Украинский спецназ воюет с сепаратистами, а также с собственным правительством

Авдеевка, Украина – на окраинах этого обстрелянного города команда украинского спецназа в количестве двух человек наблюдает за войной из-под своих черно-зеленых балаклав. Сентябрьское перемирие превратило боевые действия в этом районе на случайные вспышки противостояния, поэтому сегодня солдаты спецподразделений, или просто спецназовцы, только наблюдают, фиксируя каждую вспышку пулемета или минометного выстрела на расстоянии, когда украинские войска и поддерживаемые Россией сепаратисты атакуют друг друга.
Об этом говорится в статье Томаса Гиббонс-Неффа в The Washington Post, которую перевел Цензор.НЕТ.

снайпер

Снайперы из третьего полка спецназначения уничтожают цели во время учений возле линии фронта. 7 ноября 2015 года. (Фото Thomas Gibbons - Neff / The Washington Post )
"Несмотря на то, что думают люди, это все равно война", - говорит один из спецназовцев, которого называют "Восемнадцатый", по номеру, которым он пользуется для переговоров по рации. Его товарища зовут "Семнадцатый".

"Восемнадцатый" держит руки на модифицированном автомате Калашникова, его глаза устали от ночного наблюдения за линией фронта; говорит, что иногда проводит целые дни в одной и той же точке, прежде чем вернуться обратно в лагерь. Его застоявшаяся позиция - побочный продукт уже замороженной украинской войны.

Эту войну спецназ проходит в сильно невыгодном положении. Несмотря на то, что украинская армия выросла в количестве за небольшой промежуток времени - более 200 000 мобилизованных за год - спецподразделения страны остаются плохо оборудованными, недоученными и неправильно задействованными. Во многом от спецподразделений у них осталось только название, в остальном их эффективность на фронте полагается на честь мундира и предыдущий боевой опыт.

Проблемы спецназа обусловлены несколькими факторами: отсутствием институционального обучения и устарелой командной структурой, думающей о солдатах на передовой в последнюю очередь. По словам четырех командиров спецназа, давших интервью для этой статьи, украинские спецподразделения были недоиспользованы с самого начала войны - по их словам, это результат деятельности генералов советских времен, которые почти не умеют командовать войсками, предназначенными для специальных боевых действий. Такой процесс принятия решений превратил борьбу с пророссийскими сепаратистами на востоке в бюрократический кошмар.

"Как-то (в 2014 году) у нас было 4 разных командира, которые говорили нам, что делать", - говорит подполковник по имени Андрей, офицер по оперативным вопросам в составе 3 полка спецназа численностью 1000 человек. Он попросил не называть его фамилию, поскольку его семья живет на оккупированной территории. Имея за спиной 11 лет в составе полка и опыт западной подготовки, Андрей является одним из самых опытных бойцов 3 полка.

В то время Андрей и остальные бойцы 3 полка - одного из подразделений украинского спецназа - были распределены вдоль 400-километровой линии фронта в составе более 20 групп по 12 человек каждая для поддержки боевых операций.

В свое время спецназ входил в состав элитных войск государства, и на фоне реформирования украинской армии, последовавшей за недавним конфликтом, возрождение спецназа является ключевым моментом в определении возможности Украины располагать профессиональной силой. Учитывая значение такой силы в войне, американские военные высказали готовность в ближайшие недели начать подготовку по крайней мере одного подразделения спецназа вместе с силами специального назначения армии США, так называемыми "зелёными беретами".

По словам полковника Сергея Кривоноса, начальника управления специальных операций Минобороны, спецназ столкнулся с трудностями сразу же после начала войны. "Мы были единственными, кто был готов сражаться", - сказал Кривонос.

С самого начала конфликта подразделения спецназа в составе Минобороны были направлены для усиления ключевых инфраструктурных объектов, включая склады и аэропорты, в то время как основная часть украинских военных была мобилизована, говорит Кривонос.

И хотя Кривонос имеет прямую связь с Генштабом и рьяно отстаивает интересы различных подразделений спецназа под своим руководством, его должность сводится к консультированию.

