«Задача Порошенко – втянуть Ляшко во второй тур, потому что Тимошенко положит его на две лопатки», — Сергей Власенко

Сергей Власенко

Соратник Юлии Тимошенко попытался объяснить, почему газовый контракт 2009 года неверно считать кабальным для Украины. А также объяснил, кого Порошенко хочет вывести во второй тур президентских выборов и почему в противном случае Тимошенко "вытрет о Петра Алексеевича ноги и вышвырнет его из политики".

Этого и следовало ожидать: триумфальный для Украины вердикт Стокгольмского арбитража по иску "Нафтогаза Украины" против "Газпрома" стал сигналом для слаженной атаки на Юлию Тимошенко и ее "Батьківщину". Как-никак в 2009 году именно она была инициатором контракта, который принято считать (и продолжают считать) грабительским и одиозным. А тут еще и сама Юлия Владимировна произнесла возмутившую многих фразу про то, что именно благодаря контракту 2009 года Украина сейчас выиграла суд в Стокгольме…

Как результат, первый же день сессионной недели в Верховной Раде превратился в полномасштабную информационную рубку в формате "Трое против одной". В Радикальной партии Тимошенко обвинили в государственной измене; руководитель фракции БПП потребовал расследования обстоятельств подписания контракта силами НАБУ и САП; "Народный фронт" также не выбирал слов.

В ответ "Батьківщина" припомнила Олегу Ляшко хвалебные высказывания о Тимошенко 4-летней давности и обозвала его "скотынякой". А нардеп Сергей Власенко дал "Цензор.НЕТ" подробное интервью, в котором попытался объяснить, почему газовый контракт 2009 года неверно считать кабальным для Украины. Убедительны ли его доводы – решать читателю.

- Ожидали такого давления со стороны сразу трех фракций – бывших ваших соратников по коалиции?

- Во-первых, они нам точно не идеологические друзья; скорее – идеологические оппоненты. Конечно, после публикации последних рейтингов, где "Батьківщина" и Юлия Тимошенко занимают первые места, мы каждый день ожидаем каких-то провокаций, глупых, неправдивых, популистских заявлений в отношении того или иного действия "Батьківщини". Но, честно говоря, было неприятно слышать заявления от некоторых персонажей. Ну, ладно еще Артур Герасимов (руководитель фракции БПП в Верховной Раде. – Е.К.), который в 2009 году бегал по Луганщине с охранником Безлером, ныне известным под кличкой Бес. Это мне понятно, моральных претензий у меня к нему нет. Просто неприятно все это слушать от руководителя одной не очень традиционной фракции, который в 2009 году был членом фракции БЮТ…

- … Не только в 2009, но и в 2008-м,2007-м – и далее по списку.

- Совершенно верно. Но и, в том числе, – в 2009 году, в момент подписания контракта. Я не помню, чтобы он выступал тогда против контракта; чтобы он совершил демарш и вышел из фракции. Напротив – всячески выступал "за". Более того, когда Юлия Владимировна была в тюрьме, он, если помните, много раз делал публичные заявления о том, что она – лучший кандидат в президенты.

И вот от этих людей, которые в 2012 году зашли в парламент только благодаря Юлии Тимошенко и "Батьківщині", и которые никогда бы не попали в парламент в других условиях, - сегодня слышать от них такое мне по-человечески неприятно.

Есть еще одна короткая история, которую я не могу не рассказать. Сегодня действующая власть уже оседлала экономические схемы Януковича. Поставив своих смотрящих, она по всем направлениям идет путем Януковича. В том числе – путем дискредитации "Батьківщини". Помните, эту тактику Януковича – выпускать против Юлии Владимировны женщин, которые ее критиковали? Та же Инна Б., Анна Г.

