Венгерский языковой шантаж: похоронит ли Будапешт европейское будущее Украины

Венгерский языковой шантаж

В день своего рождения Петр Порошенко получил "подарок" из Венгрии.
"Украина может забыть об интеграции в Европу", "Венгрия будет блокировать любые инициативы, выгодные Украине, в международных организациях, особенно в ЕС" – явно не те фразы, которые хотел бы услышать не только президент, но и официальный Киев в целом.
Но это произошло.
Украина вошла в жесткое противостояние с рядом стран Европейского Союза. Речь идет не только о венграх – на прошлой неделе президент Румынии отменил визит в Украину и не пустил в Бухарест спикера Верховной рады, подчеркнув, что до решения "образовательной проблемы" о дружеских отношениях говорить не приходится.
Но действия Венгрии оказались самыми острыми. Намерения правительства блокировать любые евроинтеграционные шаги Украины – проблема, значение которой сложно переоценить.
В то же время такое заявление – не повод посыпать голову пеплом. Стоит разобраться, как должен действовать Киев, какие ошибки мы допустили и возможны ли уступки в нашем споре с соседями.

"Авось рассосется"
Причиной беспрецедентного обострения отношений Киева и Будапешта стало принятие (а теперь – еще и подписание президентом) закона "Об образовании". Закон огромный, комплексный. А критика от государств-соседей звучит только в адрес одной его статьи: о языке.
Венгрия, Румыния, Болгария, Греция и Польша (последняя – в несколько меньшей степени) заявили, что украинский закон сужает права нацменьшинств; к ним присоединились две страны не из ЕС: Молдова и Россия.
В последние недели немало писали и о "конфликтной" статье закона, и о недостатках в заявлениях европейцев (в частности, см. публикацию "Языковой конфликт с Европой: как действовать Киеву, чтобы сохранить нормы образовательного закона").
Но сейчас конфликт перешел на принципиально новый уровень.
Стоит признать: эта проблема возникла не вчера, она была еще во времена Кучмы.
Нельзя назвать нормальной ситуацию в отдельных районах Закарпатья и Буковины, где выпускники румуно- и венгроязычных школ порой вообще не владеют украинским, то есть государственным языком!

Но для власти было проще не ссориться с Венгрией и оставить все как есть. "Авось рассосется". Хотя на самом деле с каждым годом пропасть углублялась.

Языковой анклав, который существовал на Закарпатье, отбирал будущее у местной молодежи.
Существующая ситуация делала невозможной полноценную интеграцию многих украинских венгров в украинское общество за пределами своего региона.
Однако такая ситуация полностью устраивала Венгрию. И в этом и состоит ключевая проблема.
Эта ситуация осложнялась приближением парламентских выборов у наших соседей.

Мифы и ложь
"Венгрия, находясь в Европейском Союзе, будет блокировать и запрещать любые шаги, которые могли бы означать дальнейший прогресс в процессе европейской интеграции Украины в духе программы Восточного партнерства", – говорится в официальных материалах, распространенных во вторник МИД Венгрии.
В другом сообщении, сделанном во вторник, в венгерском правительстве утверждают, что Украина нарушила "много международных конвенций" (правда, не уточняя, каких именно).
Вина Украины для венгерских властей является аксиомой, она не требует доказательств.

Но документы свидетельствуют: венгерские власти руководствуются то ли мифами, то ли сознательно распространяемой ложью.

Неделю назад парламент Венгрии принял резолюцию в ответ на принятие языкового закона их украинскими коллегами.
Невероятная ситуация для европейского парламентаризма: документ был поддержан единогласно. Ни один из присутствующих не проголосовал против, никто не воздержался и не "забыл" нажать на кнопку.
Вот только претензии к украинским депутатам, одобренные их венгерскими коллегами, оказались далеки от реальности.
В решении венгерского парламента утверждается, что закон об образовании требует "закрыть" все школы, вузы и профтехнического заведения с венгерским языком обучения. Хотя это, конечно же, не так, о закрытии учебных заведений в законе речь не идет.
Венгерский парламент уверен, что учебный процесс на языках меньшинств становится невозможным, хотя в законе об образовании говорится о возможности преподавания нескольких предметов на языках ЕС (включая венгерский и румынский).
По данным ЕП, венграм сообщали, что Украина готова услышать их пожелания, даже если речь идет о том, что в венгерских школах большинство или половина предметов будут преподаваться на венгерском.

Но готовности к диалогу не было. Была готовность к конфликту.

