«Украина – это пока что несостоявшееся государство, банкрот». Обзор иностранных СМИ

без людей

Топ-тема западных СМИ на прошедшей недели - появление в Интернете записи телефонного разговора между замсекретаря Государственного департамента США Викторией Нуланд и послом США в Украине Джефри Пайеттом, где прозвучало уже ставшее афористичным «Fuck the EU!». Влиятельные американские чиновники выражали недовольство нерешительностью чиновников ЕС в разрешении украинского кризиса. Они также свободно обсуждали, кому из троих лидеров оппозиции стоит входить в правительство, а кому - нет.

«Европа и Америка больше не объединяют усилия в Украине, они работают друг против друга. Это подтверждает бестактность Нуланд. Она хотела подключить Объединенные Нации как посредника - в обход европейцев. Эти расчеты легко разгадать: Америка может в любое время оказывать влияние на ООН и оттеснять ЕС в сторону. Но чему это служит? В ООН право вето имеет также Россия, это значило бы пустить козла в огород - на его любимое пастбище, Украину. ЕС не может позволить себе этому обрадоваться. Он долго колебался и неправильно оценивал обстоятельства в Киеве. Однако на своих границах нужно заботиться о порядке самостоятельно», - написала по этому поводу немецкая Frankfurter Allgemeine Zeitung.

Несостоявшееся государство

В целом же с прошлой недели самые разные люди из самых разных частей земли стали открыто говорить об Украине как субъекте различных геополитических манипуляций и несостоявшемся государстве.

«На фоне активизации пропрезидентских сил в украинской столице продолжается политическое брожение в регионах, - рассказывает, в частности, «Газета.ru». - На днях в Симферополе было учреждено движение «Славянский антифашистский фронт» (САФ). Манифест движения подписали около 30 местных казачьих, православных и других пророссийских организаций. А одним из учредителей «фронта» выступил «спецназ Путина» — российская партия «Родина». Воссозданную в 2013 году году партию курирует один из ее прежних основателей, ныне вице-премьер по ВПК Дмитрий Рогозин. По приезде из Крыма в Москву председатель «Родины» депутат Госдумы от «Единой России» Алексей Журавлев рассказал «Газете.Ru», что Крым — это только начало процесса… Политик уверяет, что его коллеги из украинской партии «Русское единство» настроены очень воинственно и уже создают боевые дружины для отпора «фашистским молодчикам». Также он не исключил отделения Крыма от Украины, напомнив про создание в парламенте региона рабочей группы по пересмотру хрущевских соглашений о присоединении Крыма к УССР».

Продолжает тему польская Gazeta Wyborcza«Документ, в котором крымские парламентарии хотят обратиться к российским властям с просьбой о протекторате, а также попросить проведения референдума об изменении статуса региона, должен быть принят Верховной Радой Крыма 19 февраля. Это символичная дата. Ровно 60-ю годами ранее советская Россия передала Крым советской Украине. Большую часть полуострова занимает Автономная Республика Крым, которая имеет правительство и парламент. 56 процентов ее жителей составляют русские, в большинстве настроенные унтиукраински. «В Крыму живет около 1,1 млн русских. Это самый крупный российский анклав вне границ федерации. эти люди имеют право на самоопределение», - говорит Константин Затулин, российский политик, член комиссии Думы по делам СНГ и соотечественников за границей. По его мнению, крымские русские поражены тем, что происходит на киевском Майдане. Крымская Верховная Рада уже несколько раз обращалась к Януковичу, чтобы он «положил конец беспорядкам в Киеве» и твердой рукой навел порядок».

«Сеть интриг, которые плетет Москва вокруг Крыма, напоминает то, что перед войной в августе 2008 года происходило с грузинскими провинциями Абхазия и Южная Осетия, - отмечают в издании. - Там Кремль тоже делал ставку на пророссийских жителей, делал их гражданами федерации, раздавал российские паспорта. На сегодня каждый пятый житель Крыма имеет российский паспорт. Когда российская армия пять шесть лет назад столкнулась с грузинскими войсками, она сделала это, как поясняют в Москве, по просьбе региональных властей Южной Осетии и Абхазии в защиту соотечественников. После войны обе провинции объявили себя независимыми государствами. Их независимость признали только Москва и несколько государств, остающихся под ее влиянием».