- Ну, вы в защиту Юлии Владимировны тоже выпускали женщин: например, Александра К…

- Нет, мы говорим о том, что была тактика Януковича – врать о Тимошенко устами женщин. И сегодня мне было крайне неприятно по-человечески слышать обвинения, в том числе, из уст Иры Луценко, которая стала депутатом в 2012 году только благодаря личной позиции Юлии Тимошенко.

- Стоп, разве не за Юрием Луценко была закреплена квота в два человека в списке?

- Да, за ним была закреплена квота из двух человек: Ирина Луценко и Юрий Грымчак. При этом тогдашний руководитель совета партии "Батьківщина" Арсений Яценюк сказал, что никакой Ирины Луценко и никакого Юрия Грымчака не будет. И только личная позиция Юлии Тимошенко позволила отстоять кандидатуру Ирины Луценко. Юлия Владимировна понимала, что Ирина – никакой не парламентарий; ей просто нужны были дополнительные подпорки в защите мужа. Который действительно тогда был одним из лидеров оппозиции, находился в тюрьме и под политическим прессингом.

- … И который, с точки зрения привлечения электората, вам тоже был нужен.

- Вопрос не в этом. Яценюк был против, Тимошенко – за. И Тимошенко тогда удалось в достаточно жесткой форме обеспечить Ирине место в проходной части списка. А Грымчак был в конце первой сотни, и он, насколько я помню, не прошел.

И слышать сейчас обвинения от этих людей – очень неприятно. Хотя Бог им судья.

- С другой стороны, это политика; оппоненты пользуются удобной возможностью для того, чтобы понизить рейтинг конкурента. И все же, согласитесь, адекватного ответа на критику в ваш адрес, возобновившуюся после триумфального для Украины решения Стокгольмского суда, вы не продемонстрировали. И понятной для людей формулировки – не представили. Ну, не считать же таковой фразу Юлии Владимировны о том, что "именно благодаря контракту 2009 года Украина теперь смогла победить в суде"…

- Я с вами не совсем согласен. Но сначала отвечу на поднятый вами философский вопрос. Знаете, каждый в политике сам устанавливает для себя те грани, которые он переходить не может. Вот я, к примеру, никогда и ни при каких условиях не позволю себе перехода из партии в партию. И если мои с "Батьківщиной" идеологические взгляды по каким-то причинам разойдутся – я сложу мандат, не буду никого критиковать, развернусь и уйду. И я точно не считаю правильным поливать ложью и дерьмом того человека, которого ты вчера публично, будучи в его команде, превозносил.

У меня был конфликт с одним народным депутатом, который ставил мне в упрек то, что я Петра Алексеевича в фейсбуке называю "Пеця". При этом он пренебрежительным образом отзывался о Юлии Владимировне.

Я объяснил ему разницу: я никогда не был в политической партии Петра Порошенко, никогда не был в политической фракции Петра Порошенко. Я никогда не имел бизнеса с Петром Порошенко. Никогда его не поддерживал – и потому могу говорить о нем все, что угодно! Но человек, который мне это сказал, был членом фракции "Батьківщина". И смог получить мандат только благодаря имени Юлии Тимошенко.

Теперь возвращаемся к вашему вопросу. Мы с вами можем пытаться говорить популистскими и простыми формулировками. Но вместо этого давайте развеем несколько мифов о газовом контракте.

Миф №1: контракт подписали Тимошенко и Путин. Это неправда, поскольку контракты подписали Дубина и Миллер. Это, конечно, не означает, что Юлия Владимировна пытается снять с себя политическую ответственность; да, именно она была руководителем делегации, которая проводила переговоры. Да, Юлия Владимировна издала директивы, которые упоминались много раз. Но давайте смотреть документы; там значится, что контракты подписали Дубина и Миллер.

Позиция №2: в соответствии с приговором судьи Киреева (который точно нам не друг) цена на газ не была 500 долларов, как нам об этом рассказывают. Цена на газ для Украины по этому контракту составляла 232 доллара 98 центов. У меня есть справка, полученная от НАК "Нафтогаз Украина". И вот что я вам скажу: цены в 500 долларов не было никогда. Ни один месяц! До 2014 года – так точно. Когда заключался контракт, украинские потребители получали газ собственного производства. И контракт на газ сразу шел только на предприятия. Поэтому никогда цена российского газа не влияла на платежки людей. Это ложь.

