Вой с тенью. Что не поделили борцы с коррупцией

коррупция

Череда скандалов вокруг работы антикор­рупционных органов может привести к прекращению финансирования Украины со стороны ЕС. Независимых, но полномочных борцов с коррупцией  практически не осталось

"Он сказал: "Я куратор Национального агентства по вопросам предотвращения коррупции (НАПК), отвечаю в Администрации президента за направление НАПК". Думаю, все голосования агентства происходят по указаниям этого человека", — разоткровенничалась на прошлой неделе сотрудница НАПК Анна Соломатина. С июня 2017-го она возглавляет департамент финансового контроля и мониторинга образа жизни чиновников, отвечающий за проверку достоверности информации в е-декларациях. По словам Соломатиной, по всем декларациям у НАПК всегда два вывода — положительный и негативный. Какой из них публиковать, НАПК якобы решает в зависимости от политического запроса куратора из Администрации президента.

Глава НАПК Наталья Корчак уверяет, что откровения Соломатиной — не более чем личная обида. "Она написала заявление об уходе, 31 октября мы его приняли. Соломатина уже не работник НАПК. Обсуждать её слова по поводу фальсификации результатов проверок и бумажки, которые она показывает, я не буду, потому что нет предмета обсуждения. НАБУ открыла производство, в рамках которого узнаем всю правду", — говорит Фокусу Корчак. В ответ Соломатина заявляет, что документов, подтверждающих её увольнение, ей не давали, следовательно, юридически она всё ещё числится сотрудником НАПК, а доказательства фальсификации выводов агентства она передала детективам Антикоррупционного бюро. Однако там документы долго не задержались. Поскольку одним из потерпевших от якобы незаконных действий НАПК является первый замдиректора НАБУ Гизо Углава, расследовать дело поручили СБУ, чтобы не было конфликта интересов.

Несмотря на скандальность, эта история так и не стала сенсацией, превратившись в очередное звено бесконечных разборок между тремя антикоррупционными органами — Национальным антикоррупционным бюро (НАБУ), Специализированной антикоррупционной прокуратурой (САП) и НАПК.

Сначала был запрос

Эта история началась в сентябре 2017-го. НАПК, подконтрольное Наталье Корчак, отправило запрос директору НАБУ Артёму Сытнику с требованием объяснить, почему в августе прошлого года во время судебного заседания, в котором Сытник фигурировал якобы как частное лицо, его интересы представлял юрист НАБУ Игорь Ярчак. В бюро выпады в свой адрес назвали безосновательными и никаких документов не предоставили.

Вместо этого в тот же день НАБУ открыло уголовное производство против самой Корчак, заподозрив её в незаконном обогащении. Причиной оказалось расследование журналистов программы "Наші гроші", где речь идёт об автомобиле Skoda Octavia A7, которым пользуется Корчак, но которого нет в её декларации. Впрочем, это расследование было опубликовано ещё в мае 2017-го. То, что НАБУ обратило на него внимание только теперь, случайностью не назовёшь.

Корчак

Круче всех. По действующему законодательству уволить главу НАПК Наталью Корчак практически невозможно

После этого бюрократические игры между двумя антикоррупционерами продолжались около месяца: Корчак снова отправила Сытнику запрос с требованием предоставить нужные ей документы, тот ответил отказом, параллельно вызвав её на допросы.

Так продолжалось бы долго, если бы в дело не вмешался глава САП Назар Холодницкий с требованием все материалы по делу Корчак отдать его ведомству и не проводить никаких следственных действий без санкции прокуроров. "Рост напряжения в отношениях между НАБУ и НАПК негативно сказывается на доверии к антикоррупционной реформе в целом", — объясняют решение своего шефа в Специализированной прокуратуре. Несмотря на это, НАБУ допрашивает Наталью Корчак без прокуроров, а после всё-таки отвечает на её третий запрос по делу Сытника. Ответ НАПК не удовлетворил, и в агентстве выписали Сытнику протокол об административном правонарушении.

Параллельно растёт напряжение между НАБУ и САП. Вначале из-за самоуправства бюро в деле Корчак, потом из-за задержания детективами НАБУ Александра Авакова, сына министра внутренних дел, по делу о коррупции в закупках рюкзаков для Нацгвардии. В обоих случаях НАБУ действовало без ведома Холодницкого.

Не(зависимые) антикоррупционеры

Вкупе эти истории поставили под вопрос эффективность деятельности всех антикоррупционных органов Украины. "Если эти органы будут независимыми, то власти придётся бежать из страны. Как им помешать? Рассорить между собой!" — говорит Виктор Чумак, замглавы парламентского Комитета по вопросам предотвращения коррупции.

