«Зрада» и шантаж – все, что нужно знать о конкурсе в НАПК

конкурс НАПКВчерашний вечер был полон оптимизма. И я в 22.30 отправил жене смс: «Надеюсь, до полуночи буду дома». Но домой попал в начале второго. Злой и опустошенный.

Вопрос с формированием многострадального Национального агентства по предотвращению коррупции достал порядком уже всех. Европейцев. Активистов. Пессимистов. Журналистов (ни одной камеры, ни одного агентства на заседании). Простых украинцев, которые что-то периодично слышат о безвизовом режиме. И боюсь, что и кандидатов, некоторые из которых после собеседования прямо говорили: «Если знал бы, что все так трудно проходит, но вряд ли бы согласился».

Скоро процессу формирования НАПК будет год. Я – один из «старожилов» комиссии. Помимо меня в комиссии представлены еще трое представителей гражданского общества – Леся Шевченко, Виктор Таран и Андрей Марусов. Де-факто, от гражданского общества есть еще один представитель – Владимир Сущенко, который сидит у меня по левую руку, и с которым я общаюсь в комиссии больше всего. Он представляет парламентскую квоту.

Не хочу детально описывать уже никому не интересный процесс формирования комиссии, которая не может родить результата, а также процесс блокировки ее работы, постоянных нападок со стороны конкретных двух ее членов - Виктора Тарана и Андрея Марусова на других. Причем, зачастую не на представителей власти, которые представлены в комиссии меньшинством (Наталья Севостьянова (Минюст), Константин Ващенко (Госслужба), Александр Данилюк (Администрация Президента)), а на коллег по общественной работе. Об этом я уже когда-то писал.

Выскажу просто свое наблюдение. Иногда это больше смахивает на элементарное зарабатывание баллов перед донорами, эскалация конфликтов происходит в самое неподходящее время – когда на кону стоит очередное заключение по безвизовому режиму. Шумиха идет зачастую на камеры. Под светом софитов. А когда камера выключена, идет спокойное, толерантное и даже местами конструктивное обсуждение и кандидатур, и будущего НАПК. Более того при международных посредниках мне уже не раз обещали принести публичные извинения и впредь не накалять ситуацию хотя бы внутри пятерки. Но как только закрывается дверь, из-за нее слышится, прошу прощения, очередная вонь. В ней все - «нужная» интерпретация в СМИ (как было сегодня с утра), оголтелые обвинения, ярлыки, «зрада» и «сговор». На выходе же - очередной конфликт. Без результата для страны.

И мне просто стыдно, что я вовлечен в этот театр абсурда.

То, что общественникам нужно дорасти до государственного уровня, я уже писал неоднократно. Более того, считаю, что общественность должна как можно жестче контролировать власть. Всеми возможными и невозможными методами. Давить, указывать на ошибки, формировать общественное мнение, вскрывать коррупционные язвы, требовать от власти их искоренения, инициировать прямые профессиональные дебаты и пр. Но при этом не заниматься формированием органов власти, поскольку это приводит к конфликтам в первую очередь внутри самих общественных организаций.

Порой мне даже кажется, что власть с юмором наблюдает за тем, как создаются конфликты в этой среде. И пока силы и энергия уходит на «внутрикорпоративные войны» (которые по большому счету обществу вообще не интересны), власть «тихою сапою» проворачивает свои дела. И будет проворачивать дальше, пока кое-кто не повзрослеет.

Вчерашнее заседание комиссии показало еще раз, что нынешнее гражданское общество, выросшее в старой политической системе – такое же ущербное, как и власть, которая далека от народа и считает себя «вершителем судеб». Посудите сами.

Впервые в финал конкурса по НАПК вышло аж 4 конкурсанта, в той или иной мере связанные с гражданским обществом. При этом все они – самодостаточные, сформулированные личности, у них неплохой бекграунд со своими плюсами и минусами, есть определенная репутация и доверие в среде как общественных организаций, так и в журналистской среде. Нужно избрать 2-х. И в самый последний момент, когда уже, кажется, даже представители власти смирились, что нужно за сегодня-завтра доукомплектовать НАПК любыми силами, тремя представителями общественности делается громогласное заявление: «Если не будет поддержан именно вот этот кандидат, за других мы голосовать не будем!» Причем, этот представитель Х в рейтинговом озвучивании кандидатур набирает три голоса, тогда как остальные – по 4 и 5 (при необходимых шести). Что это, если не шантаж?

И вот тут у меня срабатывает закономерный вопрос: кому выгодно в очередной раз сорвать заседание комиссии? Ведь если бы Таран и Марусов отдали свои голоса за тех, у кого было больше голосов - Хавронюка-Тищенко-Куприя (нужно было только выбрать из трех), вопрос с НАПК можно было бы считать закрытым. Причем – еще раз обращаю внимание – все четыре фамилии так или иначе связаны с гражданским обществом! Но реально голоса были за троих. Даже с учетом моего голоса или голоса Леси Шевченко, г-н Рябошапка был бы непроходной.

Понятное дело, что теперь я ожидаю в ответ демарша со стороны представителей власти – и вместо двух кандидатов, которые имели вчера все шансы пройти, мы получим только одного из четверки. Начнутся торги. Результат их представить мне тяжело. Зато я уже хорошо представляю заявления, что виновником такого «размена» назовут меня и, возможно, еще Лесю Шевченко. Потому что так кое-кому будет выгодно оправдывать свою недальновидность.

Сегодня иду на прерванное вчера заседание с тяжелым сердцем.

Виктор Шлинчак

Главком

Метки: власть, гражданское общество, конкурс, коррупция, НАПК
Loading...
Loading...