В еще одной статье Gazeta Wyborcza  подчеркивает совсем уже непростые отношения между украинским и российским руководством, сложившиеся после того, как стало очевидно, что Виктор Янукович «не в состоянии навести порядок» в Киеве.

«Виктор Янукович выбрался в Сочи, чтобы поговорить с Владимиром Путиным, - говорится в этой статье. - Разговор не будет простым, потому что российский президент явно потерял терпение по отношению к украинскому коллеге. Сергей Глазьев, его советник по украинским делам, не оставил в этом сомнений. «Украина, - сказал он, - это неудавшееся государство, где в силу вступили экстремисты и националисты». Янукович должен был расправиться с Евромайданом и силой навести «конституционный порядок». Не сделал этого, поэтому Россия заинтересована в том, чтобы установить в Украине кондоминиум совместно с ЕС. Пусть «майданная» часть Украины отходит к ЕС, а «антимайданная» присоединяется к таможенному союзу России, Беларуси и Казахстана, закончил Глазьев. В переводе на нормальный язык это означает, что Кремль не согласен с фактами. Янукович не в состоянии «навести порядок», потому что не контролирует уже половину страны. Нет также силы на разгон киевского Майдана. И пребывает в шаге от согласия на измененния в конституции, которые ограничивают власть президента. Единственное, что ему осталось, согласно Москве, это стать во главе пророссийского движения, чтобы шантажировать новое правительство в Киеве угрозой распада государства».

Сопредседатель российской либеральгой партии РПР-ПАРНАС Владимир Рыжков в интервью«Газете.ru» также заявил, что «Украина – это пока что несостоявшееся государство с абсолютно разрушенной экономикой. Средние доходы украинцев – примерно треть от средних доходов россиян. Там огромная безработица, и она только растет. У Украины фактически нет золотовалютных резервов. Украина – банкрот. Если бы не три миллиарда долларов, которые мы им выделили, они бы уже объявили дефолт в январе. На Украине огромный дефицит торгового баланса. То есть они импортируют больше, чем экспортируют. Им нужны постоянные внешние инъекции для того, чтобы просто не начались перебои с продуктами. Более того, события последних месяцев усугубили ситуацию: там сейчас рушится курс гривны. И вообще непонятно, пройдут они этот год без дефолта и краха экономики — или нет».

А корреспондент сайта Slon.ru  и вовсе сравнил Украину с Балканами 90-х годов. Впрочем, это сравнение и без него уже несколько раз появлялось в разных статьях.

«Без особых дебатов и референдумов, а также вопреки желанию их формальных политических лидеров киевляне довольно единодушно позволили (очень небольшому) куску города превратиться в Сараево-1992 и не жалеют об этом… - Говорится в статье. - Я писал репортажи из почти всех стран бывшей Югославии, и последний мой приезд в Киев стал просто чередой балканских дежавю. Осада Сараево начиналась именно так – с отдельных фатальных инцидентов, баррикад, провокаций и актов мести. На действия увлекшихся партизанщиной горячих голов сербские военные отвечали с утроенной жестокостью, быстро раскручивая спираль насилия. Видео «беркутовцев», издевающихся над голым повстанцем на морозе, как и фото «титушек» с надписью «раб» на лбу – это все очень и очень балканские кадры. Появление в Восточной Украине донских казаков с их мутным полувоенным статусом – это тоже Балканы. Как и в бывшей Югославии, слабая сторона сама лишает себя потенциальных союзников из-за чрезмерного увлечения страницами собственной истории, связанными с сотрудничеством с фашистами в годы войны. Но похищения, пытки и внесудебные расправы над активистами дают совершенно однозначный ответ на то, кто в этой истории фашист – не на словах, а на деле».

