Тролли, трикстеры и тиранозавр

тирекс

 Если у вас нет времени на чтение этого материала, вы можете прослушать его аудиоверсию

Кувалда тотальной пропаганды меж тем продолжает работу по площадям и уже довела до границ массового озверения около 70% жителей РФ. Теперь в их глазах человечество бесповоротно поделено на «русских» и «бандер». Если назвать вещи своими именами, одни — как бы абсолютная верхушка пищевой цепи, «суперхищники» с природным правом на любую добычу; другие — злобные падальщики, всегда наготове урвать кусок при удобном случае. Никакими иными категориями бывшие sapientes и не мыслят уже: всё, что некогда лежало выше, выжжено байтовыми импульсами телекартинки.

Или, если угодно, антиномия более изысканного пошиба: «плохие американские фашисты и наши, хорошие, советские фашисты» (© Е.Чудинова; вот не думал, что когда-нибудь буду пиарить эту писательницу... но талант, как говорят, не спрячешь: в одной из нескончаемых склок с другими «крымнашевцами» мадам сподобилась произвести на свет сразу двойню здоровеньких демотиваторов). А при каких обстоятельствах могут делаться благородными рыцарями даже иностранные нацисты, поведал вскоре Мигранян...

Постепенно ситуация проясняется для желающих понять. Но до сих пор толкователи как будто избегают поминать ту область психического аппарата, что долгие годы была под запретом. Всё еще «остаются с человеком», в пределах заурядной архаики не глубже неолита.

По поводу мемотехники путинского ящика с публичной лекцией выступил Профессор МГИМО, специалист по медиа-манипулированию Валерий Соловей:

Хаос — ключевое слово. Украина — хаос. Это древняя мифологема... А что тогда Россия? Россия — это Космос, это порядок, это оплот мира и стабильности. И у подавляющего большинства зрителей создаются именно такие ассоциации.

Профессору МГИМО буквально вторит коллега из Высшей школы экономики Сергей Медведев:

В российской политике произошла юнговская революция, в ней окончательно восторжествовало коллективное бессознательное, архетип, миф. Начавшись как троллинг и политтехнология, иррациональное постепенно проникло в сердцевину политики и само стало политикой... Дискурс овладел субъектом.

Сказано точно и с немалым изяществом; только гораздо красноречивей здесь оказывается косноязычный пафос газеты «Завтра»:

Сработал наш «русский код». Знаменитое путинское «мочить в сортире», та страсть и боль, с которой он это на всю страну сказал, разбудили в народе «общее бессознательное». Это «мочить в сортире», разбудив общее бессознательное ожидание абсолютного большинства, дало общую цель и уверенность и общую жажду побед. Любых побед... Спасибо вам, Владимир Владимирович, за все уже совершенное, во многом благодаря вашим свершениям сформировалась критическая масса граждан Русской цивилизации.

Что до «русской цивилизации» с ее главным кодом и ожиданиями, — возьмем на заметку. Сейчас этот мем становится если не важнейшим из всех, то наиболее ответственным направлением казенного пиара.

КРЮК ДЛЯ ОБРАЗОВАНЦЕВ

Самый актуальный на сегодня и на завтра объект пропагандистских манипуляций — наш недосостоявшийся мидл-класс: креативно-офисная, кредитно-ипотечная, отчасти «белоленточная» прослойка молодых и средневозрастных горожан с законченным или незаконченным высшим образованием, иногда полноценным, но сплошь и рядом полученным под чутким руководством всяческих дугиных, добреньковых и третьяковых вкупе с прочим менеджментом по отливу в гранит. Из всех, кого режим в принципе мог привлечь на свою сторону, лишь они остаются пока не до конца надежными.

Телевизор эта когорта смотрит выборочно; «Известиям», тем более «Комсомолке» и «Культуре» предпочитает деловую прессу, гламур и аккуратно фрондирующие сайты. Очень многие симпатизируют Навальному, который с началом украинского кризиса, на мой взгляд, убедительно подтвердил свое политическое чутье и перспективность.

Креаклам постсоветской генерации свойственны сомнения, нередко довольно болезненные, в своей состоятельности и настойчивые стремления обрести собственную идентичность. При этом обычную нехватку природной агрессивности они, как правило, успешно сублимируют троллингом в соцсетях. Так что для полного их приведения к восторженной покорности требуются более тонкие приемы, апеллирующие не к темным инстинктам, но к архаичным сторонам фрейдовского «эго».