И есть еще формула, о которой все забывают. Вот газовый контракт. В отличие от многих людей, которые его критикуют, я этот контракт читал. Вот кто его подписал, здесь написано: "Газпром", "Нафтогаз".

А теперь я позволю себе процитировать из контракта пункт 4.4: "Если какая-либо из сторон заявит, что обстоятельство на рынке топливно-энергетических товаров существенно изменились по сравнению с тем, что стороны обоснованно ожидали при заключении настоящего контракта, и контрактная цена, указанная в пункте 4.1 настоящего контракта, не отражает уровень цены рынка, - то стороны вступают в переговоры по пересмотру контрактной цены в соответствии с положениями настоящего контракта".

В переводе с юридического языка на простой это означает: если формула не соответствует рынку – вступайте в переговоры и идите в арбитраж.

Теперь давайте изучим нынешнюю инфографику "Нафтогаз Украина". Суть его претензий к "Газпрому" заключались в том, что в 2011-2013 годах Украина переплачивала лишние деньги. В переводе с юридического языка на нормальный это означает, что кто-то в тот момент платил не по контракту, но больше. Почему он это делал? Ответ абсолютно очевиден: во-первых, откаты; во-вторых, политическое давление на Тимошенко. Поэтому у меня простой вопрос: ребята, если в 2011-2013 годах мы переплатили 17 млрд, то о чем мы должны помнить? О том, что в это время министром экономики у нас был такой себе Петр Алексеевич Порошенко, без которого точно не могли бы цену сформировать. И который все это точно должен был визировать!

- Выглядит это так, как будто вы сейчас пытаетесь притянуть его имя к этой истории.

- Ну, окей, каждый из нас сам может решить.

Еще раз, требования "Нафтогаза" касаются переплаты в 2001-2013 годах. Заметьте, не в 2009, когда премьером была Тимошенко, и даже не в 2010-м, когда Виктор Федорович, извините за терминологию, еще "не раздуплился". А в 2011-2013 годах.

И второе: принцип "бери или плати". Это очень важный момент. Был ли плохим пункт "бери или плати"? Конечно, да. Но он был типовым для всех контрактов не только по российскому газу. Это был типовой пункт по российскому, норвежскому и алжирскому газу. То есть по всей Европе во всех контрактах действовал принцип "бери или плати"!

В 2011 году (то есть через два года после подписания контракта) европейская комиссия инициировала антимонопольное расследование – против "Газпрома" в первую очередь. И установила, что это требование в контракте – "бери или плати" - является нарушением европейского монопольного законодательства. Что после этого сделали нормальные страны? Да очень просто: имея такой же контракт, поляки пошли, подали в арбитраж, начали переговоры – и в доарбитражной процедуре россияне отказались от принципа "бери или плати". Понимая, что это невозможно доказать в суде.

После этого Чехия пошла в Венский арбитраж – и выиграла в 2012 году дело против "Газпрома" по "бери или плати".

А теперь поднимите заявление Тимошенко, поднимите мои заявления. С 2011 года мы криком кричали: после того как есть решение – идите в суд и отменяйте! Потому что в момент подписания это было типовое условие. А в 2011 году ситуация поменялась. И она поменялась, когда Тимошенко уже не была премьером. То есть на вопрос: "была ли в 2009 году альтернатива принципу "бери или плати", единственно верный ответ: нет, не было. Причем не только по российскому, но и по норвежскому и алжирскому газу.

- В ваших устах эта цепь рассуждений выглядит логичной. Но для миллиона телезрителей фраза Юлии Тимошенко о том, что именно благодаря контракту 2009 года Украина сейчас выиграла суд в Стокгольме, - выглядит неумелой казуистикой. Люди возразят вам: не было бы того контракта – не было бы и необходимости идти в Стокгольмский суд.

