Валентин Наливайченко: Мы требуем, чтобы была реакция власти на требования украинцев

наливайченко

В Европе, если чиновник был на должности и был замечен в коррупции, то по решению суда он не только получает срок и уголовное наказание, но и обязуется судом возместить ущерб. Это и арест счетов за границей, если они есть, и арест имущества, и принудительное возвращение денег в бюджет. Это очень важный принцип наказания коррупционеров – заставлять возвращать украденное. В этом уверен лидер ГО «Антикоррупционное движение» Валентин Наливайченко. О своей работе, направленной на борьбу с коррупционерами, засевшими в креслах чиновников, и об отношениях с нынешней властью - из первых уст.

 — Сейчас Вы боретесь с коррупцией как общественный и политический деятель. Но у вас было гораздо больше возможностей, когда вы были на должности. Почему не было результатов?

В.Н. — Я действовал в рамках своих полномочий, и нам многого удалось добиться. В мою компетенцию входили шпионы, контрразведка. И их сотнями арестовывали и сажали в тюрьмы. Российских разведчиков, диверсантов. Первых трех мы задержали еще в апреле 2014 года, когда весь мир нам твердил, что в Украине нет никаких российских офицеров. Я тогда вышел и всему миру рассказывал, что происходит. Они не могли поверить, что украинская контрразведка уже в 2014 году арестовывала представителей российских спецслужб. А к тому моменту, когда я уходил с должности, мы арестовывали и ГРУшников. Кроме того, мы собрали доказательства по семи судьям Конституционного суда, включая главу, которые узурпировали власть для Януковича. Мы тогда допросили этих судей, задокументировали показания, все передали в Генпрокуратуру. Семь месяцев после моего ухода — никакой реакции. Точно так же — по коррупции в руководстве прокуратуры по делу сгоревшей нефтебазы. Ни одному материалу так и не дали ход. Наоборот, запрятали под сукно. Именно поэтому так важно давить на власть, добиваться, чтобы эти дела были расследованы.

 — Как вы считаете, власть вас боится?

В.Н. — А мы и не стремимся напугать власть. Мы требуем, чтобы была реакция на запросы организаций, а коррупционеров преследовали по закону и привлекали к ответственности. Одна из наших инициатив — будем добиваться, чтобы Верховная Рада приняла закон о возмещении материального ущерба для тех, кто пострадал от коррупции. Законодательство европейских стран предполагает такую норму. Если чиновник был на должности и был замечен в коррупции, то по решению суда он не только получает срок и уголовное наказание, но и обязуется судом возместить ущерб. Это и арест счетов за границей, если они есть, и арест имущества, и принудительное возвращение денег в бюджет. Это очень важный принцип наказания коррупционеров — заставлять возвращать украденное.

— Пока что у нас лишь растет число антикоррупционных структур, но самой коррупции меньше не становится. Только и слышишь — там коррупционер, здесь коррупционер.

В.Н. — Благодаря большей открытости гражданского общества о фактах коррупции становится известно. Соответственно, оказывается большее сопротивление и противодействие со стороны чиновников. Значит, нужны новые институции, противодействующие коррупции. К ним относится и наше «Антикоррупционное движение». Сейчас у антикоррупционных структур нет иного выхода, кроме как объединяться по всей стране. Уже в первой половине февраля мы выходим на большое объединение с нашими партнерами по антикоррупционному движению, в том числе с международными. Альтернативы объединению всех здоровых сил нет.

 — Это объединение возглавите вы?

В.Н. — Нет. Я против лидерских проектов. Да и не это сейчас главное.

Материал подготовлен по материалам пресс-службы ГО «Антикорупционное движение В. Наливайченко"

Метки: власть, коррупция, Наливайченко
Loading...
Loading...