Кто-то склонен объяснять это предвыборным периодом. Весной в Венгрии пройдут парламентские выборы. Премьер-министр Виктор Орбан поставил перед однопартийцами цель: сохранить конституционное большинство. И это – непростая задача.
Одной из стратегий провластной венгерской партии "Фидес" является создание врагов (подробнее – в статье "Игра на грани вражды: как Венгрия радикализирует общество для победы действующей власти"). Поэтому украинская история пришлась очень кстати.
Кто-то говорит, что вопрос – не только в предвыборном периоде. Вопрос зарубежных (и не только закарпатских!) венгров – очень чувствительный, и венгерская власть не желает даже говорить о возможных изменениях статуса кво. Даже если эти изменения будут к лучшему для самих венгров. Именно поэтому все объяснения, все предложения со стороны Киева просто отметаются.
Так или иначе, все собеседники ЕП соглашаются: "В Будапеште сейчас – полная истерика за пределами любых фактов".

Что делать Украине
Итак, как должен действовать Киев?
Во-первых, следует ответить, как мы не должны действовать. По мнению авторов – и это мнение разделяют все дипломаты, с которыми мы общались, – мы не должны жертвовать национальными интересами Украины в ответ на шантаж соседей. Простите за недипломатичные термины, но то, что происходит, сложно назвать иначе – речь идет именно о шантаже.
"Языковая норма" появилась в законе об образовании не для того, чтобы поссориться с венграми, у ее появления – другие мотивы. Вполне возможна даже внутриукраинская дискуссия о целесообразности изменения данного закона, но решение не должно приниматься в Будапеште, Бухаресте, Афинах или Москве.

У Украины уже есть опыт того, как соседнее государство стремилось определять нашу повестку дня. Это должно остаться в прошлом.

Конечно, венгерские украинцы – это наши сограждане, и окончательное решение должно быть в их интересах. Об этом – чуть ниже, а пока вернемся к возможному ответу Украины на венгерский ультиматум.
В Киеве уже звучат предложения ответить той же монетой. "То, что делает Венгрия – это шантаж, поэтому в этом случае мы будем действовать зеркально", – заявил во вторник глава украинской делегации в ПАСЕ Владимир Арьев.
У Украины действительно есть возможности для "жесткого" ответа, вариантов немало.
Это и противодействие в органах Совета Европы, о котором упомянул Арьев. Или же Киев может тоже "поднять на знамена" факты недемократических действий венгерских властей и идти с ними в международные институты (как обещает делать венгерские власти).
В конце концов, можно вспомнить о приближении венгерских выборов и о том, что правящая партия Венгрии делает ставку на голоса соотечественников, проживающих в других странах, поэтому Украина – чисто теоретически – могла бы сыграть на этом. К примеру, запретить агитацию иностранных политиков в Украине – как Германия запретила агитацию накануне турецкого референдума.

Но будет ли такая стратегия разумной?

Нужно ли подпитывать вражду? Стоит ли исключать то, что после венгерских выборов страсти улягутся и появится возможность для спокойного диалога?
По нашему мнению, сжигать мосты с соседом – точно не лучшая стратегия.
Конечно, это не значит, что в ближайшие полгода, то есть до выборов, Киеву надо сидеть сложа руки. Те, кто умеет "читать между строк", уже обратили внимание, что Будапешт, несмотря на всю воинственную риторику, оставляет путь к примирению.
Еще на прошлой неделе Киев и Будапешт договорились о встрече министра образования Украины Лилии Гриневич и ее коллеги, министра людских ресурсов Венгрии Золтана Балога, на которой Украина должна объяснить, как Киев обеспечит права местных венгров в рамках принятого образовательного закона.
А во вторник в грозном заявлении венгерского министра появилась строчка о том, что Будапешт готов следовать этим договоренностям и ждет переговоров с Украиной.
И это – именно тот путь, который стоит выбрать Украине.
Конечно, не поступаясь ни на шаг нашими национальными интересами. Конечно, осознавая, что до завершения выборов венгерское правительство вряд ли признает свою ошибку и не будет делать шагов назад. Да, диалог будет непростым. Но разрушать мосты – не в наших интересах.

Ошибки Киева
Чтобы не сложилось ложного впечатления, подчеркнем: украинская сторона в этой ситуации тоже наломала дров. Развитие конфликта еще раз доказало: когда доходит до стратегических шагов, международной коммуникации и совместных действий нескольких органов власти, у Киева словно отбирает разум и появляются ошибка за ошибкой.
Трудно было не понимать, что "языковая норма" закона об образовании превратится в красную тряпку для стран-соседей, но Киеву это удалось.
Нервная реакция соседних столиц сразу после голосования оказалась "неожиданностью" для всех причастных ведомств, прежде всего для МОН.
Потребовалось семь дней (!!!), чтобы провести встречу министра Гриневич с послами возмущенных государств. Причем занятость министра не является достаточным обоснованием, у нее есть заместители или руководители департаментов. Достаточно было лишь понимать, к каким масштабным проблемам придет Украина, если будет просто молчать.

Интересная деталь: на Банковой тоже не считали этот вопрос приоритетным.

