Чтобы не жить обещаниями

 

Обзор читательской почты «Вечерки». Адрес редакции: г. Днепропетровск, ул. Комсомольская, 57

Когда человека доводят до отчаяния и он не видит выхода, тогда садится за стол и пишет письмо в редакцию. Иногда звонит.

Но тогда получается хуже - когда рассказывает по телефону, то не слышит собеседника на другом конце провода и не воспринимает советы, ему просто надо высказаться, излить на ком-то свое возмущение. А в письмах наш читатель логичен, точен и очень уязвим, беззащитен даже. И пишет потому, что власть к его нуждам глуха. Это может касаться плохой дороги или работы лифта, отопления или транспортного маршрута, грубости при обслуживании или дороговизны лекарств. В любом случае, письма-жалобы в редакцию – показатель плохой работы власти. И только незначительная часть редакционной почты – это благодарности и рассказы о хороших людях.
Очень хотелось бы жить по закону и не обещаниями, а просто с завтрашнего дня. Только получится ли?
Где дорога, председатель?
Ах, как жаль, что жители села Саксагань Пятихатского района Днепропетровской области опоздали с этим письмом. Да и сами почему-то не воспользовались предвыборным периодом, когда кандидаты в народные депутаты «мягко стелют». Глядишь, кто-то из них и подремонтировал бы дорогу по улице Щорса. Ведь кандидатов было много. А так по ней и на лошади опасно скакать.
«Мы обращаемся к вам, потому что уже 30 лет обещают сделать дорогу, хотя бы какую-нибудь, чтобы можно было по улице проехать или пройти. Сейчас пошли дожди, канавы до колена заполнились водой, не может к нам приехать ни скорая к больному, ни покойника нельзя вывезти на кладбище. А на улице живет много стареньких и многодетных семей. Наше письмо – это крик о помощи всей улицы. Нам и председатель обещал, да все безрезультатно. И еще надо хотя бы две лампы на всю улицу, а то сейчас темнеет рано, можно упасть и убиться. Помогите, а то живем одними обещаниями, а толку нет».
Под этим письмом девять подписей: Аврахов, Олейник, Шокотько, Костенко, Рак, Насадюк, Маркелов, Новодран, Лядская. Наверное, и другие жители могли бы поставить свои подписи, ведь 30 лет ходить по разбитой дороге – удовольствия мало.
Не знаю, как у кого, а у меня это письмо вызывает долю недоумения. Мы, наверное, не понимаем, что власть нанимается нами. Что, голосуя, мы даем ей полномочия ремонтировать улицы, а не отмахиваться обещаниями. Что мы должны не просить, а требовать. Забываем, что и от нас что-то зависит. Ведь того же председателя, который дает обещания и не выполняет, кто выбирал? Как выбрали, так можно и «задвинуть». Он от вас, жители улицы Щорса, зависит, а не вы от него. Так что делайте выводы.
Грубиян за рулем
Почему-то работники сферы обслуживания считают, что имеют право унижать и хамить. К ним относятся и водители маршруток. К сожалению, среди них попадаются такие, которые просто провоцируют пассажиров на скандал, а иногда ощущаешь такое раздражение в адрес пассажиров, что начинает казаться: этот человек ненавидит людей и ему явно не за рулем место на городских маршрутах.
Видно, как раз такой и попался нашей читательнице Людмиле Жир, проживающей в Днепропетровске на проспекте Правды, 125. Людмила Николаевна – человек пожилой, она потеряла мужа – ветерана войны, имеет льготы, установленные законодательством Украины для семей этой категории. И вот что с ней случилось.