- Все это – гипотетические рассуждения: не было бы…не пошли бы. На самом же деле каждый год Украина подписывала контракт по газу. А вы помните вообще, с чего все началось? А началось все с того, что 4 января 2006 года тогдашний президент Виктор Ющенко, тогдашний премьер Юрий Ехануров и тогдашний руководитель "Нафтогаза" Ивченко одним росчерком пера отменили соглашение с Российской Федерацией, где газ был по 50 долларов. И это соглашение должно было действовать еще несколько лет! Почему же об этом никто не вспоминает?

- Зато я хорошо помню 2009 год, когда подписание контракта соратниками Юлии Владимировны подавалось как победа; блестящий компромисс, найденный в сложной ситуации…

- Давайте будем объективны. Цена 232 доллара 98 центов на 2009 год – это победа? Конечно победа. А вот у меня в руках инфографика по ценам на газ в 2011 году. Это польское исследование, состояние на 2011 год: Украина – 309 долларов, Австрия – 387 долларов, Польша – 420 долларов, Литва – 397 долларов, Словения – 377 долларов, Швейцария – 400 долларов, Франция – 399 долларов, Италия – 410 долларов. И еще раз: Украина – 309 долларов. Это победа или нет? Ну, конечно, победа!

А вот у меня справка от "Нафтогаза" по всем периодам, начиная с 2009 года и заканчивая первым кварталом 2014 года. Я утверждаю, что ни разу в Украине не было цены 500 долларов. Всего несколько месяцев была цена в 450 долларов – и то из-за того лишь, что был рост цен на нефть; тогда это было 120 долларов.

И еще хочу сказать: если бы контрактная формула действовала сегодня, то мы бы получали газ по 180 долларов. А в реальности гражданам газ сегодня продают по 285. Скажите, это победа контракта? Или все-таки политические инсинуации вокруг него?

И еще одна цифра. Когда в 2009 году газ в Украине был по 232,98, а в Польше в это время газ стоил (у нас про это есть письмо от польского премьера) 510. Еще раз спрашиваю: это победа или нет? Конечно, победа!

Единственная реальная проблема этого контракта заключалась в принципе "бери и плати". Но этот принцип за все 8 лет ни разу не применялся. И я вам скажу сейчас страшную вещь, о которой вообще никто не говорит. 19 января 2009 года было подписано два контракта: это контракт на газ (я вам его уже показывал) и контракт на транзит. А вы знаете, что в контракте на транзит также заложен принцип "бери и плати" - но только в пользу Украины? А вы знаете, что в этом контракте Россия обязуется прокачивать 120 млрд кубов газа? И даже если она прокачает меньше, то она обязана заплатить за прокачку 120 млрд кубов? Почему об этом никто не говорит?!

- Я с интересом слушаю ваши доводы; наверняка их разберут "по винтикам" эксперты. И это хорошо, это способствует серьезной дискуссии в обществе. Но уж совсем не способствует ей произнесенная сегодня Юлией Владимировной фраза: "Плохой или хороший контракт? Проверьте сейчас по своим платежкам. В 2009 году, когда работал этот контракт, вы платили копейки за природный газ. А сейчас, когда этого контракта нет, вы платите в 10 раз дороже. Вот вам конкретика". Что это вообще за популистские увертки? Давайте, в таком случае, я вспомню как в 1983 году мальчиком пил квас за 3 копейки и ел бублик за 5?

