Какого цвета Майдан?

 

Точка кипения

В понедельник в Киеве была отвратительная погода – дождь со снегом и сильный ветер. Все передвигались по городу с трудом, хотелось зайти в помещение, где было тепло и стоял аромат кофе.

В подземном переходе возле Майдана особенно многолюдно. Бастующие предприниматели заходили сюда на короткое время спрятаться от ветра. По обветренным лицам и покрасневшим рукам их легко можно было отличить от случайных прохожих – гостей столицы. «Будем стоять до конца» - с такой надписью транспарант «прислонился» к стене перехода, пока его хозяйка пила чай. Стало жутковато. До конца – это до чего? Не дай Бог этому случиться!
«Почую кожного» - с такой надписью билборды «украшали» большие и маленькие улицы в предвыборный период президента Украины. А рядом с этим заверением на электорат смотрели ласковые глаза тогдашнего кандидата Виктора Януковича.
По поводу «почую кожного» даже анекдоты появились. И все же приятно было ощущать, что кто-то готов услышать боль простого человека, узнать о его нуждах, а значит и помочь. Ведь не случайно народ придумал эту пословицу «Обіцянка – цяцянка, дурневі – радість». Так по-народному и получилось. Опять заполнился Майдан, где сотни, а в некоторые дни и тысячи украинцев. Но их президент не слышит.
Странно получается: кандидаты разных уровней любят электорат и равнодушны к народу. Слух и зрение у кандидатов обостряются в предвыборный период и снижаются после победы на выборах.
Но что значит эта победа и для кандидата, и для народа? В связи с этим вспомнилось высказывание польского политика начала XX века Йозефа Пилсудского «Лучше остаться побежденным и бороться, чем победить и почивать на лаврах».
Почивание на лаврах – это дорога вниз, в никуда, к забвению, ибо свойство политика любого ранга – деятельность во блага народа.
До сих пор Майдан – сердца столицы – ассоциировался с оранжевым цветом. Майдан был, пожалуй, первым за всю историю Украины последнего столетия – актом свободного волеизъявления. Добровольного, смелого и независимого! Из биомассы, как нас называют политики, мы стали народом, гражданским обществом, которое выдвинуло политические требования. И не наша вина, что нас предали. После оранжевого Майдана нам уже не быть биомассой. И того, кто этого не понимает, можно только пожалеть.
Нынешний Майдан не такой многочисленный, и те требования, которые выдвигают предприниматели, многих не касаются вовсе. Есть и такие темные люди, которые уверены, что предприниматели бастуют оттого, что совсем не хотят платить налоги. В том-то и дело, что хотят, но посильные. Налоги ведь – не татарская подать, обдирающая человека и его семью до нитки. Налоги не должны унижать и превращать работника в нищего.
И власть – не Орда, некогда разрушившая Киевскую Русь. Она – для народа, а не народ – для нее. Поэтому не зазорно и посоветоваться с людьми. Если люди для нее – народ, а не людь, о которую вытирают ноги. Вот он – тот момент, ради которого писалось «почую кожного». А если вопит толпа, то не услышать грешно.
Конечно, мы знаем о таком понятии, как «непопулярные меры». И в глубине души готовы к ним. Но когда их проводит горсть миллиардеров, возникает сомнение, что для них это тоже мера «непопулярная».
Какого цвета теперь Майдан? Он не оранжевый. Его требования – экономические. Он, скорее всего, цвета краюхи хлеба, той самой, которую хотят отобрать у миллионов предпринимателей.

Людмила Пашук

Loading...
Loading...