Ведь действительно можем!

 

Здравоотдел

Итак, все живы. Не говоря уж о спасенных ногах, руках, глазах…


А ведь если бы в аду взорвавшегося ясным апрельским днем Днепропетровска наша больница Мечникова не сработала так, как она сработала, как минимум троих пришлось бы хоронить… Слава Богу и благодарность моим коллегам за высочайший профессионализм и ответственность.
А лично для меня самой высокой оценкой нашей работы стала сдержанно-сердитая фраза одной из родственниц пока еще не совсем выздоровевшего пострадавшего: даже в очень подавленном настроении на мой вопрос о претензиях и пожеланиях она только буркнула: «Какие тут претензии! Можете ведь, если хотите!»
Звучит в этом замечании недовольство народа уровнем охраны его здоровья. Но ведь и одобрительное «можете» сказано! Но даже сейчас, когда спадает напряжение последних дней, все же не дает покоя несправедливое «…если хотите»…
Маленькая хрупкая красивая женщина, руководитель здравоохранения области… «Феномен Валентины Гинзбург» известен каждому: ее способность находиться в нескольких местах одновременно заставляет всех главных врачей области жить и работать в режиме «жди беды».
…Александр Яковлевич Гавура. Легенда больницы. Замглавного врача по хирургии, затем – заведующий приемным отделением… сейчас снова заместитель, только по оказанию экстренной помощи. Вся жизнь на передовой прошла. Взрыв газа на Победе, трагедия с автобусом в Марганце… Опытный врач, настоящий боец, тертый, бывалый. Привычно сортирует в реанимационном зале пострадавших, приставляет к ним профильных врачей… а на глазах слезы. «Яковлевич, что случилось?» - спрашиваю, а он в ответ: «Жарко, знаете ли, вспотел. Юрий Юрьевич, еще двое пациентов с осколочными ранениями, у одного, похоже, травматическая ампутация плеча!». И машинально вытирает слезы одноразовой маской…
А, вот и Юрий Юрьевич. Трудно встретить в больнице Скребца без галстука и белоснежного халата. А сейчас – халат забрызган кровью, галстук, правда, на месте. Выгружает пострадавшего из реанимобиля. «Не пачкайтесь, санитарочки сами справятся», - кричит кто-то из врачей. «Они, конечно, женщины сильные, но уронить все же могут», - и побежал в операционную. Запыхавшийся и окровавленый, он сегодня вполне оправдывает свое «название» – заместитель по хирургической помощи.
Настоящий «зубр» медицины катастроф – Николай Нестерович Мажара. Средний возраст врача больницы Мечникова меньше, чем стаж его работы травматологом. Скорость его реакции на быстро меняющуюся обстановку в реанимационном зале поражает молодых врачей.
В операционную подается пациент с травматической ампутацией на уровне плеча. Травматолог Валерий Никитич Томилин обрабатывает почти полностью оторванную взрывом, висящую на коже и мышцах руку с зияющими из раны отломками кости, поврежденными сосудами и нервами. Понимая, что чудес не бывает, он все равно отчаянно пытается спасти ее. И только когда нежизнеспособность руки становится очевидной, собирает консилиум, который принимает решение об ампутации.
Так что именно теперь, когда отлегло от сердца, хочется поразмышлять о том, как большая беда не только отразилась в судьбах людей, но и высветила для нас многое из того, что мы не замечаем в буднях. С особенной очевидностью во «взрывной» ситуации выразилась помощь властей: каждые 10-15 минут – звонок губернатора: «Как там наши пострадавшие? Докладывайте обо всем, что необходимо. Обеспечим». И ведь обеспечил!
Да-да, ведь неумение или нежелание объективно, позитивно смотреть на действительность ухудшает качество жизни вообще, а для многих и вовсе становится проблемой сугубо медицинской.

Loading...
Loading...