Остались только «донецкие»

 

Корреспондент «Вечерки» выяснил, как в областном центре обстоят дела с древнейшей профессией.

Ессть темы, которых неприятно касаться. Но журналистам, как санитарам общества, приходится писать обо всем.

Собственно, меня, молодого репортера, побудила взяться за перо просьба читателя Василия Афанасьевича.
 - Пиши о том, чтобы наша молодежь не пила, не курила, и самое главное, чтоб девушки в проститутки не шли, - напутствовал он меня.
Работу над статьей я начал с того, что пересмотрел в Интернете, как борется наша милиция с древнейшей профессией. Практически везде бодро сообщалось, что правоохранители демонстрируют значительные успехи в борьбе с проституцией, продажей и производством «взрослого» видео.
Начитавшись, принялся изучать ситуацию «в реале». Звоню по телефону из рекламного проспекта с намеком на пикантный досуг.
- 500 гривен в час, квартира в центре, - зевает в трубку Нефертити.
- Ой, а в центре не получится. Давай 300 - и на Тополь?
- Шутник, да?
Адрес своего заведения Нефертити не назвала. Но, то ли в шутку, то ли всерьез, посоветовала другое место:
- Иди на Писаржевского, там домик c красной крышей.
- Что за домик?
В ответ гудки…
На улицу Писаржевского я на всякий случай сходил. Там располагается районная прокуратура, райвоенкомат. Как-то не верилось, что по соседству может быть публичный дом.
Знакомые таксисты подсказали, что ночные бабочки облюбовали днепропетровское Донецкое шоссе. Таксист Артем везет меня туда. По дороге сетует:
- Эх, раньше девчат было намного больше! По набережной стояли, такие красивые! Точек много было... Сейчас только здесь…
Вот первая жрица любви. Выхожу пообщаться. Одета красотка в легкую курточку и спортивные штанишки. Лет 20 – не больше. На лице «боевая раскраска».
- Не холодно?
- А тебе что?
- Так – решил поговорить. Или за общение тоже нужно платить? Ты же не гейша, и мы не в Японии.
- А что за гейша? – проявила интерес девица.
Пришлось рассказать все, что знал о японских традициях – приятно было видеть, с каким вниманием девушка слушала меня. Выяснилось, что зовут ее Марина. Когда-то училась в художественной школе. Многие, с кем она училась, сегодня в престижных вузах.
 - Не пыталась связаться с друзьями? А вдруг кто поможет? Они, наверное, и не знают, что ты здесь.
- Уже знают. Позавчера проезжала Томка с мужем, остановились. Пыталась начать разговор – а потом расплакалась, прыгнула в машину и уехала. Кому я нужна? Если родители отворачиваются… Папа с другой женщиной живет – когда встречаемся в городе, делает вид, что не знает.
Откуда ни возьмись, появляется еще одна «куртизаночка»:
- Че базарим? Еще один моралист? Был недавно один такой, верующий – все пытался спасти наши души. А сам, небось, бухает втихаря…
Таня, так звали вторую, была разговорчивее. Работала реализатором на рынке – торговала колготками и носками. Но все это быстро надоело. Во-первых, почти ничего не зарабатывала. Во-вторых, чтобы не платить зарплату, хозяйка придумала, что девушка часть товара ворует и перепродает.
 - На нее всегда кто-то бесплатно работал. Мне такое не подошло. Потом работала офис-менеджером, пока не начал приставать директор, которому за 60… Вот еще, обслуживать старого козла! Уж лучше здесь.
На обочине шоссе - несколько фур возле шашлычной. Суровые водители курят, «травят байки» и обсуждают «Юльку». Интересуюсь, пользуются ли услугами девочек. Шоферы смеются, тыча пальцами друг на друга. Что ж, хотя бы не воспринимают эти услуги как нечто само собой разумеющееся.
- Ну, а что вы думали? – заводится водитель Вячеслав. - Конечно, я не против провести время с бабенкой. Я холостяк! Надеюсь, рано или поздно «девочки» станут легальными. В Европу же идем! А то, почему они на панели оказались, меня не чешет никак. Сами виноваты, раз не видят другого выхода. Малолетки — другое дело. Увижу извращенцев, могу выйти и мозги промыть. И сутенеров не забоюсь!

А в это время

Проституции в городе нет

Интересно, а что думают о проблеме власти предержащие? За комментариями я обратился к начальнику управления внутренней политики и качества Днепропетровского горсовета Владимиру Михайлишину.
- В Днепропетровске проституция, слава Богу, не приобрела такого размаха, чтобы говорить о ней как о проблеме, - утверждает чиновник. - Может быть, она существует в обшеукраинском контексте, но не в нашем городе. Проблема надуманна. На самом деле она если и есть, то на таком уровне, что никакой угрозы для общества не представляет. Общество у нас, я убежден, здоровое. Бывают, конечно, попытки... Проводят разные гей-парады, митинги, демонстрации за легализацию проституции… Но это не приживается, и слава Богу.
- С приходом новой власти сайты пестрят сообщениями о прикрытых борделях. Значит, проституция все-таки есть?
- Прикрытые заведения — это сокрушительный удар по тлеющим останкам этого бизнеса. Это результат нормальной работы власти. Я еще раз хочу подчеркнуть, что никакого особенного подхода к данной проблеме нет, потому как и самой проблемы, в общем-то, не существует в нашем городе. Вся грязь приносится извне. Внутри ее нет. И мы готовы давать ей отпор, не давать ей развиваться.
 - Каким образом?
- Мы постоянно проводим социологические исследования, мониторим мнения и настроения наших граждан относительно данной проблемы. Мы проводим работу с молодежью в школах, вузах, училищах.

Глеб ЯКИМЕНКО

Loading...
Loading...