Триумф старости

Brexit

Что общего у Brexit и выборов президента США

Выдвижение Дональда Трампа кандидатом от республиканцев часто ставят в один ряд с победой сторонников Brexit. Это оправданно, поскольку залогом успеха каждого из этих феноменов стало общее для США и Старого Света недовольство населения элитами. Дескать, политики настолько окуклились в своем мирке, что совершенно перестали понимать, чего хотят их сограждане. В результате Трамп, говорящий с простыми американцами без обиняков о самом наболевшем, сумел победить всех конкурентов-однопартийцев и, того гляди, заборет в финале Хиллари. А в Великобритании заигравшемуся в шантаж Брюсселя премьеру Кэмерону подданные Ее Величества преподали хороший урок, проголосовав за выход страны из Евросоюза.

Но при многих сходствах есть и как минимум одно важное отличие. Когда были подведены итоги плебисцита в Соединенном Королевстве, сразу стало понятно, кто, за что и почему голосовал. За сохранение членства в ЕС высказались жители Шотландии (62 процента) и Северной Ирландии (55,8 процента), а также большинство обитателей столицы. Почему голоса распределились именно так — понять несложно. В Северной Ирландии дорожат возможностью свободно пересекать границу с Ирландией — кому охота стоять на паспортном контроле каждый раз, когда хочешь проведать бабушку, живущую в соседней деревне? Шотландцы в 2014-м проголосовали на референдуме против развода с Британией; среди аргументов противников выхода из Соединенного Королевства был и такой: как суверенное государство Шотландия лишится свободного доступа на рынок ЕС, экономические издержки окажутся очень велики. Если тогда жители региона сказали «нет» этой перспективе, с чего бы им говорить «да» на сей раз? Что же касается Лондона, этот город давно стал интернациональным Вавилоном. Нужна ли работникам Сити лишняя головная боль при пересечении границы? Особенно если учесть, что сотрудникам транснациональных корпораций приходится бывать на континенте по несколько раз в месяц. Каким вообще будет Сити — дом 250 иностранных банков, работающих с единым европейским рынком из Лондона? Хочет ли владелец предприятия, чтобы дешевая рабочая сила из Болгарии и Польши стала недоступна? И так далее. Большинство лондонцев (59,9 процента) ответили на эти вопросы отрицательно.

Но сторонники и противники Brexit поделились не только по географическому признаку. Не менее четко разошлись по этому вопросу и возрастные группы. Молодежь была против, пенсионеры — за. Цифры таковы: 75 процентов представителей возрастной категории «18-24» хотят остаться в ЕС, 61 процент людей старше 65 лет — послали Брюссель куда подальше. Связь между возрастом британцев и еврооптимизмом обратно пропорциональна: чем старше житель королевства, тем меньше он видит смысла в объединении с прочими странами Европы. Почему молодежь думает иначе? Ответом служат три слова, начинающиеся с буквы Е: образовательная программа Erasmus, позволяющая молодому европейцу учиться в любой точке Евросоюза; лоукостер Easyjet, на котором молодежь за копейки летает по всей Европе; Евро — единая валюта, избавляющая от необходимости в каждой стране менять деньги. Для пенсионера все это не так актуально.

Проще говоря — молодость выбирает свободу и мобильность.

А как с этим обстоят дела в США? Примерно так же, за тем исключением, что интересного для молодых людей варианта на предстоящих выборах вообще не будет. Трамп или Клинтон? Оба хуже.

Электорат Трампа — рассерженные представители нижней части среднего класса: в основном это белые мужчины в возрасте от 45 до 64 лет (данная возрастная группа составляет чуть более половины всех сторонников кандидата, еще 35 процентов — люди старше 65 лет). Как правило, они не оканчивали колледж. В целом сторонники Трампа беднее и хуже образованы, чем среднестатистический республиканец. Всем им присуще ощущение, что жизнь становится все хуже из-за глобализации (мигранты забирают работу дома и размывают культурную идентичность, бездушные корпорации переводят производство за океан). Примерно так же выглядят апологеты Brexit: и образование, и уровень дохода у них ниже, чем у тех, кто сказал разводу с Брюсселем «нет». «Сделаем Америку снова великой!» — призывает Трамп под одобрительный гул фанатов. «Вернемся во времена, когда "Правь, Британия!" звучало гордо и убедительно», — вторят им по другую сторону Атлантики.

