Протоиерей Игорь Собко: «Вначале была музыка»

 

14 июня прошли празднества, посвященные юбилейным торжествам центра православной культуры «Лествица»

Cегодня у нас в гостях руководитель центра православной культуры «Лествица», заслуженный работник культуры, протоиерей Игорь Собко. Разговор – юбилейный. Можно даже сказать, -  «датский»! 15 лет – центру православной культуры «Лествица», и 50 лет - его вдохновителю и создателю, отцу Игорю Собко. Начнём сначала, то есть с вопросов о детстве.
- Вы родились в Волынской области, в семье рабочих. Кто занимался вашим духовным воспитанием?  У вас была религиозная семья?
- Семья была не просто религиозная, семья была верующая. Родители, конечно, не так часто посещали храм, как хотелось бы, но бабушка и тётя меня всегда водили в церковь. И старались, чтобы, особенно в большие праздники, я мог причаститься и молился. Много молитв я не знал тогда, но «Отче наш» произносил и утром, и вечером.
- В семье не предполагали тогда, что ваша жизнь будет тесно связана с церковью, а вот в ваших музыкальных способностях никто тогда не сомневался!
- Я с детства очень любил петь  - тогда было принято, чтобы семьи собирались вечерами вместе с   соседями, и обязательно кто-то играл на баяне, и все пели песни. Я очень хотел стать музыкантом.  Меня по большому блату устроили в музыкальную школу в класс игры на баяне. Чтобы я мог учиться, нужно было,чтобы кто-то водил меня в музыкальную школу и помогал носить  нелёгкий инструмент. И мама два раза в неделю совершала этот  подвиг - мы садились в автобус, ехали в музыкальную школу с баяном. На баяне я играл 4 года, а потом мне очень понравился духовой инструмент – труба. И я закончил музыкальную школу по классу трубы, делая хорошие успехи. Потом поступил в днепропетровский металлургический институт. Поехал туда не потому, что хотел стать металлургом, а потому что там была военная кафедра и прекрасный духовой оркестр. В нем играли 50 человек со средним музыкальным образованием, исполняли концертные программы высочайшего класса! Преподаватели  института занимались не только научной работой, но и развитием молодёжи. Мне хотелось быть по жизни музыкантом, поэтому я пообещал своим преподавателям, что металлургии не принесу никакого вреда. И я исполнил своё слово - остался верен музыке: работал в филармониях Ивано–Франковска, Донецка и Днепропетровска, в Санкт-Петербурге и Москве. Занимался профессионально джазовой музыкой, писал авторскую музыку.
- В 25 лет вы стали лауреатом фестиваля «Джаз на Днепре». А потом   объездили практически весь Советский Союз и даже, говорят, работали с Софией Ротару. Это правда?
- Да, был такой этап в жизни…  В филармонии  жалованье было невысокое, а дома ждали супруга, которая жертвовала всем для того, чтобы из меня получился профессиональный музыкант, и доченька, маленькая тогда ещё... Мы с нашей группой пообщались тогда с Софией Ротару и решили играть с ней как аккомпанирующий состав, но с одним условием, что  будем обязательно исполнять в каждом концерте две джазовые композиции. Но в итоге мы играли то, что нужно было Софии Михайловне. Да, появились большие деньги. Но душу это не грело. И вся группа, все ребята как один, сказали, что, мол, давайте лучше будем заниматься тем, чем нам нравится, и играть то, что является искусством.
- Был период в вашей жизни, когда вы работали аккомпаниатором в конно-спортивном театре каскадёров в Москве. Это был интересный опыт?
- Вы знаете, во-первых, это уникальный театр, потому что это все выдающиеся каскадёры, которые снимались во всех фильмах, которые создавались тогда на территории Советского Союза. Первые гастроли должны были состояться в Германии. Вот и мы тогда с барабанщиком строили планы. Учили английский, потому что было желание уехать с каскадёрами на гастроли и остаться в Германии -  для того, чтобы играть джаз.
- Почему? Вы же не были диссидентом?