Однако, если читатель ждет каких-то откровений инсайдера о великих и ужасных пиаровских фигурах, вроде Владислава Суркова или нашумевшего на днях Александра Бородая, который якобы командовал зелеными человечками на востоке Украины, то вынужден разочаровать: сказать о них как о мастерах психологического кодирования мне решительно нечего. Первый — вовсе не пиарщик, а политтехнолог, притом никакой без неограниченных административных ресурсов. А это, еще с закатных времен Фонда эффективной политики (к слову, окончательно потерявшего царскую милость аккурат в итоге первого майдана), две большие разницы. Политтехнология по-российски — отнюдь не искусство убеждать, но: primo, клонирование фейковых партий и фальшивых кандидатов; secundo, подтасовка выборов; наконец, tertio et superiore — гопники с битами и куча дерьма на капот машины несогласного. Что в последние годы и наблюдаем без конца...

Правда, лет десять назад Сурков, утвердившись в роли куратора мегапроектов, попробовал было сам творить политические мемы. Но сумел лишь отрясти от нафталина пятую колонну да добыть из раскопов не то руссоистского, не то гоминьдановского культурного слоя суверенную демократию. Возможно, и гальванизированные «Россия-не-Европа» с национал-предателямина его счету: знакомые черты безнадежной вторичности.

Бородай же свою карьеру начинал в консалтинге, что опять-таки с ПЛП имеет мало общего. Специалисты этого рода, согласно Википедии, помогают управленцам принимать организационные решения «по широкому кругу вопросов в сфере финансовой, коммерческой, юридической, технологической, технической, экспертной деятельности». Как подтверждает мой опыт — не более того.

УСТРИЦА В ПОРТЯНКЕ

Проводниками важных кодов в неустойчивой среде становятся люди иного склада. Например, главред ориентированного на эту публику еженедельника «Русский репортер» Виталий Лейбин, уроженец Донбасса, сейчас практически не вылезает из горячих точек малой родины, самолично освещая тамошние события.

Нередко взмах кисточки в умелой руке тешит легкостью: «...и даже киевский майдан в относительно мирные моменты становился похож на деревню». Но порой режут искушенный глаз чересчур лобовые, крикливые мазки:

А тут еще сверху как недосовок навалилась хуторская идеология украинского национализма. Эти силы (временное правительство в Киеве. — М.Г.)... почувствовали политическую эффективность насилия... Могли ли эти картины мира не столкнуться в таком клинче, как сейчас? Наверное, да. Например, если бы европейский проект был сильнее и независимее, смог пойти на сближение с Россией, тогда бы и Украину перестало рвать на части: запад страны получил сближение с Европой, восток — с Россией, а крайний национализм был бы локализован в политическом гетто.

А кремлевские башни, надо понимать, этакую благость осеняли бы с доброй улыбкой на зубцах? Да и потаскивать раскавыченные мемы у чужой тети не очень-то здорово: «политическая эффективность насилия» это ж в чистом виде юлианский дискурс — не Тимошенко, правда, а Латыниной. (Впрочем, киевские заправилы по-любому хуже: сами эту эффективность распробовали, а легитимному Януковичу, гады такие, вкусить не дали!)

Как бы то ни было, смысл доведен до аудитории: всё украинское и националистическое — хутор, сплошное варварство, власть тьмы! Тогда как от всего эрэфьего исходит дух силы и независимости, Космоса и Порядка; главное, абсолютно передовой городской цивилизации. На этом феномене прочней всего зациклены психологические комплексы адресата, привыкшего черпать утешение не во внутренней работе разума, а в антураже торгово-развлекательных центров, точечных застроек и автомобильных пробок.

Пример вопиюще абсурдного обращения с идентичным набором мемов можно видеть здесь. (То, что это именно целевой код, а не случайное совпадение ассоциаций у авторов, показывает залповый характер выброса: есть в пиаре своя «теория волн»). Молодой писатель из Одессы Всеволод Непогодин проявил в новой роли полную профнепригодность: он, оказывается, набив руку на лирико-исповедальной прозе, согласен слушать и ощущать одного себя, любимого.

«Детей торговок семечками, слепо копирующих провинциальные интонации своих необразованных матерей» рассказчик назойливо вопрошал, бывали ли они хоть раз в России: дескать, как можно судить о вкусе устриц, ни разу их не отведав? А на встречный вопрос, что он думает о творчестве Лины Костенко, отрезал: «мне нет дела до упомянутой дамы и её литературных экзерсисов». Да вообще «вся современная украинская культура — это сельская самодеятельность в клубе под баян», никаких ценностей она не создает.