По мнению ее автора, «превращение Украины в Балканы – это не прогноз, в который я верю. Напротив, мне лично кажется, что все в Киеве закончится хорошо. Тем не менее это риск, который взяли на себя киевляне. Политические риски трудно измерить – их надо просто иметь в виду. У киевлян было значительно больше оснований пойти на него, чем у москвичей после разгона Болотной 6 мая 2012 года. Их протест был более массовым и объединял весь город, кроме того, они могли быть уверены в поддержке как минимум западных областей страны. Их противник намного слабее путинского режима и совсем не так монолитен. И да – они беднее, им меньше терять».

«Несмотря на уступки, ощущения, что Евромайдан нанес Януковичу сокрушительное поражение, пока нет, - отмечает также он. - Напротив, отмена законов выглядит как попытка затянуть время, а назначение на пост премьера Сергея Арбузова, тесно связанного с семьей президента, говорит о том, что президент пытается консолидировать свое окружение. Сила по-прежнему на стороне Януковича, и только с ее помощью он может устоять. Но ему надо ответить на кардинальный вопрос: хочет ли он превратить Украину в Балканы 1990-х или нет? Этот вопрос следует задать и Владимиру Путину, чьей марионеткой Янукович стал, отказавшись от ассоциации с Европы и тем самым открыл врата ада для себя и своей страны – как я предупреждал, когда был уверен, что Янукович подпишет договор об ассоциации с ЕС. Президент Украины играет в раскручивающемся конфликте роль Караджича. Но Милошевичем предстоит быть Путину, а гражданам России стоит помнить о том, как под мудрым руководством своего популярного лидера сербы потеряли все, что могли потерять, и даже перевыполнили план по потерям».

Тут также подчеркивается, что «если запад Украины с его бедностью, крайней идеологизированностью и давними партизанскими традициями – это готовые Балканы, то русскоязычный юго-восток – их полная противоположность. Именно те черты «схидняков», которые помогали Януковичу их контролировать – политическая апатия и цинизм, стремление к стабильности любой ценой и страх перед политическими бурями, – и гарантируют Украину от балканизации. Западные украинцы с их любовью к нацистскому антуражу, может быть, и похожи на хорватов, но восточные – ни разу не сербы 1990-х. То есть не агрессивные шовинисты, а агрессивно-послушные конформисты… Восточных украинцев невозможно мобилизовать не то что в армию, но и на мало-мальски пламенный и искренний протест. «Украинский фронт», который по образцу путинского ОНФ создают харьковские политические авторитеты Геннадий Кернес и Михаил Добкин, станет тому подтверждением».

Корреспондент «Слона» также допускает, что «смена поколений может перекроить и этнополитическую карту Украины». «Вы русскоязычные?» – спрашиваю я у студенток Оли и Оксаны. «Да, к сожалению, – отвечает Оля. – Но мы решили, что через год мы перейдем на украинский со всеми родственниками и друзьями». Еще немного «Беркута», «титушек» и евразийства – и на украинский перейдут Крым с Донбассом. И как бы не Москва», - заканчивается статья.

Еще сразу два западных издания - немецкая Die Zeit  и американская The New York Times  - заметили, что президент Украины всерьез теряет поддержку украинских олигархов.

Американское издание в этих выводах ссылается на историю с днепропетровскими бизнесменами Геннадием Корбаном и Борисом Филатовым. Вместо рекламных роликов они стали транслировать на огромном экране на своем торгновом центре «5 канал» и предположительно из-за этого подверглись репрессиям и были вынуждены бежать в Израиль. По словам Корбана, сочувствие им выражали другие крупные украинские бизнесмены.

В свою очередь, Die Zeit обратила внимание на историю с голосованием за проект закона об амнистии в парламенте. Тогда Виктору Януковичу пришлось лично приезжать в парламент и проводить воспитательную беседу с депутатами, подчиненными украинским олигархам, которые собирались поддерживать законопроект оппозиции, невыгодный власти.