- Я был музыкантом, который был верен своему жанру. Хотелось играть джаз, и чтобы моё творчество ценили.
- Но вы никуда так и не уехали…
- Слава Богу, что планы мои не осуществились, потому что, видимо, не было воли Божьей на это. Я повстречал своего друга, Геннадия Абакумова, который когда-то работал скрипачом в симфоническом оркестре. Спрашиваю его: «Гена, ты где сейчас?» Он отвечает: «Да я в монастыре Оптина Пустынь!». «Да ты что, - говорю. - Я тоже интересуюсь этим, читаю литературу различную, причем, не только христианскую, но и философскую». И мы с ним начали на эту тему общаться. Он говорит: «А когда ты в последний раз исповедовался, когда причащался?» Я отвечаю: «О, Ген, ты знаешь, как поступил в училище, институт, всё это рассеялось как-то. Молился, конечно, в каких бы условиях ни был, но все как-то про себя, втихомолку». И он говорит: «Тебе надо немедленно идти в храм, немедленно исповедоваться, причаститься».
- Встреча действительно судьбоносная …
- Да! Я эту мысль донёс семье, жене Лене, доченьке Анечке, она маленькая ещё была, 5 лет. И мы вместе все пришли в храм. Нас Бог привёл так, знаете ли, очень нежно, деликатно! Не было никаких, как это бывает в семьях, разногласий, что кто-то хочет, а кто-то не хочет идти в храм. Я начал посещать храм чаще. И так началось моё духовное становление. Мне очень понравилось в храме, во-первых, как человеку творческому. Вот ты пришёл в храм и слышишь не только молитву, пение, но все внешнее воздействует на тебя. И у меня появилась настойчивая мысль: хочу стать дьяконом! Это продолжалось несколько лет. И вот во время одной из гастрольных поездок с Александром Любченко, гитаристом, мы едем на очередной фестиваль в город Орёл. Стою я в поезде, смотрю в окошко, как-то разговор у нас не складывается. У него чисто музыкальная эйфория, а у меня наоборот - хочется поразмышлять о жизни… И когда приехали в Орёл, в субботу вечером, я говорю ему: «Пошли на всенощную!». Он согласился. Но собор был закрыт, зима, темно… Он говорит: «Давай уходить, потому что чужой город». Я отвечаю: «Саша, ты иди, а я останусь».
- Вот  как что-то остановило вас…
- Да! Он ушёл, я остался. Пришла бабулечка, открыла храм, я посидел на лавочке. Где-то через часок началась служба. Возглавлял ее тогда Владыка Паисий Орловский и Брянский. Я молился, как обычно, следил за службой - мне все было интересно. Вот служба завершилась, Владыка направляется к боковому выходу. Все люди стоят, склонив головы, и он идёт и  благословляет их… А мне говорит: «Откуда  раб Божий будет? Здешний?» Я аж испугался, я с Владыкой никогда не разговаривал, и говорю: «Господи помилуй! Да, Владыка!» А потом - «Ой, Владыка, простите, я  нездешний!». А он говорит: «Батюшка?». А у меня была такая маленькая бородка. «Нет, я приехал на джазовый фестиваль, я музыкант!» Владыка: «Из вас бы хороший батюшка получился». «Владыка, я сюда ехал в поезде, всю дорогу думал об этом» - «У вас жена есть? – «Да!» - « А дети?» – «Да, - говорю, - дочка у меня!» - « А Вы на переезд согласны?» Я говорю: «Знаете. это для меня, Господи помилуй, так волнительно! Владыка, не могу ответить на этот вопрос!» Он мне говорит: «Знаете, придите ко мне в понедельник, мы с вами потолкуем." - «Владыка, я в воскресенье играю концерт, и мы уезжаем». Он говорит: «Очень жаль! Ну что ж, будете в Орле, милости прошу, заходите к нам!»
- Так и расстались?
