БОЙкаяторговля

 

Деятельность «черных археологов» осуждают все. Но на деле на книжном рынке полно атрибутики времен войны

Справедливо говорят: война не закончена, пока не похоронен последний павший на ее фронтах солдат.

Вот только сколько их, оставшихся безымянными и числящихся пропавшими без вести, солдат Великой Отечественной покоится в нашей земле – сотни тысячи, миллионы?.. Эх, да если бы действительно их останки покоились! В последние годы места сражений безбожно перекапываются в поиске «раритетов» той войны. Специалисты отмечают нежданный всплеск интереса к военной атрибутике – и, прежде всего, немецко-фашистской. А солдатские каски, противогазы, ложки, котелки, гильзы и даже пули запросто можно встретить в продаже.
Поставщиков не сдаем
Недалеко от днепропетровского автовокзала – один из небольших магазинчиков с современной и старой военной амуницией. Центральный стенд – с «трофеями» времен Великой Отечественной. Рядом с проржавевшими гильзами и ложками – три продырявленные каски. Заметив огонек интереса к ним в моих глазах, продавец с жаром расхваливает товар: вот эти две, по 350 гривен – вермахтовские, и самая искореженная, за 250 – советского бойца. Но при попытке выяснить подробности, откуда эти страшные сувениры, продавец враз суровеет: «Можете не сомневаться – товар натуральный. Поставляют его проверенные люди. Но мы информацию о них не выдаем».
Подъезжаю на книжный рынок, на задворках которого среди продавцов всякого старья традиционно тусуются коллекционеры военных раритетов и реконструкторы боев времен Великой Отечественной. Саша, один из старожилов этого сообщества, услышав от меня цены на магазинные каски, поднимает меня на смех:
- Да это искусственно состаренный «новодел» - настоящая вермахтовская каска столько стоить просто не может! Смекалистые дельцы штампуют такие каски десятками, мнут, дырявят их. На пару месяцев зарыл ее в болото – вот тебе и древний вид.
Сосед Саши предлагает мне купить настоящие каски: голландского экспедиционного корпуса «всего» за 800, немецкую – за 1300. Меня настораживает их ну очень уж презентабельный вид: краска без единого признака ржавчины, в полном порядке отличительные знаки этого соединения.
- Чудак-человек, это же все – кропотливое воссоздание: ржавчина зачищена, окраска выдержана в полном историческом соответствии... Откуда товар? - переспрашивает парень лет 25. - Зачем это тебе?! Бери – лучше не найдешь.
Хочешь - форму, хочешь - «шмайсер»
Оборачиваюсь к соседнему столику – и едва не подпрыгиваю от удивления. Здесь в открытую продается китель немецкого офицера со свастикой, пояса, кобуры фашистских вояк и даже автомат «шмайсер», за который просят 200 долларов. Но быстро выясняется, что вещи – так называемые реконструкции, «новодел». Пошиты и отлиты они весьма качественно – тот же автомат сделан в Испании, полностью передает деталировку вражеского оружия, только стрелять не может. Данная амуниция используется в становящихся все более модными боях реконструкторов. Олег принимает участие в большинстве из них и говорит:
- Действительно, в последние годы интерес к теме войны очень возрос, особенно – у молодежи. 80 процентов желающих поучаствовать в боях реконструкторов хотят примерить на себе именно роль фашистов. Но мы не связываем это с ростом националистических, неофашистских настроений. Перевоплотиться в советского солдата просто – надел ватник, купил в детском магазине подобие ППШ, и все... А вот ради создания образа немецкого солдата приходится немало потрудиться. У немцев каждый поясок, каждый карабин-пристежка был определенного образца. Вообще амуниция оккупантов была высочайшего качества (форму, например, шил Hugo Boss) и многофункциональная. Так, из трех плащ-палаток получалась полноценная палатка на пять немцев, в их касках можно было даже поджарить себе обед. Все это и формирует над немецкой амуницией ореол «модности».
А продавать ордена - нравственнее?!
Что бы мне ни рассказывали, но высшим пилотажем у реконструкторов считается иметь настоящую атрибутику фашистов. Вот и сейчас, кроме упомянутых касок, на рынке продаются вилки и ложки с распластанным орлом (по 80-150 гривен), за полторы тысячи можно сторговать противогазный ранец. На самой окраине рынка – развалы ржавых раритетов. Гильзы от винтовок и пулеметов, патроны к ним, полуистлевшие пояса и бляхи от них. Продавец Антон, ничуть не смущаясь, убеждает меня вместо «выбранного» мной затвора советской винтовки Мосина (оцененного в сотню) купить аналогичную деталь немецкого оружия. С содроганием в сердце верчу в руках проржавевшие затворы. Страшно представить, как «черные археологи» раскапывали заросший кустарником окоп и извлекали эти железки из костяшек пальцев погибших воинов.
- Где берем? - переспрашивает Антон. - Так ведь что в 1941-м, что в 43-м бои шли по всей области. Вот и сейчас земля под Кривым Рогом и Никополем, в районе Мишуриного Рога и Войскового столько «железа» хранит. Украинскими законами копать не запрещено – но все места сражений давно поделены и главное не соваться в зоны работы поисковиков. Нет, никаких контактов у меня нет – всю атрибутику мне передают посредники, - не моргнув глазом, обрубает мой интерес продавец. И напоследок горячиться. – Вот ты говоришь о нравственности такой торговли... А продавать на рынке военные ордена и медали, по-твоему, нравственнее? Ведь почти все награды или скуплены по дешевке у вдов ветеранов, или обменены на водку-наркотики опустившимися внуками-правнуками героев.