"С самого начала спецназ использовался неправильно. Он сопровождал гуманитарные конвои и выполнял функцию телохранителей для VIP -персон", -сообщил другой подполковник из штата Кривоноса Ярослав, боец спецназа, который согласился назвать только свое имя. Он начал свою карьеру в качестве десантника, потом был переведен в спецназ. Сейчас, после участия в боях с вооруженными до зубов сепаратистами, а также после в миротворческих операциях с американскими солдатами в Косово в 2103, Ярослав считает, что для модернизации украинского спецназа нужно взять за основу модель управления спецназа США ( SOCOM ).

"Это единственный способ эффективно использовать нас", - сказал он, объяснив, что без специального отдельного командования спецназ воспринимается сухопутными генералами как вспомогательные, а не основные войска.

снайпер1

Спецназовец 3-ей бригады стреляет из РПГ-22 во время обучения на линии фронта в Авдеевке. 7 ноября 2015 г. Фото Thomas Gibbons-Neff/The Washington Post

И хотя спецназ рассматривался как вспомогательное пехотное подразделение для попавших в трудную ситуацию бойцов передовой, Ярослав говорит, что некоторые подразделения были задействованы должным образом на протяжении нескольких месяцев перед первыми договоренностями о прекращении огня в конце 2014 года. Группы спецназа играли ключевую роль в разведывательных миссиях вглубь удерживаемой сепаратистами территории, а также в спасении украинских пилотов, потерявшихся за вражеской линией после того, как их самолет был сбит летом 2014 года.

На данный момент, однако, когда со стратегической точки зрения на фронте наблюдается определенная стагнация, спецподразделения по типу 3 полка спецназа пребывают в некотором унынии, укомплектовывая наблюдательные посты в ожидании следующей фазы войны.

3 полк спецназа

Передовой лагерь 3 полка спецназа - 200 бойцов и разная техника - размещается на заброшенном заводе по производству угольных комбайнов примерно в 100 км от удерживаемого сепаратистами Донецка. Здесь мало что говорит об элитном статусе солдат, разве что нашивка с изображением черной летучей мыши, которую они носят на правом рукаве.

Форма бойцов, как и в большинстве остальных подразделений украинской армии, являет собой некий микс образцов военной одежды из разных уголков мира, будучи приобретенной на благотворительные взносы или же за собственные деньги. И если официально они именуются "спецназом" - элитой войск, то их оружие и обмундирование далеки от элитных. Единственное различие между винтовками и автоматами 3 полка и вооружением обычной украинской пехоты - это наличие нескольких оптических прицелов и глушителей. В то же время снайперы используют переделанные охотничьи ружья российского производства и устаревшие советские полуавтоматические винтовки Драгунова.

Вдобавок к обветшалому вооружению бойцов, в наличии имеется всего 17 приборов ночного видения на весь полк - что особо сказывается на эффективности сил специального назначения, которые часто выполняют задания под покровом ночи. По словам Кривоноса, 80% украинского спецназа испытывают нехватку средств ночного видения - недостаток, который США пытались помочь исправить, выделив более 250 миллионов долларов на нелетальное вооружение для Украины с марта 2014 года. Данная помощь подразумевала покупку приборов ночного видения, противоартиллерийских радаров, бронежилетов и некоторой военной техники.

Все, что досталось 3 полку из нелетального вооружения, это 7 устаревших Humvees, произведенных в 90-х годах прошлого века, с пластиковыми дверями и окнами. Эти машины используются редко и имеют массу технических проблем. Высокая стоимость обслуживания и отсутствие брони стали причиной их зачисления в категорию нечасто востребованной техники. Вместо них бойцы подразделения используют для передвижения дешевые и быстрые внедорожники.

"Если США планируют помочь нам техникой, пусть не присылают секонд-хенд", говорит один из бойцов, пожелавший не называть своего имени, критикуя автомобили. По словам Андрея, бывшая в употреблении техника оказывает деморализующий эффект, однако есть вопросы, имеющие больший приоритет в сравнении с более качественным транспортом и возможно даже оборонительным вооружением, поставки которого так долго лоббируются американскими парламентариями.