Если за Трампа пожилые ретрограды, то молодые и прогрессивные американцы должны быть за Клинтон? На самом деле нет. Статистика безжалостна к экс-госсекретарю: только 11 процентов ее электората составляют граждане в возрасте 18-29 лет. А самая большая группа ее сторонников (39 процентов) — те, кому перевалило за 65. В плане идеологии эту публику тоже продвинутой не назовешь — лишь четверть поддерживающих Клинтон избирателей заявили, что они «очень либеральны», при этом примерно столько же (28 процентов) сказали, что придерживаются «умеренных/консервативных» взглядов. Непохоже, что типичный избиратель Хиллари — это пламенеющий сердцем молодой человек.

Это обстоятельство может дорого обойтись кандидату от демократов в день голосования. Барак Обама пришел к успеху под простым и ясным слоганом: Changes. «Перемен требуют наши сердца», — решили в 2008-м американцы, выбрав молодого (47 лет) и необычного (чернокожий) президента. У Хиллари нет ни того, ни другого качества. Ей уже 68 лет, а фамилия Клинтон — не столько преимущество, сколько проблема: американцы не в восторге от того, что в Белом доме родственники сменяют друг друга. И это не говоря о том, что за Хиллари тянется шлейф скандалов — тут и убийство посла в Бенгази, и использование личной почты для служебных нужд.

А что же молодежь? Она со всей присущей этому возрасту страстью поддержала другого демократа — Берни Сандерса. Парадоксальным образом оказалось: то, что для Хиллари — карачун, ему только на пользу. Сандерсу 74 года, но молодым людям это нравится! Он, что называется, old school, но в то же время не выглядит замшелым политиканом. Хиллари обвиняют в том, что она много лукавит, а Берни, напротив, предельно искренен. «Этот парень говорил про легализацию травы и всяких таких штуках. И я тогда подумал: "Ого! Этот мужик — что-то!"» — так описывает первую встречу с Сандерсом один из его сегодняшних сторонников. Для полноты картины стоит добавить, что впечатлившую юношу речь политик произнес на реггей-фестивале. В итоге больше половины (59 процентов) сторонников Сандерса — молодые люди, причем 35 процентов из них — не старше 24 лет.

Собственно, это и есть то, что отличает президентские выборы в США от Brexit. Молодежь уже сейчас, еще до голосования, проиграла: ей некому отдать голоса. Надежды команды Хиллари на то, что сторонники Сандерса прислушаются к его призыву поддержать победителя во внутрипартийной гонке, не оправдались: те, кто болел за Берни, освистали это предложение. Впрочем, сюрпризом такую реакцию не назовешь: опросы и раньше показывали, что почти половина сторонников Сандерса не готовы голосовать за Клинтон.

Из всего вышесказанного следуют два вывода. Во-первых, Трамп имеет все шансы занять кресло президента США. Еще недавно это казалось немыслимым, но точно так же мало кто верил, что Трамп станет кандидатом от «слонов», Сандерс до конца будет ожесточенно бороться с Клинтон за номинацию, а Британия покинет ЕС. Во-вторых, все это служит очередным доказательством того, что американская политическая система находится в глубоком кризисе. Ни демократы, ни республиканцы не смогли выдвинуть на пост президента политика, способного сплотить нацию. Напротив, каждый из получивших номинацию кандидатов стал причиной раскола внутри своей партии. Кто бы в итоге ни стал 45-м президентом Соединенных Штатов, ему и его партии придется крепко задуматься о том, как решить эту проблему.

Артем А. Кобзев

Метки: Brexit, выборы президента США, общество
Loading...
Loading...