В поисках выхода

То, что ситуация зашла в тупик, СМИ твердят уже не первую неделю. Снова Slon.ru«Одно из главных чувств, которое испытывают сейчас украинские горожане умственного труда, – это изумление от стремительной деградации окружающей действительности. Всего два месяца назад Украина была страной, которая, казалось, стоит на пороге Европы – надо только чуть-чуть подтолкнуть несуразное правительство. И вот теперь уже речь идет о том, чтобы не быть страной, где на улицах стреляют, людей раздевают на холоде, вывозят в лес и распинают, по городу бегают хулиганы на сдельной оплате, а их ловят, бьют и заставляют на коленях читать Библию. Одни протестующие штурмуют учреждения, занятые другими протестующими, армия требует порядка, по окраинам бродят чужеземные ряженые казаки, и ни о какой Европе больше нет и речи: отбиться бы. Бурный, настойчивый протест обострил все качества страны – сперва лучшие, а потом и остальные, которых оказалось не меньше. Конечно, есть и победы. Отменили законы, которых два месяца назад не было. Заговорили о досрочных выборах, хотя и срочных осталось ждать всего год».

Из репортажа «Новой газеты»«Подъем на баррикады отполировали тысячи ног, и не важно, что последнюю неделю это делают в основном фотографирующиеся туристы или читающие свои стихи поэты: охрана у баррикад стоит круглосуточно, вход — только по пропускам, и пока мы сидим у костра, люди в шлемах и масках обыскивают очередных посетителей. При виде костров, армейских палаток, часовых в шинелях и валенках вспоминаются фильмы о Гражданской войне. Вероятно, многие обитатели Майдана подсознательно копируют исторические образы, и сейчас, когда не надо воевать, ведут себя и говорят, как киноперсонажи, обобщенные абстрактные революционеры на баррикадах. При этом все они уверены, что перемирие ненадолго, Майдан могут начать штурмовать в любой момент, и никто отсюда не уйдет. «Наступила не то чтобы усталость, но отрешенность и готовность к неприятностям, — говорит волонтер «Евромайдан-SOS» Виталий Селюк. — Как у сотрудника морга: вон еще один труп привезли… При этом все понимают, что, если мы уйдем сейчас, наше место займут и мы не вернемся. Украинцы поднимаются раз в 10 лет, и сейчас все понимают, что нужно стоять до конца. Мы все сейчас — как тот мужчина, который жил на Майдане, простудился, отказался уходить с баррикад — и умер в больнице от воспаления легких».

На Западе же, после продолжительного испуганного молчания начали постепенно приходить к мнению, что решение проблемы нужно начинать с решения вопроса о выделении финансовой помощи Украине.

«Соединенные Штаты и Европа должны, наконец, быть готовы предоставить некоторую срочную помощь как часть своих попыток разрешить политический кризис в Украине и более тесно связать страну с Западом. Без такой финансовой поддержки Россия продолжит втягивать Украину в свою политическую орбиту. Споры об экономической политике и о том, присоединится ли Украина к Европе или России продолжаются уже больше двух месяцев и привели уже к протестам с применением насилия и убийствам как минимум шести человек», - написала, в частности, The New York Times.

«Мы не на биржевой войне с Россией», - это рефрен европейских топ-чиновников, когда они говорят о беспорядках в Украине. На самом деле они иногда таки на войне. В настоящее время события в Украине, особенно неуклюжие попытки силой подавить протесты, дали Европейскому Союзу неожиданный шанс еще раз попробовать сделать предложение, отклоненное два месяца назад. ЕС на самом деле мог бы помочь вернуть Украину из междоусобицы и спасти ее разбитые европейские идеалы», - говорится в статье британского The Economist.