Критика в Facebook от одного из авторов этих строк вызвала искреннее возмущение в АП – несколько человек написали в публичных и в личных сообщениях, мол, венграм передали письменные объяснения, чего им еще не хватает?
Или же визит Лилии Гриневич в Будапешт – он состоится только через месяц после принятия закона.
Или ситуация в этот вторник. Напомним, конфликт давно в разгаре. Несложно предположить, что подписание закона вызовет новое возмущение. Будапешт, к слову, ждал решения Порошенко – как только наступило утро, как синхронно появились заявления венгерских министров. А вот Киев, как всегда, оказался не готов – МИД весь день играл в молчанку (хотя должен был иметь заготовленный текст заявления!), и только к вечеру появилась реакция Банковой.
Хотя есть и позитив. Он важен.
Да, мы медленно реагируем и не умеем коммуницировать с миром. Но, к счастью, в этом случае есть единая позиция украинской власти.
И президент, и МИД, и Минобразования, и парламентское большинство согласны, что правда – на нашей стороне. Есть единство во мнении, что этот шантаж не должен сработать. И это – действительно важно.
Впрочем, всегда существует риск, что через два года, ближе к украинским выборам, среди украинских политических сил найдутся желающие воспользоваться "венгерской картой" и снова поднять языковой вопрос, чтобы привлечь голоса украинских венгров.

Роль Европы
После венгерского ультиматума конфликт уже не является вопросом двусторонних отношений. Сейчас речь идет об отношениях Украины со всем Европейским Союзом.
Нам нужно решение арбитра, и его роль будет играть Совет Европы. Киев уже согласился передать образовательный закон на экспертизу в СЕ.
Здесь в нашу пользу играет посредственная репутация самой Венгрии как страны, которую саму слишком часто критикуют за нарушение демократических стандартов (вспомним хотя бы шутку президента ЕК Жана-Клода Юнкера, который приветствовал Орбана на саммите фразой "Привет, диктатор!").
Ведь перед глазами – пример Сербии, где в обмен на расширение прав венгерского меньшинства официальный Будапешт призвал их поддержать правящую партию.
К тому же в языковом вопросе репутация Будапешта особенно проблемная. У венгров есть претензии ко всем соседям – и к Румынии, и к Сербии. Причем в Сербии Будапешт даже открыто играет в политические игры – на последних выборах официальный Будапешт, в обмен на расширение прав венгерского меньшинства, призвал местных венгров поддержать правящую партию.
Но всех этих аргументов недостаточно для победы в Страсбурге.

Киев должен доказать готовность Украины действительно защищать права наших соотечественников других национальностей.

Мы должны объяснить, что ни о каком закрытии школ речь не идет, и представители венгерского, румынского и других меньшинств будут иметь более широкие горизонты и возможности для карьеры, если будут знать не только венгерский или румынский, но и украинский язык.
Ведь это действительно так! И последние комментарии МОН, пусть даже они звучат несколько запоздало, подтверждают, что Киев способен изложить эти аргументы.
И здесь стоит подчеркнуть важную деталь: когда мы в конце концов получим выводы Совета Европы, Киев должен выполнить ее рекомендации и замечания.

Выводы на будущее
И наконец – о долгосрочных выводах для Украины.
Венгерский демарш – уже второй звоночек для Украины, указывающий на необходимость изменения отношений со странами ЕС. Первым, напомним, было прошлогоднее решение Сената и Сейма Польши по Волынской трагедии.
Стремление склонить Киев к уступкам, используя статус "адвоката Украины в ЕС", существенно ухудшило отношения Киева и Варшавы.
Еще более глубокий кризис в отношениях с Будапештом показывает: новым восточноевропейским трендом является обмен их поддержки на наши поступки.

Но не стоит ждать быстрого изменения этого тренда.

Ведь нет никаких оснований ожидать в ближайшие годы смены власти ни в Венгрии, ни в Польше. Более того, не исключено усиление проблем в отношениях со Словакией и Чехией, где растет популярность евроскептиков.
Украине стоит учитывать эти тенденции. Проще говоря – задуматься о "смене адвокатов".
Сейчас самыми последовательными друзьями Украины остаются Литва и Швеция. Все чаще нам помогает Дания, да и Франция, которая раньше создавала препятствия на европейском пути Киева, понемногу меняет позицию.

Но европейское будущее Украины в первую очередь зависит от позиции Германии.

Принципиальная разница между их поддержкой (особенно когда речь идет о Швеции, Германии и других западноевропейских государствах) и привычной для нас поддержкой соседей – то, что для этих стран европейские амбиции Украины подтверждаются не нашим географическим положением и общей историей, а в первую очередь реальным реформированием страны.
Именно поэтому Киеву придется потрудиться, чтобы доказать Берлину и другим столицам реалистичность наших европейских стремлений.
Однако, как показывает венгерский демарш, легких путей у нас уже нет.

Сергей Сидоренко, Юрий Панченко

Европейская правда

Метки: Венгрия, реформа образования
Loading...
Loading...