- Подождите, вопрос же не про газ в Советском Союзе. Конечно, мы можем вспомнить и колбасу по 2,20 и водку по 2,10. Но мы говорим о другом. Нам пытаются вдолбить в голову, что этот контракт – кабальный, невыгодный. (Недоумевая. – Е.К.). Но кто решил, что он невыгодный? Не поймешь – но я скажу, почему невыгодный. Потому что Янукович по нему переплачивал – и он для нас стал невыгодным. А я пытаюсь оперировать цифрами. Но – вы правильно сказали – люди все меряют по себе. Поэтому Юлия Владимировна сказала простую вещь: ребята, вот кто-то вам говорит, что контракт плохой; а кто-то – что контракт хороший. Но каждый из вас волен сделать свои выводы. И для этого вы должны прочувствовать это на себе. Какая людям разница, кто с кем какие контракты подписывал? Людям важно, сколько они платят за газ. А сейчас, к сожалению, они платят в десятки раз больше, чем в тот момент, когда был подписан плохой контракт. Все логично, все просто!

- А не кажется ли вам иронией судьбы тот факт, что самым ярким критиком действий Тимошенко при подписании газового контракта является человек, который много лет был у вас во фракции и которого Юлия Владимировна, по сути, привела в политику. Да и в Народном фронте, и отчасти в БПП, полно людей, много лет бывших соратниками Юлии Тимошенко…

- Но вы же хорошо понимаете, что это говорит никакой не Ляшко, никакой не Народный фронт. Это различными голосами говорит Петр Алексеевич Порошенко.

- Даже если и так, обладателей этих голосов нужно еще найти и собрать.

- Но абсолютно же очевидно, что сегодня разговорами о газовом контракте прикрываются: Роттердам+, который делают Порошенко вместе с Ахметовым, на содержании у которых, в свою очередь, находится Ляшко. Этим прикрывается и так называемая тарифная реформа – грабеж украинских граждан россказнями про газовый контракт 2009 года. То есть они, с одной стороны, говорят: "Мы три года у русских газ не берем", а с другой стороны - у них во всем виновата Тимошенко!

Кстати, обратите внимание еще на один аргумент. Скажите, пожалуйста, а почему никто – ни Янукович, ни Азаров, ни Яценюк, ни Гройсман – не отменили контракт, если он такой плохой? Почему не обратились в суд с отменой этого контракта? Почему не пытались вернуть переплаченное?

На согласительном совете я потребовал опубликовать наш иск и полный текст решения Стокгольмского суда. Даю тысячу против одного, что правовым основанием для требования назад переплаты будет уже процитированный мною пункт 4.4 данного контракта. Я уверен, что основанием для отмены принципа "бери и плати" будут антимонопольные расследования Еврокомиссии и аналогичные решения по Польше, Чехии, Словакии, Германии. Я уверен, что именно эти аргументы использовал "Нафтогаз", когда шел в суд. "Нафтогаз" пошел в суд не против контракта, он шел в суд по контракту. И правильно сделал! Только это надо было сделать тремя годами ранее, когда для этого возникли условия! И если вы возьмете мои заявления 2011, 2012, 2013 годов, то везде, где речь шла о газовых контрактах, я говорил Азарову: "У вас есть пункт 4.4 контракта – идите в суд, у вас есть основания. Требуйте!"

- Допустим, что вы правы. Все это вы сейчас рассказываете мне в пространном интервью для интернет-издания. Между тем Юлия Владимировна давно перевела все свое общение с украинцами в сугубо телевизионный формат. И тем самым в этой ситуации – загнала себя в угол. Потому что телевизионная аудитория цепляется за одну-две яркие фразы и не склонна шаг за шагом анализировать длинную цепь фактов и событий. Публика во всю возмущается конкретной фразой лидера "Батьківщини": "Контракт помог Украине выиграть Арбитражный суд в Стокгольме". Уже и в интернете ходят шутки насчет того, что Дантес, застрелив Пушкина, позволил тому войти в историю.

