Политика под пиво

 

Давайте вспомним

Греются на солнышке у подъезда соседнего дома два мужика. «Сегодня пятница, - прерывает молчание один, - а у меня телек плохо показывает». «Нечего смотреть, - откликается другой, - гонят всякую пургу».

«Так-то оно так. Но супружница привыкла к «Свободе», полюбила, понимаешь, Савика Шустера, как рабыню «Изауру». «Что ж она в этом шустрике нашла? - недоумевает собеседник. - Может, ей нравится наблюдать, как он лохов разводит?..»
Я знаю этих соседей давно. Работали когда-то в тресте «Днепротяжстрой» водителями, сейчас на пенсии, старые подписчики «Вечерки». «Лет пятнадцать тому назад, - вспоминает вдруг мужик, у которого барахлит телевизор, - была передача «Политпивбар». Ее тогда, как и «Свободу» Шустера, весь город смотрел. А почему? Да потому, что там конкретные персонажи просвечивались. Сразу было понятно, что из себя представляет кандидат. Хотя, конечно, большинство были на одно лицо». «Но все-таки можно было выбирать, - поддерживает его товарищ. - Только один побежал из тех однолицых...»
Этот случайно подслушанный разговор заставил вспомнить о «Политпивбаре» - сугубо днепропетровском медийном изобретении, успешно функционировавшем в регионе и за его пределами. История «Политпивбара» начиналась во второй половине девяностых годов. У ее истоков стояли два днепропетровских тележурналиста, которые трудились на местной телестудии – ведущий Виталий Теплов и режиссер Александр Евдошенко. Первые пробные выпуски записывались в автоцентре «Вольво», неподалеку от ДИИТа, затем переместились в небольшое кафе, на улицу Чекмарева.
С Виталием и Александром я был знаком. Однако, когда они посвятили меня в своей замысел, усомнился в успехе предприятия. Пояснил, что, кроме креативности и желания, необходимы еще и немалые финансовые и материальные ресурсы, которыми местная телестудия не обладает. А если полагаться на спонсорскую помощь - значит ставить крест на независимости данного проекта.
Признаюсь, я ошибся. Мои друзья, задумавшие «Политпивбар», были не только упрямыми идеалистами. Кроме веры в принципы демократии, они еще и неплохо разбирались в людях, умели находить преданных и целеустремленных единомышленников. Сказывался и предыдущий опыт. Ранее Теплов работал в редакции телепередач для детей и юношества вместе с известной журналисткой Тамарой Поляковой. И, наверное, была какая-то логика в том, что, пытаясь понять и осмыслить происходящие события, Виталий с юношеским азартом окунулся в жизнь тогдашнего политикума с его сумбурными перипетиями, интригами, лицемерием и жлобством. Помогло и то, что рядом был Саша Евдошенко – интеллигентный прагматик и талантливый стратег.
Однако обо всем по порядку. Поначалу в «Днепре вечернем» «Политпивбар» всерьез не восприняли. Однако уверенный рост популярности этой телепрограммы заставил руководство газеты призадуматься. Многие продвинутые коллеги из других изданий ринулись в этот первый бесцензурный телепроект. Руководствовались разными мотивами. Прежде всего, конечно, бесплатно прорекламировать свое издание. Некоторых привлекала возможность реализовать свои амбиции, пообщаться накоротке с местными и заезжими политиками, некоторые жаждали пропиариться, зарисоваться в журналистской тусовке. Встречались и такие, которые жаждали в прямом смысле снять утреннюю головную боль халявным хмельным напитком. Короче, компания подобралась веселая. Вскоре, однако, сформировался более узкий круг постоянных участников, которые ответственно и профессионально готовились к каждой передаче. Назову несколько ярких имен: Владимир Овдин, Вадим Рыжков, Борис Брагинский, Анна Кондракова, Виктория Бублик...
Гостями «Политпивбара» побывали более полусотни людей. Кроме местных чиновников высокого ранга и кандидатов в депутаты разных уровней, на вопросы журналистов отвечали лидеры политических партий, министры, депутаты, бизнесмены... Однажды даже Президент Украины Леонид Кучма изъявил желание пообщаться с политпивбаровцами. Была поздняя осень. Кафе на улице Курчатова окружили сотрудники спецслужб, был заблокирован проезд транспорта, выставлены милицейские посты. Теплов и Евдошенко нервничали. Их состояние передалось и нам. Какой-то порученец президента успокаивал журналистов. Дескать, Леонид Данилович задерживается. И только часов в восемь вечера, когда нервное напряжение достигло апогея, нам сообщили, что визит главы государства отменяется. Реакция была непредсказуемая. Журналисты, все без исключения, стали хохотать. «Грустно хохочем», - заметил тогда Саша Хургин. Снимали напряжение водкой. «Накатим еще по одной за здоровье Президента», - говорил Володя Овдин. Леонид Данилович в это время ужинал на заводе имени К.Либкнехта в обществе тогдашнего губернатора Николая Швеца. Как позднее рассказывал начальник заводского общепита Михаил Гладких, его обязали раздобыть к этой трапезе пару трехлитровых банок помидоров домашнего засола. Гладких это ответственное задание выполнил, позаимствовав сей деликатес из семейного погреба.
Александр Хургин – писатель, ныне живет в Германии, а в то время обретался в Днепропетровске, исправно посещал все заседания «Политпивбара». В 2001 году в московском издательстве «Вагриус» вышла его книга «Ночной ковбой». В ней - четыре повести и дюжина рассказов. Презентуя это издание, он заметил, что история с ожиданием президента обязательно превратится в новеллу...
Жизнь Владимира Овдина оборвалась трагически. Моряк, чернобылец, боец по натуре, он обладал тонким юмором, был душой нашей компании. «Бояться надо не смерти, а пустой жизни». Эти слова Бертольда Брехта любил повторять Володя.
Летом 2001 года на заседании «Политпивбара» появилась Наталья Витренко. Прогрессивная социалистка была в ударе – блистала остроумием, громко смеялась. Она была настроена оптимистично и выражала твердую уверенность в победе на президентских выборах. В сущности, она ничего нового не сообщила: пересказывала тезисы своей программы и уходила от неудобных вопросов. Витренко ждали в Кривом Роге на митинге, и она не скрывала, что торопится туда, и ей некогда углубляться в частности. «Будем считать, - говорила она, - что здесь я провела маленькую репетицию. Поэтому не судите строго, ведь я не только политик, но еще и женщина...». Перед тем как сесть в машину, предложила сфотографироваться на память. «Такие дамы идут в политику, мечтая о блестящем будущем, - сказал тогда Овдин, - а уходят с тусклым прошлым». Он как в воду глядел. Вечером того же дня прямо во время митинга, на который она так торопилась, на нее было совершено покушение. Услышав по радио краткое сообщение об этом инциденте, Виталий Теплов немедленно сел за руль (он прекрасно водит автомобиль) и умчался в Кривой Рог. Разыскал Наталью Витренко, которая была ранена, в одной из больниц, взял у нее интервью...
Нынче, когда каждую пятницу в ящике мельтешит Савик Шустер и иже с ним, невольно вспоминается «Политпивбар». В той давней днепропетровской телепрограмме не было аплодирующей массовки, дорогостоящих декораций, а главное – неприкрытой предвзятости ведущего, беззастенчиво выстраивающего заданный результат. Эфирное время было ограничено. Возможности были ограничены. Безграничным было желание докопаться до истины и донести ее до людей.
Леонид Гамольский

Loading...
Loading...