Доступное – недосягаемо

 

На днях все средства массовой информации сообщили о старте программы Президента Украины Виктора Януковича о доступном жилье для молодежи.

Информация эта не вызвала ни радости, ни надежд. Разве что только горечь – ведь уже почти десятилетие наша молодежь растет, зреет под пустые обещания властей обеспечить ее жильем, которое было бы по карману молодым семьям.

Впервые программа такого жилья была принята и пообещана в 2002 г. при Леониде Кучме. Создали фонд молодежного кредитования жилья. Причем, функционировать он должен был по двум направлениям. Первое – обеспечивать первоначальным взносом, второе – оплачивать  процент кредита, который должен был составлять три-шесть процентов. По условиям, молодая семья должна обязательно стоять на жилищной очереди в своем городе. Супруги должны быть моложе 35 лет. Если родится ребенок, то погашается 25 процентов кредитной суммы, второй – тогда 50 процентов.
Красивая сказка, не более. Хотя за границей такие программы есть и действуют. Но – увы! - не у нас.
Под программу выделили сумму и немаленькую. Однако доставалось такое жилье в основном своим людям.
В последующие годы суммы на строительство жилья становились заметно меньше. А программы стали мечтами. Нет, жилье, конечно же, в стране возводилось, но оно относилось к разряду элитного. А молодежь переходила возрастную границу, и если им не могли помочь родители, то такие семьи жили в арендованных квартирах вместе с детишками.
Недавно уехала из Украины одна моя знакомая молодая женщина, имеющая престижную некогда профессию врача. С мужем она развелась и сына растила одна. Здесь в Днепропетровске снимала крошечную комнатку.
Шли годы, а перспектива на жилье не просматривалась даже в отдаленном будущем. Родина предлагала мизерную зарплату. И понятие «доступное жилье» вызывало лишь недоумение. Что это значит? Если человек работает в бюджетной сфере, то ему не по карману ни «доступное», ни недоступное, ни арендная плата. Он не живет, а выживает. Но ведь у человека с высшим образованием есть не только потребность утолить голод и прикрыться от холода, но и культурные потребности.
Не просто далось ей решение уех
ать и начинать все с нуля. Но там была перспектива. И готовность преодолеть языковые трудности, продолжать обучение, воспринять новые обычаи – все ради нее.
Так уже надоело смотреть на мир пессимистично. Хоть в чем-то хочется быть оптимистом, особенно в том, что касается молодых. Но давайте представим себе социальное, дешевое, так называемое доступное жилье. Это же не хлеб, который может стоить больше-меньше на 25-50 копеек. Жилье стоит десятки тысяч долларов. И даже если предположить, что покупать квартиру станут в кредит, то возникает вопрос о первоначальном взносе и о банковских процентах.
Да и вообще, как попасть в список счастливчиков, если твои родители - рядовые заводчане? Кто верит в справедливость?
Работая в редакции, сталкиваешься с такими человеческими судьбами и обстоятельствами, что только диву даешься. Бывает, что в однокомнатной квартире живут многодетные семьи численностью пять-семь человек. И самые старшие дети уже совершеннолетние, имея свои семьи, тоже живут с родителями. Им-то светит «доступное» жилье? Или оно  все же для тех, у его есть деньги?
Кстати, зачем далеко ходить? У нас в редакции тоже есть журналисты, арендующие однокомнатные квартиры в отдаленных районах города. Среди них и главный редактор Ирина Авраменко, воспитывающая двух дочек. И понятие доступное для моих колег – недоступно.
Так для кого провозглашена программа?

Loading...
Loading...