- Опять вы затронули гораздо более широкую проблему, чем заданный вами вопрос. Проблему того, что, к сожалению, мы из реального государства превратились в некую фейсбучно-пиарную даже не страну, а непонятно что. И люди, к сожалению, мыслят телевизионными картинками и месседжами. Выходит человек, который несет очевидную ахинею, - но в плоскости пиар-технологий. И дальше все начинают это обсуждать как уже устоявшуюся истину. Например, выходит упомянутый вами Олег Ляшко и говорит: "По транзитному контракту 10 лет не менялась цена". Да неужели? Вот, передо мной транзитный контракт. Открываем пункт 8, "ставка платы за транзит" она же формульная точно так же как и цена на газ! И она не может не меняться! И цена на транзит только за первый год действия этого контракта увеличилась почти в два раза. И вот на этот счета справка от "Нафтогаза".

Никто сегодня не готов к профессиональным глубоким дискуссиям. Все это подменяется голословными фразами. Но это все подается и поддерживается политтехнологическими методами. Сделайте анализ: сколько раз с этими лживыми тезисами в эфире был Олег Ляшко? И сделайте анализ, сколько раз в эфир пускали меня?

- Лидер фракции БПП в Верховной Раде Артем Герасимов потребовал от НАБУ и САП "разобраться с газовым контрактом" 2009 года. Как думаете, они всерьез собираются "прокачать" этот вопрос? Либо же это просто еще одна серия снарядов в информационной войне?

- Смотрите, САП точно контролируется Администрацией Президента, для вас же это не секрет? НАПК точно контролируется проправительственным большинством. А что такое НАБУ – не знаю, разные версии по этому поводу ходят. Но, вот, у меня в руках – постановление Верховного Суда Украины от 14 апреля 2014 года, подписанное всем составом Верховного Суда. 42 судьи это подписали! И я читаю (опуская все даты) резолютивную часть: "Верховний Суд постановив заяву Тимошенко задовольнити; вирок Печерського районного суду, Апеляційного суду та ухвалу Колегії суддів Судової палати у кримінальних справах Вищого спеціалізованого суду щодо Тимошенко Юлії Володимирівни – скасувати. А кримінальну справу щодо неї за частиною третьою статті 365 Кримінального кодексу – закрити за відсутності події злочину".

То есть юридически вопрос исчерпан. Но у нас, наверное, символическим зигзагом судьбы станет ситуация, когда политзаключенный режима Януковича Юрий Луценко, который иногда сидел в соседнем "стакане" Печерского суда с Юлией Владимировной Тимошенко, будет заново открывать газовое дело против Юлии Тимошенко. Хотя в приговоре Киреева (опять-таки, он нам не друг, правда?) нет ни одного слова о личной коррупции Тимошенко, ни слова о каких-то политических договоренностях.

- Падения рейтингов в связи с дружной критикой в адрес "Батьківщини" и Тимошенко – ожидаете?

- Послушайте, вопрос же не в рейтинге.

- Ну, как не в рейтинге? Мы же понимаем, почему так активен тот же Олег Валерьевич – его партия бьется с вашей примерно за один и тот же электорат.

- Думать так – стратегическая ошибка. Никакой Ляшко с нами не бьется. С нами бьется Петр Алексеевич Порошенко. Устами Ляшко, устами руководителя своей фракции.

- Ну, это как сказать. Если после этой активности Ляшко вы потеряете часть электората, то отойдет он не к Петру Алексеевичу, а к самому Ляшко.

- Давайте будем откровенны: задача Петра Алексеевича – любыми путями втянуть Олега Валерьевича во второй тур.

- Даже так?

- Конечно! Это же очевидные вещи. А с кем ему бороться? С Тимошенко, которая его положит на две лопатки, вытрет о него ноги и вышвырнет его вообще из политики за одну секунду?

Это уже не 2014 год. И я хочу посмотреть на телевизионные дебаты Порошенко и Тимошенко. И я хочу посмотреть, как в результате этого от Порошенко останется 50 маленьких медвежат.
Евгений Кузьменко 

Метки: Батьківщина, Власенко, газовые контракты, Порошенко, Тимошенко
Loading...
Loading...