«19 октября я ехала из больницы им.Мечникова, примерно в 12 часов дня села в маршрутку №126 (№ 92-46) на остановке трамвая №1 возле парка Шевченко. Водитель маршрутки сразу же в грубой форме спросил, почему я сажусь в его маршрутку, а не в №116. Я ответила, что мне удобней именно эта, затем сообщила, что льготница. В маршрутке было больше половины свободных мест. Кроме того, льготников, кроме меня, не было. Но, наверное, я ему просто чем-то не понравилась. Когда мы доехали до парка имени Шевченко,водитель потребовал от меня удостоверение, прочитав его, грубо потребовал, чтобы я вышла, так как в его перечне льготников таких, как я, нет. Сказал: «Вот наклонитесь и прочитайте мой перечень», а он был прикреплен очень низко. Далее заявил: «Или платите, или выходите». Я вышла, села на другую маршрутку.
Убедительно прошу руководителей водителей этого маршрута научить своих подчиненных обращаться с людьми, которых они обслуживают, а заодно проработать порядок перевозки граждан льготной категории. Нас таких остались единицы, и мы в основном ездим только в больницу. Сколько нас можно унижать?»
Ваш совет дороже денег
Но наш читатель не только жалуется на несправедливость, а и спрашивает совета. И мы искренне хотим ему помочь, поэтому и публикуем письмо Николая Тумарева (Днепропетровск, ул.Подгороднянская, дом 5).
«Дорогая «Вечерка», ты наша спасительница и много помогаешь в нашей тяжелой жизни. Вот и я решил обратиться за помощью к людям с просьбой. Я инвалид войны первой группы, участник боевых действий, мне 86 лет, я перенес два инсульта. Передвигаюсь с трудом еле – еле, левая рука и нога почти бездействуют, сам я не могу без помощи застегнуть пуговицу, завязать шнурки. А тут и еще одна беда меня одолевает – перестал ощущать вкус еды, мне все, как трава, только ощущаю горькое и сладкое. Чего только ни перепробовал за эти два года! Ничего не помогает. Вся пища мне, как полынь. Могу и двое суток не есть, голода не ощущаю, есть не хочу. Может, кто-то подскажет, как вызвать аппетит.
Я буду очень благодарен. Николай Тумарев)».
Есть среди наших читателей люди, которые лечатся травами, хорошо знают народную медицину, может они подскажут, дадут какой-то совет ветерану войны. Мы тоже будем очень благодарны.
Дарите любовь людям
Антонина Федоровна Засухина (Днепропетровск, ул.Марии Яровой, 62) напомнила всем, что в ближайшее воскресенье – День социального работника. Это и ее профессиональный праздник. Как человек, любящий свою работу, она о ней и рассказала в своем письме.
«В Кировском территориальном центре я работаю около восьми лет под руководством Ларисы Владимировны Олефир. В свою работу я вкладываю любовь и тепло к людям. Они мне заменили отца и мать, которые рано ушли из жизни. Для меня потеря родителей была очень тяжелым периодом. Не хотелось жить. А как же семья? Муж и двое детей. И я поняла – ничего случайного не бывает. Эту профессию-социального работника - я выбрала по зову сердца. Я не знала, как себя вести, как довериться чужим людям, открыть свою душу и отпустить боль. Жалая помогать людям, я поняла, что нужна им. А старость это не барьер, который надо преодолеть, перескочить, здесь жалость ни к чему. Нужно уважать, понимать и сочувствовать беспомощным всем сердцем. Как говорят мои подопечные, прикованные к постели – нам не понять боль, одиночество и пустоту пожилых людей, которые считают себя обузой для общества.
Для меня это и работа, и моя вторая семья. Далеко не все могут работать со старенькими. Нужны выдержка и терпение. У меня на обслуживании 13 человек, из них двое – инвалиды войны. Все они – люди разных профессий. Мне с ними интересно беседовать, слушать, ведь у них есть огромный жизненный опыт.
Хочу поздравить с праздником всех, кто работает в этой сфере. Дарите любовь людям. Хочется, чтобы каждый человек оставил свой след на земле и самые хорошие воспоминания о себе».
