Деревня бабаев, или Поворот не туда

 

Если вы были очевидцем или участником странного явления или увидели НЛО, если с вами приключилась необычная история, звоните по тел. (056)374-34-27 или пишите на электронную почту: roman-chuk@rambler.ru

- Мой брат всю жизнь был влюблен в своего ангела-хранителя, - такими словами начала свой рассказ по просьбе Степана Давыдовича Вакулова  его младшая сестра.

По странному стечению обстоятельств, накануне моего приезда в частный дом семидесятитрехлетнего жителя Днепропетровска у хозяина случился микроинсульт, и связно говорить он не мог.
- В 70-х Стёпа работал дальнобойщиком на рефрижераторе в Воронежской области, где жили тогда наши родители, - повела  речь Лидия Давыдовна. – И вот как-то ему предложили подзаработать на стороне. Надо было отвезти в соседнюю область какой-то левый товар. Как говаривал брат, нехороший груз. Сложность была в том, что ехать им  с напарником предстояло в ночное время и окольными дорогами. Как он рассказывал мне, не доезжая до Липецка, в очередной раз свернули с основной магистрали, и тут – пошло-поехало. Километров через десять пробили шину, только заменили колесо и тронулись - перегрелся мотор,  а “на закуску” сгорела свеча. На трассе никого. Кое-как состыковали концы, и тут видят, что заехали не туда. Дороги не те, что на карте. Местность иная, ориентиров,  указанных им, нет. Озеро, от которой развилка идет, не появляется, хотя уж давно пора. Решили дорогу уточнить. Завернули в хуторок – не то Бабаевка, не то Балаевка, буква на дорожном указателе совсем стерлась, не разобрать. Домов с десяток, и ни души. Чтобы не рыскать в темноте, решили заночевать прямо в машине. И тут…
- Ба-евка, ба-евка, - пытается уточнить Станислав Давыдович, но губы не слушаются его.
- Тут в одном из домов загорелся свет, - продолжала сестра, - и обрадованные дальнобойщики двинулись на огонек. Дверь оказалась открытой, словно их уже ждали, а в комнате сидели две девушки перед масляной лампой и что-то пряли. И при этом пели – так сладостно и хорошо, что сердце у Степки от удовольствия и одновременно тревоги ушло в пятки. Тут появилась хозяйка – видимо, мать, пригласила к столу, поставила крынку молока, хлеб, яйца. Стали спрашивать – кто такие да куда едут. Степан признался, что заблудились, а что везут – скрыл. А может, и сам толком не знал. Девушки тоже за стол сели. Электричества, как ребята поняли, в деревне не было. Как и газа. Жили по старинке. Дочери  - Анна и Руся – мечтали стать актрисами. На худой конец  - певицами. Ходили в местный хор при церкви. Младшая, Руся, и пленила сердце Степана. Проговорили до петухов и условились на обратном пути вновь заехать к ним. Хозяйка указала дорогу, но она, как оказалось, вывела  не к границе Тамбовской области, а назад, к Усмани. Поехали по второму разу. И по дороге решили уже на холодную голову уточнить, как эту Балаевку или Бабаевку найти, чтобы на обратном пути не заблукать. Но кого ни спрашивали, никто о такой деревне не слышал. А заправщик на придорожной станции так вообще уверял, что в округе нет такого хутора, да и других дорог, кроме этой, тут не пролегает. Степан мой не на шутку всполошился – как же он свою Русю отыщет?  Соскочил с маршрута, разругавшись с напарником и рискуя нарваться на крупные неприятности. Но все оказалось тщетно. Ночью вернулся поездом домой, а на другой день узнал, что напарник разбился под Тамбовом. На него КамАЗ налетел, причем, как писали газеты, его водитель уверял, что никакого рефрижератора на шоссе не было. А когда он удар почувствовал, уже было поздно. Так Руся невольно спасла Степе жизнь.
По щеке пожилого мужчины, полулежащего на диване на вышитых подушках, стекла скупая слеза, и он смахнул ее  жилистой рукой.
- Он ее всю жизнь, бедный, искал, - запричитала сестра, - меломаном заделался – думал, может, где голос ее услышит. Профессию сменил на плотника, так и не женился, так никого и не полюбил. Потом, когда мы в Днепропетровск переехали (тут мой муж работу получил на железной дороге), к нам перебрался, племяшам помогать. И вот однажды, где-то месяц назад, слушая радио, закричал: «Руся, Руся!». Там звучал романс – тот самый, который они слышали в далекой затерявшейся Бабаевке. Даже на передачу позвонил, но там сказали, что это была запись народных песен, а исполнителей никто не знал.  Вскоре после этого он признался мне, что видел сон, и во сне свою Русю в белых одеждах. Она сказала ему, что приставлена к нему ангелом-хранителем, и очень сожалеет, что он в нее влюбился. Так не должно было случиться. Люди не должны влюбляться в ангелов, а ангелы – в людей. «Спой», -  попросил Степан. Руся сказала, что нельзя, но потом все-таки уступила. И это было, по его словам, такое божественное пение, что сердце его разрывалось на части от тоски. Через три дня его разбил инсульт.
Лидия Давыдовна вздохнула:
- Он поправится, он сильный. К тому же, посмотрите – какое у него сейчас счастливое лицо. Ведь он все-таки встретился со своей Русей, пусть и во сне.
Любовь РОМАНЧУК

Loading...
Loading...