В восемь лет он взрывал эшелоны

 

22 сентября – День партизанской славы

Война оставила в душе каждого, пережившего ее, неизгладимый след.

Солдат, труженик тыла, житель оккупированной территории – у каждого в сердце живет своя война. Но страшнее всего впечатались военные будни в память детей. Детская память так устроена, что хранит яркие картины прошлого практически  всю жизнь...
Дороже всех других наград
Детство Юрия Финка пришлось на годы военного лихолетья. И в этом нет ничего особенного для людей его возраста. Необычно то, что восьмилетний Юра  воевал с фашистами наравне со взрослыми.
По его воспоминаниям, в 1941 году он жил с родителями на одной из пограничных застав  Белоруссии. Время стерло из памяти черты лиц его родителей. Он смутно помнит лишь подарок отца: на мужской ладони большая красная звездочка – предел мечтаний каждого мальчишки довоенной поры. Мамины черты  расплывчаты. Она приходит в его сны в образе доброй черноволосой женщины в белом халате...
Они погибли в первые дни войны, а его, обезумевшего от ужаса, подобрали отступающие пограничники разбомбленной погранзаставы. Так Юра стал партизаном.
Там, где взрослый человек мог обнаружить себя перед немцами, ребенок, хоть и с трудом, но проходил. Риск был огромный. Его могли убить, он мог просто растеряться и не подать условный сигнал. Но Юра от природы был шустрым и смекалистым мальчиком. И поэтому, как особым сокровищем, дорожили им партизаны. С его помощью пускали под откос вражеские эшелоны, поддерживали связь с другими отрядами, добывали оставшееся без присмотра вражеское оружие, передвигались от селения к селению.
Однажды их отряд получил задание вывести из строя мост, имеющий стратегическое значение. Задача усложнялась тем, что немцы вырубили деревья по обе стороны от железнодорожного полотна, и территория  просматривалась как на ладони.  Вот тут и пригодился Юра.
…К немецким охранникам подошел мальчишка в лохмотьях и, протягивая худенькую ручонку, стал жалобно просить: «Эссен, эссен…» (кушать, кушать). Охрана, хоть и ненадолго, но отвлеклась. Этого было достаточно, чтобы партизаны успели заложить мину. Прогремел взрыв - задание было выполнено. Немного позже командир отряда вручит перед строем  Юре первую в его жизни награду – медаль «За отвагу». Потом у него появятся другие знаки воинской доблести, но этой своей медалью  Юрий Андреевич  дорожит больше всего.
Спасла чужая женщина
За годы войны Юрию Андреевичу пришлось увидеть многое. От жестоких расправ фашистов с партизанами стыла кровь: их заживо сжигали на кострах, привязывали к пригнутым деревьям, которые, распрямляясь, разрывали человека на части. Видел, как немцы тренировались в меткости стрельбы, используя вместо мишеней  жителей оккупированных деревень.
Чаще всего на задания его посылали с молодой женщиной Валентиной. Заходя в населенные пункты под видом беженцев, они узнавали, есть ли там немцы, имеется ли у них техника; если да, то какая и сколько. Если не было угрозы, подавали условный сигнал следящим за ними с опушки леса партизанам. Но однажды их схватили, - Валю расстреляли. Ему грозила та же участь, но случилось чудо: чужая женщина  умолила немца не убивать мальчонку, объясняя, что он - ее сын и к партизанам не имеет никакого отношения. Так судьба в очередной раз подарила ему жизнь.
Ребенок, не умеющий играть
Победу Юра  встретил в Германии 12-летним подростком. На родине ровесники  в это время хвастали друг перед другом военными наградами отцов, примеряли родительские гимнастерки, с упоением слушали солдатские истории. А Юра носил  военную форму с начала войны. И рассказов о войне он не любил, так как хорошо знал свою войну: горькую, с потерями, ранениями и фашистскими зверствами.
В его детской душе соединилось несовместимое. Он чувствовал себя старше своих сверстников, так как знал о жизни намного больше. С ними было неинтересно. Ровесниками считал тех, кто  прошел войну. Там он был своим парнем, хотя и годился многим в сыновья, а то и внуки. По возрасту – совсем ребенок, по пройденному пути – зрелый человек. За худенькими детскими плечами был богатый военный опыт. 12-летний солдат к концу войны имел ранения и контузии, боевые награды, но… не знал детских игр, не умел читать и писать.
…Однажды зимой  увидел, как  легко и весело ребята съезжают на санках с горы.  Решил попробовать сам. Кто же знал, что санями надо управлять? В итоге угодил на больничную койку с переломом ноги.
А еще ему очень хотелось прокатиться на трамвайной «колбасе». У ребят его возраста это здорово получалось. И однажды, устроившись поудобнее, уже предвкушал удовольствие от поездки, как вдруг из вагона вышел военный, вывел его на площадку перед пассажирами, снял с себя ремень и отходил по мягкому месту.
- За что?! Ведь все мальчишки катаются так! – не понял он.
Как оказалось, Юра был «не как все», а в военной форме, а форму позорить никому нельзя, ни взрослым, ни детям.
- До сих пор стыдно, - смущенно вспоминает Юрий Андреевич. - Военная форма в те годы была моей единственной одеждой, я к ней привык и не обращал внимания, а надо было.
Спасибо людям
После Победы  Юре  надо было обучаться грамоте. Природный ум, хорошая память и добрый человек в лице названной матери Ольги Михайловны Финк помогли ему и в этот раз. Она была образованным человеком, знала семь языков и помогла с учебой приемному сыну. Он экстерном окончил среднюю школу, поступил и успешно окончил Днепропетровский металлургический институт (ныне НМетАУ). Работал и работает сейчас так же продуктивно, как воевал и учился. За годы труда в металлургическом производстве (ОАО “ДТЗ”)  стал активным рационализатором и изобретателем: у него 12 авторских свидетельств, он внес 13 рационализаторских предложений.
Сегодня уже позади основная часть жизненного пути Юрия Андреевича. Оглядываясь назад, он говорит, что всю свою жизнь ощущал помощь и поддержку со стороны посторонних людей. Только благодаря им и остался жив...
Анна ДОЛГАЕВА

Loading...
Loading...