«Скотство Януковича и склочность протестующих (несмотря на меньшинство ярых радикалов в их среде) означает, что ключевым вопросом являются уже не условия какого бы то ни было соглашения с ЕС, а суть правительственной системы в Украине, - продолжается она. - Является ли Янукович человеком, с которым ЕС может иметь дело? Вряд ли… Сейчас внимание сосредоточено на новом антикризисном пакете от ЕС и МВФ. Это не обязательно должно быть связано с соглашением об ассоциации - скорее, с новым правительством, гарантирующим экономические реформы. «Наше предложение легче, - говорит один европейский министр. - Наше условие - Украина должна начать укреплять свою экономику. Условие России - Украина должна стать вассалом». Ничто из этого не дает определенности, что Украина сможет разрешить свой конфликт или стать современной европейской демократией. Россию потеря Украины беспокоит больше, чем ЕС - ее завоевание».

Другая Украина

И еще об образе все чаще обсуждаемго раскола Украины написала «Новая газета», корреспондент которой провел несколько дней в лагере «антимайдановцев» в Киеве.

«На рассказ о похищенных и избитых руководителях «Автомайдана» Игоре Луценко и Дмитрии Булатове мне намекают, что всех пропавших находят очень вовремя, как раз перед еженедельными вече, - рассказывает автор статьи. - Про избитого и раздетого «Беркутом» Михаила Гаврилюка — что его раздели и избили на Майдане свои, а потом выбросили «Беркуту». В похищения людей не верят. Про сожженные машины слышали — только считают, что это машины сторонников Януковича. Саша видел на Майдане арабские лица: «Все знают, что там сирийские наемники воюют». Артур слышал про чеченских боевиков, но на мою шутку про гастарбайтеров из Узбекистана согласился, что это могли быть узбеки. Дядя Ваня доподлинно знает, что команды боевикам на Грушевского отдают на английском (английский он, правда, не знает) и что у украинских националистов есть лагеря подготовки боевиков в Литве. (Зато на Майдане каждый второй говорит про российский спецназ и тайные отряды ФСБ.) Я рассказываю про своего коллегу, которому в лицо прилетела светошумовая граната, других пострадавших журналистов, про погибших оппозиционеров — и слышу бесконечные истории про убитых из севастопольского «Беркута», про горящий от «коктейлей Молотова» спецназ…»

«Пропаганда работает так, что когда позже я спрашиваю сотрудника «Беркута», что он думает о людях по ту сторону баррикад, он с ходу срывается на крик: «Они нас убивают! Это не люди! Не называй их людьми!» …Вечер, мы греемся у костра перед севастопольской палаткой, и дядя Ваня почти шепотом начинает рассказывать, что в лагере «Площади единения» тоже есть пропавшие. Что люди знают: их отвозят в КМДА (Киевскую горадминистрацию, захваченную оппозиционерами), где пытают в подвалах и держат там, как в тюрьме. Тому, что среди сторонников Майдана уже 36 пропавших, дядя Ваня не верит, зато слышал, что в одном из университетских общежитий пропали 50 студентов: их якобы забрали на Майдан как живой щит».

«Поздний вечер, мы сидим в палатке, - продолжается рассказ «Новой». - «Ты на Майдане была? — вдруг спрашивает Игорь, в мирной жизни он слесарь. — И как там? Можно как у нас: посидеть, поговорить? И вообще?» Я достаю планшет и показываю снятые на Майдане фото: спящие на земле люди, армейские палатки, расписанные под гжель каски, закопченные от костра лица, два веселых парня в бронежилетах и с маленькой собачкой на руках… Антимайдановцы впиваются в экран со смесью недоверия и восторга. Они словно не верят, что у противников нет клыков и песьих голов. Но им хочется в это верить. «А мы однажды в баню на метро ехали, — вдруг говорит Игорь. — От нас костром пахнет, так одна девушка и говорит: «Ой, хлопчики идють з Майдану!» - «А ты че?» - «А я че? Я промолчал…»

Обзор подготовила Софья Петровская, «ОстроВ»

Loading...
Loading...