Украинский рынок труда атакуют 3D-принтеры, а добьют роботы

робот

Железный дровосек: почему следует опасаться автоматизации

На днях международная консалтинговая компания PricewaterhouseCoopers опубликовала результаты исследования, где говорится, что благодаря роботизации уже к 2030 году, Великобритания лишится около 30% рабочих мест. Также, по прогнозам компании, в обозримой перспективе будет автоматизировано 38% всех рабочих мест в США, 35% – в Германии.

Бездушная медицина

Тенденция коснется транспорта, промышленного производства, торговли и социальной сферы. Более того, роботы могут вытеснить людей даже из областей медицины и образования. Автоматизация ограничит влияние человеческого фактора, следовательно – увеличит производительность труда.

И хотя рост безработицы в этой связи неизбежен, авторы исследования считают, что в долгосрочной перспективе такое переформатирование рынка поспособствует увеличению числа рабочих мест в обновленной экономической системе. Работники недалекого будущего сосредоточатся на более квалифицированных и творческих задачах.

Достижения в сфере цифровых технологий давно позволяют автоматизировать работу большинства отраслей экономики, но пока нововведения используются не в полной мере, часто – по социальным причинам. Многие правительства опасаются геометрического роста безработицы и устанавливают на пути роботизации различные нормативные ограничения.

Сегодня средний уровень безработицы в 19 богатейших стран ЕС составляют 10,4% от трудоспособного населения. Это значительно выше аналогичного британского показателя, где зафиксирован наименьший уровень безработицы за последние 10 лет – 5,1%. На 2% подросла на острове и средняя заработная плата.

Дешевый труд

Украина не готова к таким переменам. Прежде всего из-за доминирования промышленного сектора экономики и преобладания сырьевого формата продукции – металл, руда, уголь, зерно и т.п.

При этом автоматизация производства требует огромных инвестиций. Владельцы крупных отечественных предприятий массово вкладывать средства в роботов вряд ли будут, раз они даже не попытались сделать этого в единственный за всю историю независимости период роста экономики в 2005 – 2008 годах. Надежды на западных инвесторов также весьма призрачны, учитывая, что треть прошлогодних внешних вложений – более $1 млрд – пришлась на докапитализацию "дочек" российских банков.

Казалось бы, украинцам опасаться нечего. Но стоимость сырьевых ресурсов прочно привязана к конъюнктуре внешнего рынка. И если, к примеру, Китай, как уже неоднократно происходило за последние годы, организует перепроизводство стали, то цены на основные виды горно-металлургической продукции уйдут резко вниз. Это моментально отразится как на доходах работников отечественного ГМК, так на количестве рабочих мест в отрасли.

Робкая надежда рынка касается некоторых отчаянных инвесторов вроде японской компании "Фуджикура Аутомотив Украина Львов", которые организовывают на территории нашей страны производство комплектующих для своих сборочных заводов в других государствах.

Но главной проблемой Украины, как это ни странно звучит, является дешевая рабочая сила. Хотя именно такой аргумент в качестве решающего называют все отечественные чиновники – от президента до депутата райсовета, убеждая западных инвесторов вкладывать в экономику нашей страны.

Такой подход мало того, что сводит наш производственный комплекс к выполнению самых дешевых сторонних заказов, он еще и грозит в недалеком будущем вообще оставить нас без работы.

Война с роботами

Похоронить наше преимущество в разнице оплаты труда может развитие технологии 3D-печати. Пока еще промышленные 3D-агрегаты стоят достаточно дорого ($300 тыс. – $1 млн), поэтому используются преимущественно в компаниях, производящих высокотехнологичные детали в больших объемах.

Но еще 20 лет назад роскошью считались обычные принтеры, интернет и мобильная связь. Поэтому, как только 3D-принтеры станут доступны каждому, исчезнет и смысл в размещении производств рядовых комплектующих в нашей стране. И мы опять вернемся к металлу и зерну. Ведь технологическое отставание Украины от развитых стран преодолеть уже практически невозможно. И государство, и национальный бизнес ежегодно тратят даже на прикладные научные изыскания суммы в сотни раз меньшие, нежели их западные коллеги.

При этом Украина уже пострадала от одной из общемировых тенденций рынка труда – концентрации профессий. Так, современное программное обеспечение позволяет управлять процессами интерактивно. Это значит, что один человек удаленно может работать на не одного работодателя. Следовательно, занимать сразу же несколько рабочих мест в разных компаниях, при этом не выходя их дому. Яркий тому пример – профессия бухгалтера.

В развитом мире автоматизация труда хоть и сокращает одни рабочие места, но взамен создает другие. Растут новые секторы. К примеру, креативная экономика. Так, доход от креативных индустрий в США составляет более 50% ВВП. А в Британии она достигла оборота 77 млрд фунтов и обеспечила более 1,7 млн рабочих мест.

Но в том то и дело, что Британия предоставляет производителям видеоигр налоговые льготы, а в офисы украинских IT- компаний любят наведываться силовики.

Сегодня более 340 тыс. украинцев состоит на учете в службе занятости. Еще примерно 4 млн человек официально не трудоустроены, но и документально не числятся безработными. Скорее всего, количество нетрудоустроенных будет только расти, даже если динамика трудовой миграции за границу сохранится на нынешнем уровне (начиная с 1990-х Украину уже покинуло примерно 7 млн человек).

Без структурной перестройки экономики вряд ли удастся думать о роботах.

Константин Рыбалка

Апостроф

Метки: безработица, технологии, экономика
Loading...
Loading...