В результате кодовая идея бумерангом огрела по тыковке самого господина оформителя:

Дикари хотят диктовать цивилизованным людям свои мракобесные нравы и архаичные устои... Это сельские злыдни, с самого рождения ненавидящие горожан за их легкость жизни и улыбчивое поведение.

Кстати сказать, улыбчиво живущий посрамитель Лины вырос в Бабруйске (несомненно, многие помнят старый сетевой прикол, связанный с этим славным областным центром), а за «жемчужину у моря» зацепился после тамошнего фининститута.

Все же нечто скреативить он умудрился. На чистом подсознании.

Россия как устрица — штука ведь не слабей, а пожалуй, и потоньше, чем «Россия-мать, Россия-сука» Синявского!

ТИ-РЕКС В КРУГУ ВЕРНЫХ РУСЛАНОВ

Эта ветка пропаганды отличается от стандартов телевидения или заурядного троллинга в блогах, вяло бубнящего про важность недопущения НАТО в наш стратегический затон, еще и тем, что развертывается она, судя по всему, с минимальным участием штатных руководящих центров. Роль Суркова, назначенного под конец минувшего года помощником президента по связям с Абхазией и Южной Осетией (а сейчас примеряющегося, само собой, и к крымским делам) здесь может быть лишь номинальной: у него, как-никак, способности к эмпатии еще скромней, чем у младшего собрата по перу. Вряд ли могут серьезно поспособствовать в столь деликатных материях и спецслужбы с их чересчур специфическими навыками.

Но парочку важных узлов в креативных тенетах зафиксировать, похоже, удалось. Пиаровская компания Modern Media Research Institute разрабатывает свои проекты, естественно, закрытым образом; информационное агентство REX — наоборот, как и положено всем подобным предприятиям, функционирует исключительно на публику. Возглавляет последнее действительный государственный советник I класса Модест Колеров, которого в 2012-м принудили к почетной отставке из агентства Regnum в пользу давнего сурковского сподвижника Костина. Явной скрепой здесь служит фигура Дмитрия Юрьева, научного руководителя MOMRI и постоянного автора ИА REX.

Колеров, по впечатлениям от личных контактов, тип суховатый, даже довольно-таки занудный; берет скорей начитанной дотошностью, чем творческой интуицией и обаянием. Полный контраст — Юрьев, с кем мне довелось работать рука об руку еще до ФЭПа и выборов-1996. В экспертном пуле «рексов», куда больше смахивающих через одного на шариковых или, в лучшем случае, на верных русланов, он один, сдается, настоящий Tyrannosaurus — не только благодаря саженному росту и массивному телосложению.

Помню, в бореньях против Майдана 1.0 Юрьев вместе с третьим нашим приятелем, этнологом (меня, осевшего на ПМЖ в ныне покойном «Новом времени», они уже не звали, да и сам бы не пошел), изобрел богатейший «неолитический» мем: Ющенко — подкаблучник. Не вина Димы с Петей, что зарубежные избиратели в тот момент предпочитали совковому мелкому гопнику какой угодно матриархат...

А сегодня он вовсю продвигает, например, посыл цивилизационной самообороны. Разумеется, России от враждебного и деструктивного Запада. С явственным прицелом на позавчерашние тезисы Навального: ловко спроецировать на пиндостан расхожие претензии россиянцев к кавказско-таджикской инвазии — что еще может быть приятней и полезней политически?

Особенно интересна с этой точки зрения работа Юрьева в фейсбуке.

«Национал-предатели» — не айс, конечно. Мне кажется, «интеллектуал-предатели» вернее будет. Прежде всего речь идет о предательстве своих собственных мозгов, особенно гнусном в том случае, когда они есть... Среди них есть хорошие знакомые, родственники (бывшие)))... сейчас проблема же не в том, что они неправильно думают, а в том, что не думают вообще... Полный выход из строя рефлексии и самоиронии... Искал слово — инфляция? девальвация? нашел: ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫЙ ДЕФОЛТ.

...«Украинство» в той форме, в которой оно существовало всегда — со времен шевченковских кровавых виршей (да куда там — еще раньше, со времен настоящей гайдамаччины), сейчас, в 2014 г., резко актуализировалось и выбило нас за рамки истин и логики в зоологию.... И я чувствую, что разделение это — сокрушительное... Майдан в головах, выплеснувшийся в публичных высказываниях многих бывших «своих», переводит их в чужие необратимо. Можно не осуждать — и нужно. Но они больше не свои.