- Да! Но с этого момента затеплилась та особая лампада в моей душе. Я услышал все-таки волю Божью. В мае месяце 1993 года я отыграл последний концерт в городе Запорожье. У меня была мечта одному на инструменте сыграть целую концертную программу. И, слава Богу, это у меня получилось. И уже в июле  на праздник Тихвинской иконы Божьей Матери меня рукоположили в дьяконы, а в августе, на Почаевскую, - в священники.
- 15 лет назад вы организовали детскую богословскую школу «Лествица», потом появился центр духовной культуры «Лествица» и много чего ещё.Расскажите, как все начиналось.
- Наверное, все начиналось с того, что когда я влился в жизнь церковную как священнослужитель, за плечами имел большой багаж творческого прошлого. Литургия, молитва, молебны, церковные торжества - это замечательно. Но когда я пристально присмотрелся, то увидел, что жатвы очень много, а делателей мало. Дети приходят в храм, а школы нет православной. Они оказались лишены самого главного – азов познания православной культуры. Поэтому появилось желание создать воскресную школу на высоком профессиональном уровне, в которой бы обучались не только приходские, но и светские дети. Я думаю, что это у нас, в принципе, получилось, это была первая и единственная воскресная школа в Днепропетровске. Мы смогли выстроить духовное обучение параллельно общеобразовательной школе: у нас программа начинается с первого класса и заканчивается одиннадцатым. На сегодня количество учащихся в нашей школе колеблется от 180 до 200 детей.
- Как удаётся находить общий язык с детьми?
- Ищем новые формы общения с детьми, потому что малыши сегодня уже другие. Это не как раньше: дети пришли, сложили ручки, положили их на парту и внимательно слушают. Сегодня им против их воли прививают свободу европейского образца, которая иногда мешает усваивать важное и необходимое для ума и сердца. Наша задача в этих непростых условиях рассеянности и суеты -  находить способы сближения с новым поколением. Недавно мы приняли решение на педсовете, что дети до 5-го класса ходят у нас в православную школу, пока их мама с папой водят за ручку. А дальше - они идут в образовательный молодежный клуб. Эта форма им понравится. Потому что первая встреча будет проходить не в аудитории, а в художественном музее. Вторая встреча  может проходить в кинотеатре, где они смотрят фильм и обсуждают ту или иную тему. Третья встреча – на Монастырском острове и т.д.
- Но вы ведь всегда искали новые формы. Например, организация поездок по святым местам…
- Да, мы были везде - от Почаева до Соловков. Дети были там воинами Христовыми, а я генералом. И все там было: и веселье, и радости, и шутки, и строгости, и у них была возможность даже  бороду мне заплетать маленькими косичками. И в то же время они видели строгого батюшку , который не то чтобы наказывал, а увещевал. Они были не в тепличных, а в спартанских условиях, и в то же время у них была возможность раствориться в монастырской жизни. Знаете, какое счастье для ребят пообщаться с монахами? Там особая благодать почивает, и ребёнок это чувствует, прежде всего сердцем.
-А если человек уходит из православной школы, не держите?
- Если человек уходит, то его нужно благословить, чтобы дальше с ним было все хорошо. Я многим родителям говорю, если ребёнок не хочет утром просыпаться на службу, а потом в школу - не надо, пусть отдыхает. Заинтересуйте свое чадо чем-то другим, полезным.
- Вот вы и заинтересовали – создали две телевизионные программы. Давайте поговорим о телевидении.
- У нас две телевизионные программы: «В гостях у Дуняши» и «Седмица». В год мы производим свыше 300 передач. По возможности снимаем документальные фильмы.
-Что ещё в творческих планах? Поделитесь с читателями.
- Мы каждый день стараемся оценивать и анализировать обстановку, которая в мире складывается, стараемся не отставать от технического информационного прогресса. Например, сегодня разрабатывается новый дизайн сайта, и его технические возможности будут гораздо интереснее. И я хотел бы, чтобы это был не просто церковный портал, а прежде всего, чтоб это был виртуальный клуб для молодёжи. Мы также разрабатываем новый проект - это онлайн-радио.
- Ваши глобальные проекты «Место встречи – Остров классики» и «Киноассамблея» пользуются большим успехом у зрителей.