"Нам нужна обувь, форма и современные бронежилеты", - говорит Андрей, ссылаясь на необходимость постоянного обеспечения бойцов первоочередными вещами. "Как могут сражаться бойцы, не имеющие предметов первой необходимости?"

Обучение и оснащение

По словам Андрея, это можно сказать и о попытках США и других западных стран тренировать украинских солдат, включая силы специального назначения. Одной из наибольших проблем украинского спецназа, по мнению Андрея, является отсутствие учреждения, которое бы занималось исключительно его подготовкой. Об этом говорят и другие офицеры сил спецназначения, включая Кривоноса.

"Это должно быть требованием, - подчеркнул Андрей. - Что если силы специального назначения будут продолжать получать помощь от Запада, тогда такой тренировочный центр обязан быть".

По утверждению Андрея, последний центр по подготовке спецназа прекратил свое существование в 2013 году в период сокращения численности украинской армии. В данный момент, говорит он, отсутствует какой-либо процесс оценки и отбора новых бойцов. Вместо этого подразделения на подобие 3 полка пополняются солдатами, которые прошли базовую подготовку в пехотном училище. По прибытии в полк их надо переучивать. Данный период подготовки, плюс отпуск, который выделяется каждому бойцу, приводят к тому, что из годового периода мобилизации на реальную службу остается всего лишь 7 месяцев.

"Это ставит подразделение в затруднительную ситуацию", - говорит Андрей, добавляя, что с высокой скоростью ротации бойцов и отсутствием институализированного графика тренировок сложно передать имеющийся опыт, включая навыки, приобретенные в ходе прошедших тренировок под руководством американских военных.

В 2014 году около 100 солдат 3 полка прошли курс медицинской подготовки под руководством "зеленых беретов" во Львове, в то время как другие бойцы подразделения с того момента посетили различные европейские страны для обучения тактике. В октябре Андрей и несколько других спецназовцев провели 10 дней в тренировочном лагере США Графенвёр (Германия), обучаясь оперативному планированию разведывательных действий.

Как отметил Андрей, американская тренировка была основана на планировании, которое в свою очередь опиралось на технологическое превосходство, нечто само собой разумеющееся, включая скрытую связь и спутниковые снимки - то, что напрочь отсутствует в украинской армии и 3 полку.

"Было интересно узнать о проекте Iraq perspective (Иракская перспектива), - отметил Андрей, - но для украинцев, это не имеет особого значения".

И хотя полк имеет в распоряжении несколько радиостанций Harris американского производства, способных передавать кодированные сообщения, сила их сигнала достаточно слаба и с легкостью распознается российскими средствами радиоэлектронной борьбы.

В ближайшие недели США намерены начать следующую фазу программы по обучению и оснащению украинских солдат, включая силы специального назначения, продолжая попытки исправить многочисленные изъяны, остро ощутимые как украинскими военнослужащими, так и бойцами 3 полка спецназа. Программа под названием Joint Multi-National Training Group Ukraine ("Группа совместных мультинациональных учений - Украина") призвана оценить состояние украинской армии, а также дать украинцам возможность тренировать свои собственные войска. Однако до недавнего времени действие программы распространялось исключительно на бойцов МВД, в частности, подразделения Национальной гвардии Украины.

По словам полковника армии США Теда Донели, одного из основных консультантов программы, она состоит из нескольких этапов, и если все пройдет гладко, украинские силы специального назначения получат необходимые инструменты для создания собственных программ.

Однако при наличии обширных структурных проблем внутри украинской армии, тяжело сказать, насколько эффективными обернутся ее обучение и будущее оснащение. "Мы предоставили огромное количество помощи Украине", отметил Донели. "Но мы не можем вечно продолжать это... в конце концов, они должны научиться справляться сами".

Томас Гиббонс-Нефф, The Washington Post

Метки: АТО, война, Украинский спецназ
Loading...
Loading...