Как бы ни пытались оправдать «черных археологов» их посредники-продавцы, их бизнес на костях не подлежит оправданию. Ведь ради наживы и такого хобби с запашком они губят на корню возможность опознать и похоронить с почестями павших солдатов.
Президент областной поисковой общественной организации «Поиск-Днепр», которой найдены тысячи останков советских и немецких воинов, многие из них опознаны, проведены захоронения, восстановлены картины боев, Ярослав Жилкин не скрывает своего возмущения деятельностью «черных археологов»:
- Нам удается идентифицировать в лучшем случае останки каждого десятого солдата. Солдатские книжки советских воинов были бумажными, и они истлели от времени, определить имя можно только по наградам или подписанным личным вещам. У немцев же были алюминиевые именные медальоны. Но беда в том, что «черные археологи» крадут последнее, что есть у солдат, по чему их можно идентифицировать: ложки, котелки, медали. Если мы находим после них солдат, то хороним как неизвестных.
В Германии за нацистский знак и раскопки – сразу же повяжут
«Если хочешь самую эксклюзивную немецкую атрибутику – найди Дэна. Он не любит лишней шумихи, но выбор фашистских атрибутов у него сногсшибательный», - напутствовал меня один из торговцев. Нам удалось встретиться с этим человеком лет 45-и. Оказывается, Дэн – это наш земляк Даниил, который эмигрировал в Германию и последние 10 лет живет в Бад-Херсфельде. Интерес к военным раритетам у него проснулся в детстве, после того, как еще мальцом под Кривым Рогом, где тогда жил, откопал русский штык и немецкую медаль. В Германии он пополняет коллекцию, гордость которой – серебряный кубок одного из асов «Люфтваффе», и собрание из 19 орденов одного из начальников полицейского управления в оккупированной Украине, сугубо законным путем: меняет у единомышленников, что-то выкупает у престарелых ветеранов. Изредка он проведывает Днепропетровск, приезжая с целым багажником раритетов. За подлинность каждого экземпляра Даниил готов, как говорится, зуб отдать, но и цены на символику соответствующие. Вот и в этот раз Дэн продемонстрировал нам огромную коллекцию посуды со свастикой: чашки, кружки – по 70-80 евро, тарелки, салатницы, блюда – от ста до 250, брошек и перстней немецких офицеров (от 30 до 300), ремней (около ста евро). Есть богатый выбор армейских фляг, противогазные ранцы (150-170), каски, самая дешевая из которых – французского экспедиционного корпуса, «всего» за 65 евро и даже сошки от немецкого пулемета МГ-43.
- Нет, гильз, патронов даже не ищите, - останавливает меня он. - Я принципиально не занимаюсь оружием: в Германии за это можно схлопотать срок. Вообще в Германии по отношению к такому увлечению законодательство гораздо жестче: копать на месте боев строжайше запрещено, нельзя в открытую демонстрировать свастику, лица лидеров рейха – даже если их меняешь на базарчике, эти символы должны быть заклеены.
По словам знающего подоплеку коллекционерского мира Дэна, настоящих коллекционеров и раритетов (если таковыми не считать ржавые гильзы, затворы и пряжки) в Днепропетровске вращается совсем немного. Большинство изделий – новоделы для реконструкторов боев или подделки. Все же раритетное, толковое сразу же уходит или на запад, или в частные собрания. От деятельности «черных археологов» он тоже не в восторге:
- Правительство Германии, как и Украины, России, заинтересовано вернуть имена всех погибших воинов, а хаотические раскопки оставляют на месте боев груду безымянных костей. В Германии такой вандализм невозможен.
Кстати, по нашей информации, Германия за каждого найденного в земле немецкого солдата и подтверждающий этот факт именной медальон выплачивает тысячу евро. Думается, такие деньги, а не ржавые железки – основная цель «черных археологов».
Грабить могилы – кощунственно
Интерес к предметам войны проявляют не только коллекционеры. В последние годы в днепропетровских школах массово воссоздаются военно-патриотические музеи и экспозиции, сейчас их уже более 50. Эти экспозиции тоже стремятся пополнить атрибутами боев, амуницией, личными вещами. Средняя школа №89 на улице Титова – одна из тех немногих в Днепропетровске, где такой музей не закрывался даже в самые смутно-перестроечные времена.
- Все наши экспонаты попадали к нам легальным путем: передавали родственники героев, да и поныне практически в каждом селе можно найти и каски, и посуду военных времен, - говорит заведующий школьным музеем Константин Федорович Зима, сам давно и системно интересующийся военной историей. - Я тоже замечаю рост интереса среди молодежи к теме войны. Но этот интерес связан не с неонацизмом, а со здоровым патриотизмом. Помогает в этом телевидение, массово запускающее фильмы о Великой Отечественной. В том, что на книжном рынке можно свободно купить ржавую гильзу, особой проблемы я не вижу. Другое дело, что ради таких гильз и предметов поценнее места боев перелопачивают мародеры – вот такое кощунство нельзя ни понять, ни оправдать.
... На словах деятельность «черных археологов» осуждают почти все. Но на деле на книжном рынке полно атрибутики времен Великой Отечественной войны. Не с неба же они свалились: кто-то их откапывает из земли вперемешку с костями. А следить за этим должны правоохранители.
Константин ШРУБ

Loading...
Loading...