшим сооружением, описанным в романе Гюго. Слева, прямо возле окон собора, – детская площадка. Для малышей, раскачивающихся на качелях, это была повседневная реальность. А для меня – все было сказкой, чем-то фантастическим. Как только подумала об этом, звон колоколов  возвестил, что уже шесть часов вечера – день пролетел незаметно.
Вход в Нотр-Дам бесплатный, внутри звучал орган – под величественными сводами шла вечерняя служба. Я решила снять несколько минут на видео, чтобы дома передать родным атмосферу, которую невозможно описать словами. Немного расстроилась, когда вспомнила, что функция звука у меня на камере отключена. Но произошло чудо: звук фантастическим образом именно на этом видео записался.  
Уроки поцелуев дают только в Париже
В Париже наступил час пик, и наш экскурсионный автобус, следовавший уже к Триумфальной арке, застрял в пробке на Елисейских полях. Поток машин, поток пешеходов – жизнь бурлила, город пульсировал бешеной энергетикой. И в этом всем хотелось находиться только потому, что именно в такой динамике рождаются идеи, творятся великие дела. Об этом я сказала Максиму, но он был совершенно другого мнения.
- Ну нет, дела делами, а этот сумасшедший дом явно не для меня. Как можно в такой атмосфере расслабиться, сосредоточиться, да, в конце концов — влюбиться? Не пойму, почему Париж называют городом любви?            
Тем временем автобус сделал плановую 15-минутную остановку около знаменитой Триумфальной арки. Со второго уровня было удобно наблюдать за происходящим на улице. В основном все куда-то спешили. Но две пары остановились, чтобы поговорить. Первая через минуту слилась в страстном  французском поцелуе, абсолютно не стесняясь окружающих. А вторая пара стала громко ругаться. Это были темнокожие молодые мужчина и женщина. Оба высокие, с красивыми лицами, хорошо одетые. Девушка держала дорогую сумку марки «Луи Виттон». Казалось, они вот-вот подерутся, настолько активно жестикулировали. Закончилось тем, что девушка ушла в метро, а молодой человек, по всей видимости, в расстроенных чувствах, сел в припаркованный рядом «Порше» и умчался. Когда наш автобус тронулся, первая парочка все еще продолжала целоваться.
Вечером влюбленные пары заполнили столики на открытом воздухе в ресторанах. Многие заказывали шампанское. Похоже,  никто не думал о том, что здесь шумно и суетно, душно от выхлопов машин, дорого…
- Вот видишь, здесь любовь на каждом шагу, - сказала я Максиму.
Мы вышли возле пешеходного Моста влюбленных, или Моста искусств, который был весь увешан замочками. Считается, если повесить его здесь, то союз двоих будет скреплен навсегда. И чем красивее замочек, тем богаче станут жить молодожены. Солнце садилось, и тысячи символов любви засверкали золотом и разноцветными кристаллами в его лучах.
Вот таким следует запомнить Париж, подумала я. Как бы там ни было, здесь, в такой толпе, никто не почувствует себя одиноким, и даже бездомный будет купаться в роскоши, которая окружает со всех сторон. Хотите вы здесь жить или нет, понравился город или разочаровал, но, однозначно, Париж – это столица со своим характером и явно умеет впечатлять. С этим не поспоришь. А «ничего особенного» говорят те, кто кривит душой или не хочет открыть вам свое сердце.
Елена Андрющенко

Loading...
Loading...