Экономии ради опускаю в цитатах отсылки к философии Шпенглера и выдержки антикварного перевода Щепкиной-Куперник из кэрролловского «Зазеркалья». Банальные приманки призваны повысить доверительность, польстив эрудиции избранных. В остальном на генеральную линию работает буквально каждое слово, вплоть до подмены своих западников — тотально (биологически!) чуждыми «западенцами». Эту находку Дмитрий будет потом педалировать постоянно. Ибо подлинность интеллекта — безоговорочно спорная, наиболее раздражающая из всех непризнанных территорий Республики Гондурас в самоощущении наших мидлов.

В общем, друзья, если при взгляде на предателей вдруг почувствуете в себе зверя, стесняться тут совершенно нечего. Даже если это самые близкие — их уход в небытие резюмируем тройным смайликом.

Френды, в свою очередь, отписываются нравственно зрелыми комментами:

Дима, это искусственно созданный дефицит мудрости. Бывает так: там, где ум, интеллект и образованность бессильны, должна работать мудрость, базирующаяся на духовных ценностях и жизненном опыте.

Вот-вот, на таких же самых ценностях и опыте, как сорок лет назад у ответственных товарищей из КПСС, учинявших показательную порку социал-демократическому диссиденту Лену Карпинскому: он, дескать, хоть образован и умен, но жизни не знает совсем, потому как не общался с рабочим классом на производстве. Или у двух теток-едросок, отказавших в вакансии молодой лингвистке, поскольку та, видите ли, не желает считать Крым «своим». В духовном пределе, надо понимать, — как у тех лиц кхмерской национальности, что однажды по зову никому прежде не известных бакалавров из Сорбонны принялись мочить в сортире всех, кто проживал в городе, умел читать, носил очки и так далее...

Однако где-то с середины апреля юрьевская лента заметно снижает идейный пафос, зато в статьях на «Рексе» начинают проступать непомерно драматизированные, местами даже до странности неряшливые акценты, возвращающие по параболе к долбежке ТВ. Плюс грубый перевод стрелок на 180 градусов:

Идет блицкриг, начатый в ноябре на «майдане», продолженный в феврале в «верховной зраде». Блицкриг, не оставивший «режиму» (Путину и нам всем, кто за Россию) практически никакого выбора. Ни для отступления. Ни для примирения. Они уже нас списали. Еще до майдана. До Сочи... Процесс остановки проекта «Россия» — многоходовый, предельно дорогостоящий, опасный — пошел.

А вместе с ним пошли косяком и прочие германизмы в четко зафиксированном наборе (где по понятным причинам отсутствует лишь напрашивающийся в этот ряд «аншлюс»), с отчаянными кэпслоками. Полицаи однополярного «цивилизованного мира»Грядущая зондеркоманда. Предвкушаемые гауляйтеры. Наконец: интеллектуал-предатели В ОЖИДАНИИ АДОЛЬФА.

По их глубоко внутреннему чувству — и не так уж они и не правы — город давно захвачен. Мировой орднунг давно согласован и подвергался сомнениям и критике только так, для вида, по правилам игры. Поэтому — повторяюсь — ОНИ ЗДЕСЬ ВЛАСТЬ. А мы — сопротивление власти, повстанцы и партизаны — не только краматорские и славянские, не только те, кто в Донбассе и в Мариуполе, но и Крым (который Крым наш!) — да и вся Россия (которая Россия наша). И отступать совсем уж некуда. Позади — мир без России.

Дима Юрьев, сколько его помню, всегда отличался неординарной информированностью. Значит, одно из двух: либо его персональный проект близок к завершению, подручный народ для окончательного разврата собрался. Либо большой проект: «город Славянск как идеальный образ Русской цивилизации», — если и не совсем остановлен вражьими силами, то забуксовал на очередном ходу уж очень серьезно. Из моего скромного угла пока что обе альтернативы представляются равновероятными.

* * *

Всё же добраться до заключительной части — обсуждения гипотезы, отчего вдруг дошло до жизни такой, можно сказать, почти на ровном поле, — автору не хватило места и в этот раз. Окончание следует.

Михаил Глобачёв, Русская фабула

Метки: война, Россия
Loading...
Loading...