- В этом году на 21-й по счёту концерт приехал киевский музыкальный джазовый коллектив «ManSound». На «Острове» мы видели «нашего» зрителя разного возраста, но всегда было желание увидеть молодёжь. И в данном случае  в театр Горького на это мероприятие столько пришло молодёжи, что зал был переполнен.И здесь, как видите, мы ищем новые формы.
- Юбилейный вопрос, батюшка. Вы думали когда-нибудь, что вам будет 50 лет?
-  Есть такой киновед, София Александровна Сваровская, ей уже, слава Богу, где-то под 80 лет. Едем мы с ней с кинофестиваля, из Киева в Москву. А мне тогда 45 было. И я спрашиваю: «Софья Александровна,  вот будет 50, и что дальше? Ну 50, 60, а ещё 70 -  и вечная память, в лучшем случае! А вот как вы себя чувствуете в своём возрасте?». Она: «Батюшка, да вы что, у меня ещё такие планы!». Поезд стучит,  она рассказывает свою жизнь, а я думаю: «Боже, ну я же не такой старый, и, наверное, после пятидесяти открываются новые возможности?». До 50-ти человек созревает как специалист и старается реализовать себя в полную силу, в 50 есть уже накопленный опыт, когда выстрел должен быть в десятку, без каких-то поисков. По этому поводу есть одна история. Выходит на публику молодой барабанщик и играет соло, такое виртуозное, дроби там, вариации. А ему - три хлопка аплодисментов. За ним выходит старец, крутит в руках палочки и один удар производит по малому барабану. Из зала тут же свист, крики «браво». Молодой потом спрашивает: «Дедушка, ты мне скажи, почему так? Я столько играл, трудился, такое соло сыграл, а мне никто не хлопал, всего три хлопка, а ты – один удар, и овации такие». Тот говорит: «Знаешь, сынок, ты ещё ищешь свою ноту, а я её уже нашёл!». Вот и я хотел сказать, что, наверное, верю, что Господь за это время дал мне возможность найти «свою ноту»», своё видение.
- У вас в семье произошли совсем недавно радостные события…
- В семье меня радует дочка Анечка, она выбрала себе, по милости Божьей, хорошего мужа. Это священник, отец Георгий Скубак.  Он служит в храме и является пресс-секретарём нашей Днепропетровской епархии. И чем он мне нравится -  создаёт для моей дочери условия, чтобы она занималась музыкой. Аня закончила нашу консерваторию по классу скрипки. Сейчас она уже мама двоих детей. Сначала молодые подарили нам внучку Машеньку, а 20 января этого года - внука Егора.
-Что для вас «Лествица» - это ведь тоже ваша семья…
- «Лествица» (скажу с иронией) - это альтернативное управление культуры. Своей работой мы стараемся восполнить то, чего недостает обществу  в культурной и духовной жизни. Все наши культурные, музыкальные и образовательные проекты направлены на то, чтобы достичь главной цели: просветить ум и сердце человека. От этого освятится драгоценная наша душа! Конечно, я осознаю, что этот скромный наш труд, можно сказать, «капля в житейском море»... Но капля, как все мы знаем, море освящает! У нас уже есть немалый накопленный опыт, и я уверен, что и в  последующие годы наши труды миссионерские будут еще более эффективны и интересны.
 -А что значит еще для меня «Лествица» - это жизнь. Я очень ценю и дорожу тем коллективом, который  мне вверен Богом. Смело сказать могу, что все ребята - высокие профессионалы, бескорыстные труженики на ниве Христовой. А для меня лично «Лествица» - это напоминание о том, чтобы я не замирал в духовной жизни, не останавливался в своем совершенствовании. А этих ступенек, по которым нужно восходить от силы в силу, хватит на всю оставшуюся жизнь.
- А что пожелаете читателям?
-Доброго и крепкого здоровья, и пусть жизнь их будет наполнена смыслом! Пускай каждый занимается своим делом, занимается по совести, и все будет в жизни хорошо! Пусть хранит всех Господь!

Андрей ЛАРИН