Мы тоже присоединяемся к поздравлениям. Желаем всем социальным работникам здоровья, благополучия и силы духа.
«Чем старше я, тем быстрее летит время»
Очень точно подмечено. А высказала это в письме 15-летняя Оля Онискевич. Нечасто пишут нам дети и подростки. И особенно приятно, что Олечка написала о своей прабабушке Любови Павловне Онискевич, которой исполняется 90 лет.
«Хотя мне всего 15, я недавно заметила одну вещь – чем старше я, тем быстрее летит время! Слушая рассказы родителей, бабушек и дедушек, я поняла, что жизнь вообще проходит очень быстро, и важно не потерять драгоценное время. Нужно прожить её со смыслом, чтобы оставить свой след. Во многом для меня является примером жизнь моей прабабушки.
Её молодость проходила в тяжелое военное время. С годовалым сыном на руках в оккупированном Днепропетровске она боролась за жизнь. Что помогло им продержаться – я не знаю, наверное, чудо! Когда в 1943 году город освободили, она сразу же пошла работать медсестрой в эвакогоспиталь. Каждый день, помогая больным и раненым, она делала свой вклад в Победу, которая досталась нелёгкой ценой! Прошло уже 69 лет с тех пор, как наш город живёт под мирным небом. Около 50-ти лет своей жизни Любовь Павловна посвятила медицине. Это стало для неё не просто профессией – призванием жизни! Люди всегда шли к ней за помощью, потому что чувствовали её милосердие и доброту.
Сейчас прабабушка на пенсии, но её жизненная позиция не изменилась. Приходят за помощью соседи - кому давление измерить, кому добрым советом помочь. Сама прабабушка проводит уроки мужества для школьников, рассказывая о тех легендарных годах и о погибших на фронте товарищах. Ей важно, чтобы нынешнее поколение знало свою историю не только по учебникам. Уходит старая гвардия, мы благодарны им за всю их непростую жизнь, за возможность сейчас жить под мирным небом! Я так рада, что в моей семье есть такой человек. Я горжусь своей прабабушкой Любовь Павловной Онискевич! Хочу, чтобы она ещё долгие годы была рядом с нами и согревала всех вниманием и заботой».
Хорошие слова нашла для пожилых людей эта девочка. Верные. Но пусть и прабабушки, и прадедушки других детей тоже живут долго и счастливо.
«Лучший  возраст»
Так назвал свое стихотворение  наш читатель Владимир Рудов. Но оно удивительным образом перекликается с двумя последними письмами. Действительно, как может быть хорошей осень или зима, так и старость может быть хорошим возрастом, когда спокойно на душе, когда у детей все в порядке и  власть уважает тех, кто отдал все силы и здоровье, интеллект, навыки и знания для общества. А почему бы и нет?  
О детстве, может быть,
ленивый
Не написал и не сказал,
Что нет у нас поры
счастливей,
И возразить, мол,
тут нельзя.
Но кто ж тогда, когда
не дети,
Без исключений,
сто из ста,
Хотят всего сильней
на свете
Как можно раньше
взрослым стать.
Свой рост усердно
отмечают
(Как дело медленно
идет!),
И если годы округляют,
То исключительно вперед.
Но разве это счастье, если
Ты сам не ведаешь
о нем...
С такой же страстью,
что и детству,
Мы оды юности поем.
И здесь давайте
вспомним, братцы,
Как друг Алешка ли,
Кирилл,
Когда нам было
по семнадцать,
«Старик» при встрече
говорил.
Мы планы строили,
 вкушая,
Как в сорок, может,
сорок пять
Нас будут-должность-то
большая! -
«Кирилл Петрович»
величать.
...Мой век приблизился
к вершине,
Уже без шуток я - старик.
Что суждено мне,
 совершилось,
На что способен был,
 достиг.
Я жизни каждое мгновенье
Ценю теперь как высший
дар.
И с завистью к чужим
свершеньям
Я не заглядываю вдаль.
А что не темный - белый
волос
На голове, какой пустяк...
Выходит, самый лучший
возраст
У стариков? Выходит, так.
Сегодня почту читала Людмила ПАШУК

Loading...
Loading...