Все ли возможности использованы для балансировки валютного рынка

Или как можно реанимировать национальную валюту

В условиях, когда годовая девальвация обменного курса гривны приближается к 100% (попробуй подсчитать, когда действует несколько курсов), а годовой индекс потребительских цен приблизился к 25%, рассуждения доморощенных аналитиков-провидцев о возможности НБУ своей главной целью поставить таргетирование инфляции в ближайший год, ничего, кроме хохота, не вызывает.

В сложившихся условиях в пору говорить о мерах по стабилизации финансового рынка. А это значит жесткое ограничение прироста денежной базы, что в условиях реальной войны и дефицита бюджета не представляется возможным.

В итоге в Украине действует порочный круг – монополизированная экономика тянет вверх индекс товаропроизводителей, обменный курс используют на каком-то периоде в качестве ценового якоря, индекс потребительских цен тянется за товаропроизводителями, но ограничивается уровнем доходов населения.

Время от времени в результате экспортно-импортных диспропорций система разваливается – гривна обесценивается, монополии изменяют шкалу своих цен, за ними тянется потребительская инфляция. В результате население Украины – самое нищее в Европе. Приведенный ниже график отражает то, что товары, которые в 1997 году можно было купить на 100 гривен, сейчас за 800 не купишь.

Динамика обменного курса, индекса потребительских цен и цен товаропроизводителей, 1997–2014 гг., если за 1 взять ситуацию на 01.01.1997 г. (период проведения денежной реформы)

4

Негативную оценку деятельности денежных властей (здесь необходимо рассматривать действия не только НБУ, но и Минфина) поставили в 2014 году вкладчики банков Украины – ногами. Такого масштабного сворачивания банковского бизнеса за все годы независимости еще не было, что отображено в таблице.

Кроме того, НБУ организовал погром инфраструктуры рынка, в 2014 году признаны неплатежеспособными 33 банка, из

5

них 7 – за «отмывание» денег. По отношению к 17 банкам принято решение о ликвидации, в остальных пока работает временная администрация. А вместе с этим фактически конфисковано более 14 млрд гривен денег у физических лиц (это те, что не покрываются Фондом гарантирования вкладов), и почти столько же у юридических лиц.

Эти потери опрокинули в штопор страховой рынок, который и до того был довольно недоразвит, не говоря о деятельности негосударственных пенсионных фондов. В начале 2015 года самая большая головная боль людей, у которых есть денежные накопления – как их не потерять в банках. А у банков (некоторых банков) – есть лишняя ликвидность, но кредиты давать не кому.

В 2014 году наличный валютный рынок переместился в теневой сегмент. Не надо быть выдающимся экономистом, чтобы понимать, что спрос на валюту в 2014-м не уменьшался, а наоборот, ушел в тень в соотношении приблизительно 1:8.

Ежемесячные объемы оборота наличной валюты в банках Украины в период 2007–2014 гг.

6

Другими словами, намерение правительства наполнить Пенсионный фонд за счет повышения сбора при покупке валюты столкнулось с резким сокращением официальных объемов купли–продажи. По оценкам автора, приблизительно 6-8 млрд гривен чистого дохода от обменных операций, которые могли бы заработать банки, ушло в тень, размазано тонким слоем по всей стране и расходится по карманам околобанковских людей.

Тут же возрастет количество прямых правонарушений, которые должны расцвести буйным цветом, как «обменное базарное кидалово». Это не может не радовать силовые ведомства, у которых вскоре будет много любимой «финансовой» работы с «валютными барыгами», а не борьба с вооруженной организованной преступностью и терроризмом.

Что сделали денежные власти в сложившихся условиях диспропорций рынка? Ограничили объемы выдачи наличных на руки, даже в тех банках, где нет проблем с ликвидностью, и пытаются административно воздействовать на банки, чтобы те показывали «правильный» курс безналичных операций.

Неужели они не понимают, что у нас монополизированная экономика и большинство банков существуют при промышленно-финансовых группах? Это дает возможность экспортерам за счет различных кредитных схем с использованием банков-нерезидентов фактически не завозить валютную выручку в Украину. То есть выручка, она как бы есть, и за нее даже некоторым компенсируют НДС, но до рынка она не доходит – рассасывается по легальным схемам по дороге.

Увещевания сотрудников НБУ, что по зарубежной книжке написано, мол, девальвация ведет к уравновешиванию спроса и предложения, может вызывать даже не смех, а ржание.

Мы – в феодальной экономике. Экспортеры будущие девальвационные доходы уже уложили в свои бизнес-планы, и будут поставлять на рынок ровно столько валюты, сколько необходимо для оплаты труда, налогов и самых необходимых счетов для осуществления производственного цикла.

Все остальное – во взаимозадолженность, для того чтобы рассчитаться как можно позже, потому что будет дешевле. По дороге – на возврате НДС – процветает самый коррумпированный рынок. В 2014-м никто его не трогал, работает, как часики, взведенный еще с периода Леонида Кучмы, только ставки за этот период менялись.

Что же надо делать с экономической точки зрения?

Фискальным властям необходимо повысить предложение валюты на внутреннем рынке. Как это сделать, один из способов – разработать и реализовать регламент автоматического выкупа НБУ валютной выручки экспортеров и автоматической компенсации НДС по этим операциям. Но для разработки такого регламента НБУ, Минфину и Налоговой администрации необходимо действовать вместе, чего в новейшей истории Украины никогда не было.

Для этого НБУ необходимо изменить технические регламенты работы на межбанковском рынке. Это как минимум ежедневно две сессии (первая исключительно на выкуп валютной выручки экспортеров с последующей компенсацией НДС), а вторая уже по обычным правилам. Почему так. Сейчас открылись окна возможностей для относительно некрупных экспортеров из пищеперерабатывающей промышленности в Европе. Самое время поддержать этот бизнес оборотными средствами. Именно этот сегмент НДС-ные налоговики гнобят, особенно на периферии.

Как только НБУ почувствует превышение предложения над спросом (здесь и 100%-ная девальвация 2014-м в подмогу) – далее надо будет проявить силу воли, чтобы переломить тенденцию и нагнуть динамику курса в другую сторону, как это сделал Владимир Стельмах в начале 2000 года.

Что ему тогда только ни пришлось вытерпеть от бенифициаров девальвационных доходов: кучу прямых и подлых атак через администрацию президента и правительство, идиотские законодательные инициативы.

Но, как только на протяжении 2-3 месяцев крупные экспортеры поймут, что завтра они продадут валютную выручку дешевле, чем сегодня, вопрос о дефиците валютных резервов будет очень скоро снят. Уже такое в начале 2000-х проходили. Прекращение серых безналичных схем экономическими методами дает фактически неограниченный ресурс для предложений на наличном рынке. Банки начнут сбрасывать валюту физическим лицам. Да и у силовых органов клиентов станет меньше.

Но пока это только фантазии. НБУ и Налоговая – много лет как кошка с собакой. В Налоговой целый строй внутренних бенефициаров с откатов НДС-компенсации. Все говорят про поддержку внутреннего товаропроизводителя, только никто реально не понимает, как это технологически осуществить.

forbes

Метки: банки, Владимир Стельмах, гривна, девальвация, кВадим Гетьман, Нацбан
Loading...
Loading...