С ним согласна Александра Дрик, председатель совета Общественного люстрационного комитета. Она убеждена, что результата от антикоррупционной реформы нет лишь по одной причине: этого не хотят топ-чиновники. "Абсолютное большинство во власти сегодня не хочет, чтобы в стране работали антикоррупционные органы. Под большинством я имею в виду Кабинет министров, ответственный за контроль над работой системы е-декларирования, и парламент, который должен менять законодательство для эффективной проверки деклараций", — объясняет Дрик Фокусу.

антикоррупционные органы

Инфографика: Елизавета Букреева

Среди всех ов, по мнению того же Чумака, самым независимым остаётся НАБУ. "В некоторых вопросах действия прокуроров САП вызывают сомнения. Они не всегда быстро реагируют на запросы детективов, тем самым затягивая дела. Возможно, САП пытается соблюдать юридическую чистоту в своих делах, но утверждать этого я не могу", — говорит депутат.

Вместе с тем влияние власти на антикоррупционные органы намного больше, чем возможное присутствие кураторов из Администрации президента. Например, союзником НАБУ до недавнего времени негласно называли Арсена Авакова. Но после скандала с задержанием его сына бюро оказалось в непростой ситуации, лишившись расположения влиятельного министра. Источники Фокуса в парламенте говорят, что теперь недостающие голоса для назначения Верховной Радой "правильного" аудитора НАБУ найдут быстро. Скорее всего, из числа депутатов "Народного фронта", представителем которого является Аваков. Если это произойдёт, шансы Артёма Сытника лишиться своего кресла в результате аудита значительно возрастут.

Увереннее всего чувствует себя глава НАПК Наталья Корчак. По действующему законодательству уволить её, несмотря на многочисленные скандалы, невозможно. "Члены НАПК ровным счётом ничего не делают, а единственная возможность их оттуда убрать — изменить соответствующий закон. Но депутаты этого не хотят. Надавить на парламентариев можно разве что через европейцев, которые дают нам деньги. Дело в том, что один из критериев предоставления траншей — эффективность работы антикоррупционных органов. Мы хотим убедить европейцев не давать Украине деньги, пока депутаты не начнут реально действовать", — делится Дрик.

Без результата

Исключая политическую подоплёку, результаты скоординированной деятельности трёх антикоррупционных органов страны равны нулю. В идеале схема должна работать так: НАПК проверяет электронные декларации топ-чиновников, на основании обнаруженных нарушений направляет запросы детективам НАБУ. Те возбуждают и расследуют дела, после чего передают их прокурорам в САП, которые поддерживают государственное обвинение по этим делам в суде. За два года существования антикоррупционных органов ни одного случая работы по такой схеме ещё не было. "На сегодня в НАБУ из НАПК не поступило ни одного материала по проверке е-деклараций, на основании которого можно начать досудебное расследование по факту незаконного обогащения или умышленного предоставления в декларациях недостоверной информации" — сообщили Фокусу в Антикоррупционной прокуратуре.

заявление сотрудницы НАПК Анны Соломатиной

Поддать жару. Скандальное заявление сотрудницы НАПК Анны Соломатиной о том, что в работу её ведомства вмешивается куратор из Администрации президента, окончательно рассорило антикоррупционеров

В НАПК такое положение дел объясняют весьма странно: дескать, их ведомство занимается не только проверкой е-деклараций. "Мы формируем антикоррупционную политику страны и мониторим состояние её выполнения. Скоро мы предложим парламенту законопроект "Про антикоррупционную стратегию", — говорит Корчак. Из миллионов е-деклараций, которые есть в системе, НАПК за год проверило всего 100 деклараций, в процессе работа ещё над 600. "Поймите, мы не все результаты проверок передаём НАБУ. Есть те, подследственность которых принадлежит Генеральной прокуратуре и Нацполиции. Правоохранительным органам мы передали результаты по 15 проверкам", — добавляет глава НАПК.

Впрочем, надеяться на появление впечатляющих результатов работы антикоррупционных органов, даже если НАБУ, НАПК и САП найдут общий язык, рано. "Нужен независимый суд как единственная инстанция, которая сможет дать оценку доказательствам. Отсутствие такого суда в принципе ставит под сомнение эффективность этих антикоррупционных органов", — объясняет Александра Дрик. Создание такого суда тоже всячески блокируется властью, несмотря на то, что президент Пётр Порошенко третий год кряду обещает лично зарегистрировать соответствующий законопроект в парламенте. Пока его слова расходятся с делом, а проект закона о создании Антикоррупционного суда двухлетней давности, зарегистрированный в парламенте, всячески игнорируется депутатами правящей коалиции.

И всё же бесконечно саботировать антикоррупционную деятельность не получится. Хотя бы потому, что отсутствие эффективных результатов по борьбе с коррупцией станет поводом для европейских коллег пересмотреть своё отношение к Украине. Дружественным оно вряд ли останется.

Диана Давитян

Фокус

Метки: антикоррупционные органы, коррупция
Loading...
Loading...