Знаете, каким он парнем был?!

Кампания. Что первое приходит на ум, когда слышишь это слово? Кампания ликвидации неграмотности, кампания борьбы с туберкулезом, кампания по защите животных… Да мало ли какие кампании бывают. Для бойцов 11 батальона, охраняющих сейчас рубежи нашей страны в Геническом районе, кампания обозначает только одно: участие в, как ее называют президент и правительство, «антитеррористической операции». После своей первой кампании старшина роты огневой поддержки Александр Сидоренко тоже был на ротации в нашем районе, после второй бойцы вернулись уже без него…

Недавно в Геническе побывала вдова Александра Алена с сыновьями Ваней и Артемом, сестрой Светланой и ее мужем Вячеславом. Отдыхать на море их пригласил один из немногочисленных генических волонтеров. Но главной целью приезда Алены была встреча с побратимами (или, как сказал маленький Артемка, «братимами») погибшего мужа. Поэтому в первый же день волонтер повез взрослых и детей на блокпост возле Веснянки, где стоят хорошо знавшие Сашу, бойцы.

старшина Александр Сидоренко

Александр Сидоренко после боя

«Родом Саша из Тетиева Киевской области, - рассказал мне муж сестры Алены Вячеслав Дмитренко. - Он 1974 года рождения. На фронт пошел добровольцем. Воевали мы с ним в разных подразделениях. И всегда после жесткого обстрела он приезжал к нам, крича «с порога»: «Мой родич живой?!» Добрый, честный, справедливый – таким он был в жизни».

«Еще в июне прошлого года, когда с Крымом все только начиналось, он ходил добровольцем в военкомат – не брали», - подключилась к разговору вдова. Алена говорит спокойно. Видно, что выплакала все слезы и смирилась со своей участью. Но о покойном муже говорит, как о живом: «До войны Саша работал в частном предприятии, до этого – в сельхозхимии. Машина и комбайн ему легко подчинялись».

Как рассказывали Алене на похоронах его сослуживцы, Саша (позывной – «Сидор») всегда возвращался живым из самого пекла. Очень часто он доставал необходимое прямо под обстрелом, никогда не возвращался без того, что нужно. И всегда все делил по-братски, на все блокпосты. Даже сепаратисты его уважали, он всегда отдавал им раненых. Враги знали: если машина старшины направляется к ним с включенными фарами, значит, он везет раненых. Первый вопрос, который сепаратисты задавали ему по рации после обстрела, был: «Сидор, ты живой?»…

Без отца остались трое парней: уже взрослый, ему 21 год, Николай, 9-тилетний Ваня и 4-летний Артем. На войну он пошел из-за них. Сказал: «Хочу, чтобы дети не знали, что такое война». Мурашки по спине ползут, когда Алена рассказывает, как на похоронах Артемка ходил возле гроба со словами: «Папа, хватит спать. Просыпайся». И даже, стоя на берегу Азовского моря, Артем часто поет песню о папе, которую сам сочинил. Александр очень любил детей: и своих, и чужих. Даже на войне, когда видел ребенка, обязательно его кормил.

За право нести гроб спорили его сослуживцы. Комбат Вовк говорил о нем самые теплые слова. Боец, которого старшина вынес из-под обстрела, в знак благодарности стал перед Аленой на колени. А когда Александра отпевали, над хатой кружило три аиста.

«Это был человек, какие бывают один на тысячу, - сказал побратим погибшего Олег (позывной – «Одесса»), старший блокпоста на Веснянке. – Золотой души человек. Погиб он 24 апреля. Попали под обстрел».

«Что это за война? – опять подключается Алена. – На хлопцев идут танками, а им не разрешают стрелять… Саша рассказывал, что во время боя тяжесть бронежилета не чувствуешь. И лишь по окончании падаешь, обессиленный, на траву. В июне он собирался демобилизоваться, говорил, что устал…»

Дети

Ваня (в центре) и Артем (справа) очень похожи на отца

Средний сын погибшего старшины Ваня приехал на блокпост в сине-желтой футбольной форме, пошитой на заказ. На спине – номер 5 и надпись «Сидор». Первым делом он попросил подержать автомат, а когда уезжали, на полном серьезе заявил, что останется, чтобы воевать вместо папы. «Одесса», чтобы как-то разрядить обстановку, показал записанные на мобильном телефоне кадры, на которых старшина еще живой.

- Обстрел закончился, – говорит с экрана старшина. – Слава Богу, все живы.

- А почему ты не живой? – говорит в экран Алена и беззвучно плачет невидимыми слезами…

Александр Сидоренко – один из нескольких тысяч украинских военных, погибших на Донбассе. Кто виноват в их смерти? Кто виноват, что дети остаются сиротами и вместо игрушек берут в руки автоматы, чтобы мстить за отцов? Кто прав и кто виноват в этой войне? Думаю, нет в ней правых, ибо война бессмысленна. А виноват общественный строй, который главной ценностью признает деньги, а не человека. Недаром говорят: только уберут коммерческую составляющую этой войны, и она закончится. Ведь пока рядовые бойцы гибнут, капиталисты, находящиеся при власти, наживаются на их гибели.

Андрей БЕЙНИК, корреспондент Генической общественно-политической газеты «Вестник Приазовья плюс»

 

 

Метки: Александр Сидоренко, АТО, война
Loading...
Loading...