Ноги как часть интерьера

 

В днепропетровской «Я Галерее» (ул. Гусенко, 17) проходит выставка львовского художника Андрея Сагайдаковского.

Ее обязательно стоит посетить тем, кто уверен: арт-объектом может быть что угодно.

А почему внимание художника привлек именно этот предмет – сказать сложно. Пусть зритель сам  догадывается.
Андрея Сагайдаковского часто называют отшельником: он не любит показываться на публике, всегда держится особняком и очень много времени проводит в мастерской. Тёмные тона, которые художник чаще всего использует в своей живописи, усиливают легенды о его отчуждённости. Однако сам Андрей утверждает, что никакой он не нелюдимый – просто любит не тусоваться, а работать.
- Искусство не может массово влиять на людей, - уверен художник. - Для этого есть телевизор и Интернет. Искусство существует не для того, чтоб изменять мир. Оно характеризует своё время, поэтому и называется современным.  Посредством искусства можно изучать историю человечества. На ковриках я начал писать уже очень давно. Раньше я мог почти бесплатно достать холст, а  потом эта лавочка свернулась. Я нашёл старые подстилки и начал на них писать. Теперь даже не представляю себе работу с полотном: всё так скользит, так неудобно...
Вот так, от безденежья и безнадежности, и стали рождаться произведения, которые, по мнению критиков, «становятся поводом задуматься над собственным существованием». Вот мрачный пейзаж с как будто бы инородной надписью красными буквами: «Завтра будем счастливы». Вот темная женская фигура, вид сзади - «Особа в узкой юбке пытается стать на банкетку». Вот голый мужской торс - «Лекция по анатомии  доктора Тульпа». А вот просто голые ноги в мутной жиже - «Ноги, которые стоят в реке». Несомненно, внимание посетителей  привлечет предмет под названием «Скринька» - поржавевший местами железный ящик, подвешенный посередине зала. Если заглянуть в щелочку сверху, можно рассмотреть молодую поросль какой-то травки. Взгляд, брошенный в нижнюю часть ящика (его днище с одной стороны оторвано), меня как владелицу кошки окончательно убедил: поросль – не что иное как овес, который я высаживаю для подкормки  домашней любимицы. Об этом красноречиво свидетельствовали зернышки, выступающие из земли...
- Я домосед страшный, - характеризует себя Андрей Сагайдаковский. - Когда возвращаюсь во Львов, с таким удовольствием в свой подвал захожу! Здесь есть кайф. Это город для людей, а не люди для города.
Что ж, художник вернулся в родной город. А нам оставил «Фрагмент интерьера» - именно так называется эта выставка.

Loading...
Loading...